Новости

22.11.2020 21:50
Рубрика: Культура

Мельпомена не сдается

На самом деле в Древней Греции Мельпомена была не музой театра, но музой трагедии. Мы как-то привычно считаем, что Мельпомена за весь театр отвечает. Но сегодня - да, трагедия и театр находятся совсем близко, рядом.

Как-то быстро, кажется, что чуть не одномоментно из театра ушли в небесную жизнь не просто известные, но выдающиеся деятели, те, кто создавал свой собственный театральный язык. Словно по всем театральным профессиям прошелся злой рок: режиссеры, актеры, педагог, художник, композитор...

Такое ощущение, что там, наверху, Кто-то хочет создать уникальный театр, и забирает лучших, которые уж точно создадут нечто невероятное и гениальное.

25% заполняемости театрального зала при переполненных самолетах и поездах - испытание, может быть, и необходимое, но трагическое. Многие коллективы, у которых маленький зал, вынужденно закрылись до середины января - им выгоднее закрыться, чем играть на четверть зала. Большие театры продолжают свою работу, но что такое играть "на полную катушку" даже не при полупустом, а при четверть пустом зале? Какого это требует от актеров напряжения и самоотдачи?

В московских театрах - в отличие от театров российского подчинения - почему-то закрылись кассы, теперь билеты можно купить только онлайн, а многие зрители к этому не привыкли.

Сейчас с замечательными актерами я репетирую в театре Моссовета свою версию пьесы Дмитрия Мережковского "После грозы". Организация работы в этом театре идеальная, но никогда я не репетировал с таким внутренним напряжением. Отменяются спектакли, заболевает артист, и ты думаешь с тревогой: "Не оно ли?". Шутки сквозь слезы: "Если что - продолжим репетиции в Zoom..." Тревожно, напряженно и, что греха таить, страшно.

Но что такое играть "на полную катушку" даже не при полупустом, а при четверть пустом зале?

Что может противопоставить театр трагическим предлагаемым обстоятельствам жизни? Что можно вообще противопоставить трагедии? Жизнь - и больше ничего. Как бы ни было тяжело, театр должен продолжать жить, и в этом - его единственный ответ пандемии. Я репетирую на "Сцене под крышей", а на большой - Юрий Еремин работает над пьесой Горького "Старик" с Виктором Сухоруковым в главной роли. Идет жизнь, идут репетиции, пусть и на 25% зрителей, но играется спектакль.

"Делать вид, что все в порядке"... В этой фразе есть некий негативный оттенок. Однако в данном случае - это единственный выход, и, думаю, не только в театре. Соблюдая все карантинные меры, жить так, словно пандемии и нет вовсе.

Подозреваю, что именно эта мысль двигала организаторами 40-го Международного фестиваля ВГИКа и, в частности, Международного театрального конкурса, который стал частью этого фестиваля.

Мне посчастливилось стать членом жюри этого конкурса, и я посмотрел студенческие спектакли и московских известных театральных вузов, и театральных школ из других стран.

Конкурс проходил онлайн. Не знаю, к счастью или нет, однако надо привыкать к тому, что онлайн постепенно становится нормой. Как на любом конкурсе, спектакли были разные, в том числе и очень мощные.

Председатель нашего жюри замечательный актер Евгений Ткачук настаивал на том, чтобы Гран-при получила постановка сербских студентов "Кавказский меловой круг". Другие члены жюри не сопротивлялись, потому что спектакль и вправду замечательный. Почти без декораций, не тратясь на дорогие костюмы, студенты из Сербии взяли энергией, бесшабашностью и страстью. Через экран монитора била такая энергия, которая просто не позволяла оторваться от этого самого монитора.

Совершенно уникальный спектакль показал курс Владимира Драгунова - училище имени Михаила Щепкина при Малом театре. Знаменитый роман Джерома Сэлинджера "Над пропастью во ржи" вышел - внимание! - в середине прошлого века. Не устарел вообще. Кажется, что страдания и радости человека, входящего в мир, не изменились вовсе. И вот еще что. Главного героя - Холдена Колфилда - играют сразу четыре, надо сказать, замечательных актера. И в какой-то момент действительно создается ощущение, будто ты словно проникаешь внутрь души Колфилда, очень зримо видишь его противоречия, поиски и радости. Настоящий театр!

Идут спектакли и репетиции. Проходят фестивали. Жизнь борется с трагедией, несет потери, но побеждает

Эта постановка получила спецприз жюри. Но как нередко случается - призов меньше, чем хотелось бы дать. Поэтому остался без наград замечательный "Звездопад", который поставил на своем курсе ГИТИСа Сергей Яшин. В основе - военная проза Виктора Астафьева. Спектакль сделан с абсолютным театральным вкусом и совершенно без скидок на то, что он - студенческий. Это просто хороший театр. Особенно важно, что молодые люди играют своих ровесников, защищавших Родину во время войны. Такая живая история. Очень точные актерские работы. Очень трогательная история. Я бы сказал так: правдивая и правильная.

Мельпомене сегодня трудно. Но знаете, что я не устану повторять: театр, и искусство вообще, - то, что превращает обычное существование в яркую жизнь. Это только наивным людям кажется, что без театра можно прожить. Просуществовать - да, полнокровно прожить - нет. Театр - это важная составляющая обыденной, привычной жизни. Его существование как бы свидетельство того, что, несмотря и вопреки, - все в порядке. Люди, надев маски и перчатки, идут в зрительный зал - им это необходимо.

Понимаете, какая история? Жизнь театральная продолжается. Идут спектакли и репетиции. Проходят фестивали. Жизнь борется с трагедией, несет потери, но побеждает. На то она и жизнь. Хоть театральная, хоть какая...

Культура Театр Драматический театр Колонка Андрея Максимова