Русполимет Дробмаш Гранком Завод вакуумной металлургии Выксунский литейный завод
прямая речь

Диагноз на расстоянии

Цифровые технологии быстро и радикально меняют современное здравоохранение, предоставляя новые возможности как врачам, так и пациентам. Каковы масштабы применения телемедицины сегодня, какие перспективы с ней связаны? Об этом "РГ" рассказал заместитель генерального директора по цифровому здравоохранению Philips в России и СНГ Дмитрий Лисогор.
Цифровые технологии позволяют оценить результаты обследования на любом расстоянии. Фото: Photoxpress Цифровые технологии позволяют оценить результаты обследования на любом расстоянии. Фото: Photoxpress
Цифровые технологии позволяют оценить результаты обследования на любом расстоянии. Фото: Photoxpress

Дмитрий, какое место занимает телемедицина в современном здравоохранении?

Дмитрий Лисогор: Телемедицина, то есть оказание медицинской услуги с использованием цифровых технологий, - это инструмент, обеспечивающий доступ к медицинской помощи в том случае, когда традиционным способом ее по каким-либо причинам обеспечить невозможно. Например, это наблюдение хронических пациентов, состояние которых не требует постоянного нахождения в стационаре. В таких случаях телемедицина поможет своевременно корректировать лечение или не допустить развития критических состояний.

Какие нозологии и разделы медицины особенно нуждаются в использовании телемедицинских технологий?

Дмитрий Лисогор: В каждой нозологии можно найти какую-то область, где применение телемедицинских технологий будет эффективным. Например, пациента выписывают из больницы после лечения, но ему необходимо постоянное наблюдение врача. Хорошо, если поликлиника или диспансер могут его обеспечить. Но это возможно не всегда, и тогда с помощью цифровых технологий мы можем на расстоянии контролировать его состояние либо подготовить к визиту врача. Такие решения особенно актуальны сейчас, в условиях пандемии, когда телемедицина помогает произвести предварительную "сортировку" пациентов, чтобы четко организовать работу стационаров. С помощью телемедицинских технологий мы можем заранее проверить состояние человека, используя опросники, передать важные медицинские данные пациента - о температуре тела, уровне насыщения крови кислородом и т.д. Так специалист сможет быстро понять, что следует сделать: оставить его на самоизоляции и удаленном наблюдении, если его состояние позволяет продолжать лечение на дому, либо направить в стационар и подготовить лечебное учреждение к его приему.

Где телемедицина необходима больше - при лечении рутинных заболеваний или для оказания высокотехнологичной помощи?

Дмитрий Лисогор: Телемедицина изначально использовалась при оказании высокотехнологичной помощи, причем в коммуникации "врач - врач" - для обмена опытом, получения второго мнения, удаленного консилиума при расшифровке данных и постановке диагноза. Причины были объективны: невозможно иметь столько высококвалифицированных специалистов, которые могли бы удовлетворить весь спрос. Но, может быть, это и не нужно, потому что тогда врач высокой квалификации не будет загружен полностью и, как следствие, не будет получать возможности для собственного развития. Телемедицина позволяет построить двух-трехуровневую систему, в которой доступ к экспертизе есть для всех, но в то же время он соответствует запросу.

Искусственный интеллект не заменит врачей, но он может освободить врача от многих рутинных операций

Многие клиники уже довольно давно используют дистанционное консультирование и называют это телемедициной. Но потенциал телемедицинских технологий намного больше.

Какие подходы, на ваш взгляд, могут повысить их эффективность?

Дмитрий Лисогор: Важно погрузить телемедицинские услуги в систему финансирования ОМС. Фото: Пресс-служба компании Philips в России и СНГ

Дмитрий Лисогор: Конечно, телемедицинской консультацией можно назвать даже данные, отправленные врачу через общедоступные мессенджеры. Но если подходить к этому серьезно, то надо рассматривать четыре важных аспекта. Первый - это создание правильной инфраструктуры. Необходимо, чтобы везде был интернет, цифровые рабочие места, а врачи имели доступ к технологиям. Эта задача сейчас решается - все государственные лечебные учреждения подключаются к интернету, оснащаются рабочими местами, компьютерами. Второй важный момент - безопасность, сохранность персональных данных, защита медицинской тайны при оказании таких услуг. На платформах для проведения телемедицинских консультаций накапливаются большие массивы персональных медицинских данных пациентов, что может стать определенным интересом для злоумышленников. Третий момент - это возможности расширения функциональной диагностики для врача. Сегодня сам пациент при наличии домашнего медицинского прибора может измерить артериальное давление, температуру, насыщение крови кислородом, уровень сахара и т.д. Тогда врач может проанализировать больше данных и точнее поставить диагноз. А если заглянуть в ближайшее будущее, то вполне вероятно, что может прийти на дом и ультразвук. Наша компания уже выпускает такие портативные устройства, когда датчик ультразвука подключается к смартфону или планшету. Например, для удаленного наблюдения за беременной женщиной. Пока это профессиональные устройства, но я думаю, что рано или поздно такие технологии тоже смогут прийти к нам на дом.

И очень важен четвертый аспект - это финансирование и правильная организация оказания этих услуг. Ведь на телемедицинскую консультацию точно так же нужно выделять определенное время врача и соответствующее финансирование. Система обязательного медицинского страхования должна предусмотреть необходимые тарифы и правила оказания такой услуги. И может быть, это одна из самых сложных проблем - правильно погрузить эту форму оказания медицинской услуги в систему финансирования.

В последние годы все шире внедряется в здравоохранение искусственный интеллект. Как его использование расширяет возможности врача?

Дмитрий Лисогор: Искусственный интеллект не заменит врачей как минимум в ближайшие десятилетия. Но он может освободить врача от многих рутинных операций, чтобы тот смог сфокусироваться на постановке диагноза. Сейчас в Москве проходит эксперимент по применению технологий искусственного интеллекта в медицине. В первой его фазе участвуют 9 компаний, и Philips в их числе. Решается задача, построенная на большом объеме данных, получаемых при реализации скрининговых программ, например в онкологии. Если мы выявляем такое заболевание на первой-второй стадии, его лечение и дешевле для системы здравоохранения, и менее дискомфортно для пациента, чем при поздней стадии. А как его выявить, когда никаких симптомов еще нет? При рутинных технологиях скрининга нужно обследовать огромное количество людей, большинство из которых здоровы. При этом, как правило, два врача должны отсмотреть тысячи, десятки тысяч медицинских изображений, чтобы выявить на них какие-то отклонения. Это огромные временные затраты, причем сохраняется довольно высокий риск ошибки, вызванной элементарной усталостью. Искусственный интеллект быстро просматривает весь этот массив изображений, помечая те, которые кажутся подозрительными, тем самым сокращая время анализа в сотни раз. И врачи уже могут смотреть только подозрительные изображения и либо подтвердить предположения, которые сделала машина, либо их отклонить. Так работа врача становится более интеллектуальной, у него есть возможность развиваться. А кроме того, можно значительно увеличить охват населения скринингом.

В России наша лаборатория в инновационном центре "Сколково" является частью глобальной сети Philips Research и фокусируется именно на разработках в области искусственного интеллекта, где используется большой технический потенциал России. У нас также накоплен большой опыт работы с регулирующими органами по совершенствованию законодательства в этой области. Сейчас ведутся обсуждения нового порядка регистрации программного обеспечения искусственного интеллекта в медицине. Надеемся, что он начнет действовать со следующего года.

Какие еще рутинные виды работ в медицине можно поручить искусственному интеллекту уже сегодня?

Дмитрий Лисогор: Искусственный интеллект можно использовать везде, где есть большие объемы цифровых данных, с которыми может работать машина. Например, есть прогнозные модели распространения различных заболеваний. Один из последних известных примеров - прогноз развития пандемии коронавируса. Есть проект, реализованный, в том числе, и в России, где искусственный интеллект работает с данными из медицинской карты пациента и позволяет врачу сфокусироваться на выявлении возможных заболеваний. Очный прием врача ограничен 15-20 минутами, за это время полистать медкарту на несколько лет назад, посмотреть, какая была динамика, сопоставить различные лабораторные данные просто нет возможности. Искусственный интеллект отмечает возможные проблемы со здоровьем пациента, и врач может анализировать уже отобранные данные.

Еще одно направление, где необходим искусственный интеллект, - разработка новых лекарств. Имея массивы информации о перспективных формулах, о работе действующих веществ, совмещая их с результатами большого количества клинических исследований, которые проводились, искусственный интеллект может отбирать наиболее перспективные молекулы. И это происходит существенно быстрее, чем если бы химики проводили рутинные исследования на тканях, животных, затем на людях.

Какие медицинские манипуляции уже проводятся с использованием искусственного интеллекта?

Дмитрий Лисогор: Например, такая операция, как установка стента в коронарных артериях, производится под контролем компьютерного изображения, то есть машина как бы является глазами врача. В наших ангиографических установках, например, можно совмещать изображения, которые были получены с помощью рентгена, МРТ, КТ и ультразвука, - все на одном экране. А также можно проводить манипуляции некоторое время без рентгеновского излучения - система сама "по памяти" будет рассчитывать расположение проводника. Тем самым снижается доза облучения и пациента, и врача. Или робот-ассистированная хирургия - конечно, сам робот не может сделать операцию, но, будучи управляемым человеком, он действует более точно и деликатно, потому что исключены дрожания рук и т.д.

Какие еще перспективы применения искусственного интеллекта в здравоохранении вы видите в ближайшие годы?

Дмитрий Лисогор: Технология искусственного интеллекта будет использоваться в медицине все шире по мере того, как все больше будут накапливаться цифровые данные. В России реализуется проект по созданию единого цифрового контура здравоохранения. Когда у нас у всех появится электронная медицинская карта, в которой собраны результаты всех исследований, процедур, все наши встречи с врачами, это будет огромный объем данных, который смогут анализировать машины. И тогда, вероятно, произойдет качественный скачок вперед. Есть еще и отдельная область искусственного интеллекта - самообучаемые модели. Примерно так работает человеческий мозг, и многие технологические компании готовы и тут что-то предложить, хотя область применения этих инноваций в медицине остается открытой. В ближайшее десятилетие будут решаться такие базовые проблемы, как создание общего массива цифровых данных и решение регуляторных вопросов. Но как только будут возникать рыночные возможности, сразу будут предложены и еще более совершенные технологии.