8 ноября 2020 г. 14:00
Текст, фото: Артем Локалов

Со свету сживают

Старейшему жителю московской деревни Терехово отключили свет - его выживают с Родины
От московской деревни Терехово осталось три дома - хозяева ждут заседания суда и компенсаций за землю. Ее изымают для строительства метро, вокруг которого, очевидно, построят новое многоквартинное жилье.
Николай Богачев и его сестра Валентина остались в московском Терехове без света.
Николай Богачев и его сестра Валентина остались в московском Терехове без света.

Дом 86-летнегно Николая Богачева - старейшего жителя Терехово - как на острове. Все вокруг перевернуто, кучи земли и песка. На бывших деревенских улицах копают траншеи, тут ездят тягачи и грузовики, превращая раскисшие ноябрьские дороги в жирное грязное месиво.

Все это больше напоминает прифронтовую деревню, которая держится из последних сил, но не сдается врагу.

- У меня отсюда отец уходил на фронт, - говорит Николай Федорович. - Сначала на Финскую, потом на Великую Отечественную. Сапером был, все время на брюхе лазал, мины обезвреживал, проволоку перекусывал, чтобы пехота в атаку могла идти. Домой, в Терехово, вернулся весь израненный. Говорил мне: "Сын, все мои друзья погибли, один я остался. В рубашке родился..."

Теперь эту землю, за которую воевал отец Николая Федоровича и на которой работал он сам, отнимают. Ссылаются на то, что Николай Богачев уже получил квартиру в 1998-м, а выплачивать компенсацию за землю и надворные постройки отказываются. 20 с лишним лет назад хозяину так и не выплатили денег за землю из-за экономического краха страны.

На днях к нему пришли и отключили свет.

- В 1941-м, когда отца забрали на фронт, я мальчишкой пошел работать в колхоз. Помогал матери на свинарнике. Тут, в Терехове, было большое хозяйство. Потом пастухом был. Уходил из дома так: в одной руке связка учебников, в другой - кнут, - вспоминает Николай Богачев.

Сейчас его прогоняют с этой земли разве что не кнутом.

Свет - только от печи.

Сестра Валентина Федоровна - она живет в другой половине дома - топит печку, благо есть еще небольшой запас угля.

- Не хочу оставлять свою Родину, понимаете? Не хочу! - говорит Николай Федорович, сидя в полутемной избе. - Но если выгонят, куда идти? Я всю жизнь живу на земле. Купить участок в другом месте не на что. И я не понимаю, почему мне не могут заплатить за мою собственность хотя бы минимум.

В Терехове выросло несколько поколений Богачевых. Николай Федорович говорит, что в этом году ровно сто лет, как его отцу выделили землю под строительство дома на этом месте. Теперь изымают.

Терехово, как известно, с 1980-х жило под угрозой сноса. Но не такие простые тут местные жители - бились с захватчиками до последнего. И Богачев такой же.

Николай Богачев у своего дома в московской деревне Терехово.

Последние тереховские дома собирались снести еще в начале сентября. Но заседание в Мосгорсуде назначили на конец ноября, поэтому жители получили небольшую отсрочку. Хотя понятно ведь, какое решение вынесет суд. Так завершится история Терехово.

Что будет с тереховскими старожилами, неизвестно. Ведь их жизнь, в отличие от жизни их Родины, продолжается. Ее не обрезать, как провода...