Новости

07.12.2020 18:00
Рубрика: Общество

Проект "Власов"

Вышел англоязычный сборник о Русской освободительной армии
По инициативе Института европейских, российских и евразийских исследований, Школы международных отношений Эллиота и Университета Джорджа Вашингтона состоялась онлайн-презентация книги "Дело Власова: история предательства". Это англоязычная версия изданного Росархивом и РГАСПИ сборника "Генерал Власов: история предательства" - три тома документов из 14 российских и зарубежных архивов об обстоятельствах сдачи в плен советского командарма, его встречах с верхушкой Рейха, истории создания Русской освободительной армии, аресте Власова и его сообщников и следствии по их делу. Что стояло за проектом "Aktion Wlassow", "РГ" рассказал научный руководитель РГАСПИ Андрей Сорокин.
Генерал Андрей Власов вместе с немецкими офицерами принимает парад частей РОА. Фотография из архивов ФСБ России. Фото: РИА Новости Генерал Андрей Власов вместе с немецкими офицерами принимает парад частей РОА. Фотография из архивов ФСБ России. Фото: РИА Новости
Генерал Андрей Власов вместе с немецкими офицерами принимает парад частей РОА. Фотография из архивов ФСБ России. Фото: РИА Новости

Трехтомник вышел в свет пять лет назад. Что вас подвигло перевести его на английский?

Андрей Сорокин: Инициативу проявили наши американские партнеры, подготовившие и отредактировавшие англоязычную версию. Немецкое издательство выпустило сборник в двух томах. Это достаточно полный вариант русского издания.

Американцев заинтересовала тема именно русского коллаборационизма. Но Росархив сделал несколько громких публикаций о национальных пособниках фашизма…

Андрей Сорокин: Вы правильно смотрите на проблему. Под эгидой Росархива выпущено три многотомных издания, посвященных теме коллаборационизма: первым вышел двухтомник "Украинские националистические организации во Второй мировой войне. 1939-1945", затем издание о генерале Власове, и два года назад - двухтомное издание "От национализма к коллаборационизму. Прибалтика в годы Второй мировой войны". Росархив целенаправленно занимается этой сложной страницей истории войны, опубликовав очень представительные подборки документов, характеризующие три масштабных очага коллаборационизма на территории Советского Союза. Но к настоящему моменту мы видим интерес со стороны зарубежных коллег только к одному проблемному полю - к русскому. Подождем, может быть, он будет развиваться, хотя в контексте развернувшихся войн памяти мало надежд на то, что коллаборационизм других стран Европы, включая упомянутые, станет предметом внимания зарубежных издателей.

До выхода сборника о Власове критики из-за рубежа, в частности, польская "Газета выборча", обвиняли российских архивистов в том, что, они "не осмеливаются" поднять архивы по Русской освободительной армии… Трехтомник был им ответом?

Андрей Сорокин: Мы помним, что нацизм победили не Российская Федерация, Украина, Беларусь или Казахстан по отдельности, а Советский Союз и советский народ. В составе антигитлеровской коалиции. И тема коллаборационизма на территории СССР для нас не имеет национальной окраски, определяемой современным политическим контекстом. Для нас это серьезная содержательная проблема, которая действительно распадается на некоторые территориальные ареалы, но с самого начала у нас была задача системно представить документы на эту тему. Появление трехтомника, посвященного Власову, ни в коей мере не связано с попыткой ответить на чьи-то упреки в наш адрес, что мы занимаемся "не своими проблемами". Это не так, мы действуем по собственному плану, и все эти проблемы считаем своими: мы правопреемники Советского Союза и наследники советского народа. И боль этого народа, его победы и трагедии - это наше общее прошлое. Разбираться в нем нужно совместными усилиями. Но российские архивисты, давайте скажем прямо, делают это более активно, более продуктивно и более ответственно, чем большинство их зарубежных коллег.

Как к феномену генерала Власова относились немцы?

Андрей Сорокин: Как к проекту. В немецких архивах так и зафиксировано: "Aktion Wlassow". Нацисты постарались целенаправленно использовать Власова и его сподвижников в качестве инструмента решения своих пропагандистских, политических и военно-политических задач в отведенном для них пространстве.

В сборнике около 700 документов. На какие бы вы посоветовали обратить внимание, чтобы понять суть явления?

Андрей Сорокин: Мое внимание обратили на себя один из первых в сборнике и один из последних по времени. В трехтомнике опубликованы документы, описывающие обстоятельства пленения Власова. Это чрезвычайно показательная история. Она мало что оставляет от мифа о героическом борце с большевистским режимом. Переодетый в солдатскую гимнастерку, он был пленен без единого выстрела и какого-либо сопротивления. Его задержали крестьяне Ям-Тесовского сельсовета под Лугой, а староста запер его в бане. И даже каким-то образом отобрал револьвер, который позже передал немцам.

Утром 12 июля в деревню староверов Туховежи на вездеходе приехала группа германской военной разведки. Староста открыл баню и приказал задержанному выйти. "В открытой двери, - докладывал на следующий день командованию 18-й немецкой армии зондерфюрер Пельхау, - показался худой, высокий русский солдат, одетый в типичную длинную гимнастерку без знаков различия и без орденов. На лице на горбатом носу - роговые очки. Солдат сказал на ломаном немецком: "Не стрелять, я генерал Власов".

На вопрос о причине перехода к немцам генерал ответил: "Смалодушничал"

Ну, а в закрытом судебном заседании Военной коллегии Верховного суда уже после окончания Великой Отечественной войны, отвечая на вопрос о причине перехода на сторону немцев, генерал ответил просто: "Смалодушничал". Чтобы понять суть феномена Власова и существо нацистского проекта, заинтересованному читателю желательно, конечно, ознакомиться со всем массивом публикуемых документов, или, хотя бы его частью. И сам Власов, и большинство командиров, которые приняли участие в этом нацистском проекте, по моему убеждению, иначе как предателями названы быть не могут. Власов, будучи обласкан советской властью и лично Сталиным, изменил присяге, предал страну и армию, которым он присягал на верность. Как измену свое поведение квалифицировал и он сам. Это определило вектор его поступков и сегодня определяет отношение к нему большинства российских граждан.

Фото: Александр Щербак/ТАСС
Общество История Русское оружие История Правительство Росархив Вторая мировая война