Новости

28.10.2020 18:42
Рубрика: Экономика

Золотой тупик. Но выход есть

Старатели призывают усовершенствовать лесное законодательство
Российские золотодобытчики направили в Государственную Думу обращение, копия направлена и в правительство РФ, - старатели просят об устранении правового казуса. Речь в упомянутом обращении идет об особо защитных участках леса (ОЗУ). Два документа по-разному трактуют возможности золотых промыслов на таких лесных участках, что значительно осложняет работу старателей. Кроме того, назрел вопрос об актуализации сведений в государственном лесном реестре.

В ноябре текущего года в соответствии с поручением президента начнет действовать "регуляторная гильотина". Она предполагает пересмотр и отмену до 2021 года нормативно-правовых актов, негативно влияющих на общий бизнес-климат. Задача - создать в сферах регулирования новую систему понятных и четких требований к хозяйствующим субъектам. Цель - пересмотреть нормативные акты с широким участием предпринимательского и экспертного сообществ.

Свое мнение, например, уже высказали золотодобытчики. В обращении, подписанном главой Союза старателей России Виктором Таракановским, сказано, что Россия занимает 1-е место в мире по добыче россыпного золота. По данным минфина, таким способом в 2019 году в стране добыли 115 тонн золота, или около 30% всего объема, полученного с золотых промыслов. Россыпной метод - это модернизация древнейшего метода добычи, когда старатели "намывали" золото. Технологии изменились, устаревшие лотки заменили драги и промприборы. Но места добычи не изменились - это долины рек и ручьев. Чтобы получить право на промысел на определенном участке, надо приобрести лицензию. Конкурсы на их распределение проводят Роснедра. Цена вопроса достигает сотен миллионов рублей - это зависит от запасов и иных особенностей месторождения.

Лицензия не просто дает право на добычу, но и обязывает ее проводить. При этом в документации, как правило, не говорится об обременениях, из-за чего старатель может столкнуться с серьезными проблемами. Представьте себе такую ситуацию: горнопромышленники доставили на участок технику и рабочих, приступили к производству. Вдруг появляются прокурорские работники и говорят: ваше месторождение находится в границах особо защитных участков леса (ОЗУ). Значит, своей работой вы нарушаете природоохранное законодательство.

Старатель удивлен, ведь только после покупки лицензии он узнал, что отведенная ему территория имеет статус особо защитного участка леса. Но он подчиняется и приостанавливает работы. С другой стороны, он же обязан осваивать участок. Об этом ему напоминают в Росприроднадзоре, где его начинают подозревать в нарушении лицензионного соглашения.

Отметим, что плата за лицензию - это далеко не все расходы золотодобытчика. Поисковые, оценочные и разведочные работы, экспертизы и геологические отчеты, постановка запасов на госбаланс, технический проект и оформление разрешительных документов - все это немедленные и огромные траты. Техника стоит миллионы рублей, добавим к этому расходы на ГСМ и запчасти, немалую зарплату работников.

Устранение противоречий позволит увеличить добычу золота в стране на 25-30% и обеспечить рост налоговых поступлений в бюджет

"Если предприниматель не выполняет принятые на себя обязательства по сдаче золота государству, он несет ответственность вплоть до досрочного отзыва лицензии на добычу золота - месторождение остается неосвоенным, а страна лишается так необходимого для ее благополучия золота", - пишут в своем обращении старатели.

По их мнению, существующие противоречия в нормативных актах таковы, что предприятия, при описанной выше ситуации, не могут добывать золото и по той, и по другой причине. Парадокс в том, что при желании их в любом случае могут обвинить в нарушении: с одной стороны - природоохранного законодательства, с другой - условий лицензионного соглашения.

Это можно назвать замкнутым кругом, разорвать который и призывают старатели. Давайте разберемся, что к чему. В ч.1 ст. 21 Лесного кодекса РФ указано, что "строительство, реконструкция и эксплуатация объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, на землях лесного фонда допускаются для осуществления геологического изучения недр, разведки и добычи полезных ископаемых". То есть, согласно этому документу, старатели вправе работать в зоне ОЗУ.

Но на практике за рубки в ней они платят крупные штрафы. Еще в 2013 году появилось ведомственное распоряжение №849 "Об утверждении Перечня объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, для защитных лесов, эксплуатационных лесов, резервных лесов". Оно запрещает вести добычу драгметаллов на месторождениях, которые расположены в ОЗУ. Чтобы устранить это противоречие, необходимо "синхронизировать" два документа. По мнению старателей, Лесной кодекс в изменении пока не нуждается, а вот распоряжение следовало бы привести в соответствие с ним. Для этого достаточно изменить формулировку данного акта, которая, как и ЛК РФ, разрешила бы добывать полезные ископаемые на ОЗУ. ­Золотодобытчики подсчитали, что это "позволит увеличить добычу золота в стране на 25-30% и обеспечить рост налоговых поступлений в бюджет".

Что касается природоохранных рисков в процессе добычи полезных ископаемых, то защита леса регламентирована ст.119 Лесного кодекса. В ней приведен перечень работ, которые нельзя проводить на заповедных участках. Вот там добыча полезных ископаемых правомерно запрещена. Старатели считают, что это и есть логичный критерий того, где можно, а где нельзя добывать золото.

В начале этого года проблему описанных противоречий поднял российский бизнес-омбудсмен Борис Титов. Свои предложения он направил в Минприроды России, а поводом стало обращение к нему золотодобывающих предприятий Забайкалья. В этом регионе от 20 до 80% площадей на участках с действующими лицензиями занимают ОЗУ. При этом почти две трети золота в Забайкалье добывается из россыпей. Кстати, в обращении старателей отмечено, что проблема ОЗУ, кроме Забайкалья, актуальна для золотодобывающей отрасли Иркутской, Амурской областей и других регионов.

После обращения Бориса Титова в печати появились публикации, из которых следовало, что упомянутое распоряжение, по сути, создает административный барьер в виде запрета на добычу золота в ОЗУ. Ответом на письмо Титова стала рекомендация переводить земли лесного фонда в земли иных категорий. Старатели говорят, что и они получали аналогичные рекомендации из минприроды. Логика есть: смени статус участка - и проблема исчезнет. Но на практике добиться смены особого статуса крайне сложно, а расположение таких участков в глубине лесных массивов фактически делает это невозможным.

А если принять во внимание тот факт, что участки используются временно, то их перевод в другие категории земель не только нецелесообразен, но и вовсе ограничен законом. Понятно, что такой подход проблему ОЗУ не решит. Впрочем, это не единственный барьер, который золотодобытчики называют мешающим их работе. Еще одна проблема заключается в достоверности сведений, внесенных в государственный лесной реестр. Он явно нуждается в актуализации.

Показателен процесс, который недавно прошел в Московском арбитражном суде. Там был удовлетворен иск одного из лидеров российской золотодобычи - ПАО "Ксеньевский прииск" - к Рослесхозу. Суд пришел к выводу, что в государственном лесном реестре имеются недостоверные сведения об ОЗУ, статус которых не позволял старателям вести добычу на этих участках.

Арбитраж признал незаконным бездействие сотрудников лесного агентства, "выразившееся в непринятии мер, направленных на устранение недостоверности сведений государственного лесного реестра о выделении особо защитных участков лесов". То есть в суде было фактически доказано, что в реестре содержатся недостоверные сведения о многих ОЗУ на территориях добычи. Разбирательство в московском арбитраже и не должно было ответить на вопрос, почему возникла такая ситуация. Однако решение по этому иску, возможно, станет знаковым не только для судебной практики, но для всей отрасли.

Как следует из материалов дела, "Ксеньевский прииск" "неоднократно обращался в министерство природных ресурсов Забайкальского края с заявлениями о проведении государственной экспертизы проектов освоения лесов арендуемых лесных участков, на все проекты было получено отрицательное заключение государственной экспертизы". Во всех отрицательных заключениях в качестве причины министерство ссылалось на вышеупомянутое распоряжение 849-р, иными словами - на наличие записей в реестре о том, что участки являются ОЗУ. Это и не позволяет заниматься разработкой месторождений.

Суд установил, что Рослесхоз отказывался вносить правки в реестр, ссылаясь на то, что "в связи с отсутствием финансирования проектированием и выделением особо защитных участков лесов не занимался". Кроме того, ответчиком так и не были представлены запрошенные судом первичные документы о том, что спорные участки оформлены как ОЗУ. Ссылки на протоколы о лесоустройстве оказались неподтвержденными документально. Как возникли эти особо защитные участки - непонятно. Но прииск оказался в том самом замкнутом круге: добывать золото нельзя и не добывать его тоже нельзя. По сути, вывод суда о том, что именно Рослесхоз должен исправить данные реестра, этот круг разрывает. Возможно, это решение поможет и другим золотодобытчикам, столкнувшимся с подобными проблемами.

"Казус ОЗУ" уже давно является предметом обсуждения и на профессиональных сетевых ресурсах золотодобытчиков. Здесь тоже можно встретить парадоксальные истории. Например, на одном из участков добычи в Восточной Сибири границы ОЗУ проведены по топографической съемке еще 1960-х годов. При наложении этой границы на реальный рельеф возникают явные расхождения. "Граница ОЗУ охватывает кустарник… Но его трогать нельзя. Зато чистый, красивый сосняк можешь косить, так как границы ОЗУ его не затрагивают", - пишет один из старателей.

Ясно, что для золотодобытчиков жизненно важно появление четких и понятных требований, установить которые можно в рамках "регуляторной гильотины". Тем более что Союз старателей России уже сформулировал предложения, открывающие "окно возможностей". Первым и логичным шагом видится изменение не раз упомянутого выше распоряжения №849. Это сразу позволит компаниям, работающим россыпным способом, спокойно и без оглядки делать свое дело: добывать золото для страны.

Речь идет о довольно крупных предприятиях, флагманах отрасли. Свыше тонны золота за сезон в России добывают порядка 20-30 компаний. В своих регионах они, как правило, являются системообразующими - становой хребет территорий, сопоставимых по площади с крупными европейскими странами. К тому же это тысячи рабочих мест и миллиарды рублей налогов разного уровня. Неслучайно в своем обращении промысловики пишут, что если удастся устранить "казус ОЗУ", то страна может дополнительно получить до 15 миллиардов рублей только в виде налога на добычу полезных ископаемых.

К слову, в 2020 году доходы от экспорта золота превысили доходы от экспорта газа. В условиях нестабильности цен на углеводороды увеличение добычи золота позволит России компенсировать часть выпадающих доходов от экспорта нефти и газа и поддержать экономику.

Экономика Отрасли Ресурсы