Новости

24.10.2020 09:45
Рубрика: Общество

Космонавт Юрий Усачев: Космос меняет человека

Космонавт Юрий Усачев - о том, как космос меняет человека
Герой России Юрий Усачев четыре раза летал в космос. Был и на станции "Мир", и на МКС. Четыре полета - полтора года вне Земли. Семь выходов в открытый космос. Более 30 часов человек оставался один на один со Вселенной. Может быть, поэтому наш разговор получился не столько о технической или бытовой стороне полетов, сколько о философской.
Юрий Усачев считает, что наше присутствие в космосе осталось таким же, как и во времена Гагарина. Изменилось отношение - привыкли... Фото: Из личного архива Юрия Усачева Юрий Усачев считает, что наше присутствие в космосе осталось таким же, как и во времена Гагарина. Изменилось отношение - привыкли... Фото: Из личного архива Юрия Усачева
Юрий Усачев считает, что наше присутствие в космосе осталось таким же, как и во времена Гагарина. Изменилось отношение - привыкли... Фото: Из личного архива Юрия Усачева

Юрий Владимирович, что такое бесконечность? Есть ли ощущение бесконечности в космосе?

Юрий Усачев: Бесконечность - философско-астрономическая категория, трудно воспринимаемая человеком. Потому что все процессы, которые мы видим, конечны. Жизнь, смерть, цветение растений. Чтобы понять бесконечность, в голове должна складываться иная картина мира.

Вышел в открытый космос - видишь звезды (их больше, и они ярче, так как отсутствует атмосфера), они над тобой, под тобой, по бокам от тебя. Видишь станцию, видишь Землю - до довольно мелких деталей (если с биноклем). До следов от реактивного самолета (особенно между Европой и Америкой), кораблей в океане. Даже прибой у океанского берега виден - такая тоненькая бороздочка. Но это не та картина, как может быть на звездолете, летящем на другой конец Галактики.

Запомнился выход в космос с "ночным полетом". Когда станция находилась над неосвещенной стороной Земли, я выключил лампочки, с помощью которых освещается рабочая зона. Тоже необычно: словно ты один на один с космосом. А под тобой проплывают ночные города.

Меняют ли полеты в космос мироощущение?

Юрий Усачев: Еще во время первого полета, где-то на полпути до станции, на расстоянии 200 км от Земли, смотрел в иллюминатор, и пришло ощущение, что Земля - живой организм, живущий по своим законам. Поражает плавный переход от голубизны планеты к черноте космоса. Все это - творение! Я - человек нерелигиозный, у меня свои представления о Боге, но что - творение, да, я убежден. Причем такую красоту, как наша планета, могла сотворить только большая любовь, любовь творца (Бога, высшего разума - кто как называет). И сейчас, после четырех полетов, утверждаю: это творение удивительной красоты, которое никого не может оставить равнодушным. Часами можно висеть у иллюминатора и любоваться. Я влюбился в нашу планету!

Живое в космосе все! Ломается стереотип, что живое должно говорить или лаять

Приходит и другое осознание. Не только Земля - живая. Живое в космосе - все! Ломается наш стереотип, что живое должно говорить или лаять. Все гораздо сложнее. Это другие уровни вибрации и сознания, которые мы не воспринимаем. Пока не воспринимаем.

Будучи вне Земли, на борту космической станции, начинаешь по-другому относиться ко многим вещам. То, что раньше, на Земле, казалось важным, в космосе может превратиться в нечто мелкое, не стоящее внимания.

Уверен: каждому человеку очень полезно сделать хотя бы виток вокруг Земли. Если в будущем смогут построить большой и надежный корабль для космического туризма по доступным ценам - это будет гигантский прорыв.

Юрий Усачев: Можно часами висетьу иллюминатора и любоваться. Я влюбился в нашу планету! Фото: Из личного архива Юрия Усачева

Земля - результат творения. А Солнечная система?

Юрий Усачев: Солнечная система - некий механизм, очень соразмерно устроенный. Например, то, что большие планеты на периферии, полезно для Земли. Чтоб они притягивали залетающие в Солнечную систему крупные тела! То есть это механизм, да еще и живой, обладающий сознанием!

Вы много раз выходили в открытый космос. Человек - песчинка в космическом океане?

Юрий Усачев: Нет! Это только наши стереотипы. Нет ощущения, что космос тебя подавляет, что он агрессивен к тебе. Наоборот, чувствуешь бесконечную силу любви, которая тебя окружает.

На ваш взгляд, есть ли еще обитаемые миры?

Юрий Усачев: Творением созданы как микромиры, так и макромир, и все существует, взаимодействует. Уверен, мы не одиноки. В бесконечной системе должно существовать бесконечное количество всего. Я уж не говорю о том, что миры могут быть созданы по принципу матрешки, а значит, другие миры могут быть гораздо ближе, а не на другом конце Галактики.

Если предположить, что существуют более высокоразвитые цивилизации, которые прилетали на Землю в давние времена, почему они не выходят на контакт?

Юрий Усачев: На Востоке есть поговорка: "Готов ученик - готов учитель". Мы не готовы к контакту. Мы с соседом полосу между участками поделить не можем, с соседями по дому не можем договориться. Я уж не говорю об отношениях между государствами, извечной проблеме отцов и детей. Много раз думал о том, что я могу сказать иной сущности, если встречу? Это не так просто. Давайте сначала наведем порядок на Земле. И начнем - с порядка в собственной голове. Пока не будет порядка в ней, его и нигде не будет.

Да и что подразумевать под более высокоразвитой цивилизацией? У муравьев, пчел - тоже цивилизация, отлично организованная, которой мы, люди, не интересуемся. Мы - по отношению к муравьям - более высокоразвиты или нет? От чего исходить? От технологий? От души? А мы знаем размер души? Может быть тело крошечное - а душа огромна. Очень философские категории.

Из космоса не видно государственных границ. Если предположить, что каждый правитель, а если глобальнее - каждый землянин, смог бы полететь в космос и увидеть Землю, люди бы смогли жить в мире?

Юрий Усачев: Полет в космос серьезно меняет мировоззрение человека. Я не только о себе, но сужу и по коллегам. Сам полет, нахождение в замкнутом пространстве корабля, риск - все это меняет и отношение к планете. Да только не все, от кого зависят судьбы государств, даже в отдаленной перспективе полетят в космос. Так что вопрос риторический.

Чего не хватает на МКС?

Юрий Усачев: Дефицит запахов. Поэтому мы были счастливы, когда удалось попариться в сауне с настоящим березовым веником.

Фото: Из личного архива Юрия Усачева

Космическая станция, 400 км от Земли, и - сауна с веником?

Юрий Усачев: Душа на станции нет, обтираемся мокрыми полотенцами. На станции "Мир" была модель душа, пробовали запускать, но неудобно. Вода к стенкам прилипает, кабину нужно постоянно чистить, воду регенерировать. Отказались. Была большая металлическая бочка-сауна. И мы с космонавтом Валерием Поляковым ее нагрели. ЦУП, правда, рекомендовал нам не более 45 градусов. Но что это за сауна? Мы врубили все 90-95! А настоящий веник березовый к нам на грузовом корабле доставили. Мы его запарили как полагается. Было такое блаженство!

Сложно ли в условиях МКС взаимодействовать с экипажем? Нет ли конфликтов? Да, экипаж подбирается на Земле, космонавты вместе готовятся к полету. Есть ли отличие в космосе, когда "некуда уйти"? Отдельных кают у космонавтов нет.

Юрий Усачев: В космосе формируются новые взаимоотношения, которые могут отличаться от тех, что были во время предполетной подготовки. Чтобы избежать недоразумений, мы, например, приняли джентльменское соглашение о запрете на резкий тон, замечания друг другу в первой половине дня (если, конечно, это не противоречило бы условиям безопасности полета). Знаете, как в космосе, так и на Земле настроение на день может быть испорчено пустяком. Например, что-то трагично-пугающее во сне увидел, и все, день не задался. К этому, конечно, нужно относиться философски, но человек есть человек. Помню, как буквально накануне моего выхода в открытый космос один из космонавтов обмолвился, что увидел сон: будто я, покидая корабль, отрываюсь от поручней и лечу в бездну. Для тех, кто не знает: отрыв от корабля - верная гибель. МКС физически не может изменить траекторию полета и "подхватить" удаляющегося в никуда космонавта. Что сказать? Хорошо, что я не мнительный человек.

В космосе формируются новые взаимоотношения. Экипаж принял соглашение о запрете на резкий тон в первой половине дня. Фото: Из личного архива Юрия Усачева

Есть ли какие-то инструкции на случай, если наступит паника?

Юрий Усачев: Есть определенный кодекс поведения, и мы все его подписываем на Земле. В кодексе содержатся рекомендации, как вести себя в тех или иных случаях. Всякое бывает. Я - счастливый человек, у нас ни в одном экипаже не было ссор и поводов для паники. В чрезвычайной ситуации (разгерметизация, пожар) все должны действовать слаженно, и роль командира экипажа - огромна.

В Советском Союзе космонавтика была уважаема. Все самое лучшее шло на космос. Теперь размах американских и китайских проектов впечатляет. Но, может быть, и не обязательно быть самыми передовыми всегда?

Юрий Усачев: Космос остался таким же, как и во времена Гагарина. Поменялось наше отношение к нему: привыкли. Но мы и сейчас - на передовых позициях. МКС летает, сегмент наш функционирует, более того, американцы пользовались нашими системами, мы их учили. Наши достижения не стали хуже. Самые тяжелые времена мы уже прошли, и космическая программа - в развитии. Так что отечественная космонавтика востребована .

Вы готовите космонавтов будущего. Эта профессия уже не так популярна, как раньше. Это закономерно? Когда-то и на летчиков смотрели как на небожителей, а теперь...

Юрий Усачев: Никуда притяжение неба не ушло. Космический бум притих - может, и хорошо. Теперь молодые люди понимают: космос - не только романтика, а серьезная, тяжелая работа, и делают они ее отлично.

Сейчас все направлено на освоение Луны - с прицелом на Марс. Уже через десятилетие россиянин может вступить на Луну.

Юрий Усачев: Планы могут сдвигаться, но когда-то это определенно произойдет. Но массовые полеты будут, когда человечество определит, зачем ему Луна и Марс. Только "флажки поставить"? И с Луной все не так-то просто. Мы на самом деле о ней знаем не так уж много. Существует даже теория, что Луна - искусственного происхождения. Большинство ученых это опровергают. Но когда-то ученые Французской академии наук утверждали, что камни не могут падать на Землю. И в наш век космос полон тайн.

Как вы относитесь к проекту Mars One (проект пилотируемого полета на Марс с целью создания первой колонии)?

Юрий Усачев: Я осторожный скептик дальних полетов. Нужно сначала понять, для чего собираемся лететь в такую даль? А "билет в один конец", на мой взгляд, нонсенс.

Космос снится?

Юрий Усачев: Снится, но в снах он совсем иной, чем на самом деле. Так, наверное, надо. Но если бы у меня были миллионы долларов, я бы купил космический тур. Тянет.

В регионах Общество Космос Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург