Новости

11.12.2020 11:47
Рубрика: Культура

Вышел новый роман Леонида Юзефовича "Филэллин"

Текст: Мария Голубкова (Санкт-Петербург)
Леониду Юзефовичу довольно сложно представлять свой новый роман "Филэллин". В усмешке автора читается знаменитая фраза Жванецкого: "Давайте спорить о вкусе устриц с теми, кто их ел", ведь даже в названии есть двойственность. Мы привыкли, что "-фил" (от греческого "филос" - любовь) - это окончание слова: "Библиофил". Юзефович ставит его в начало, и это не только отсыл к манере XIX века.
 Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости  Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости
Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости
Фото: "Редакция Елены Шубиной"

Писатель умело интригует читателя: это авантюрный роман, но в нем нет героического героя. Это исторический роман, но архивные материалы для него не понадобились. Наконец, у этого романа нет автора. Точнее, нет авторского голоса, потому что Юзефович сам определил его как "роман в дневниках, письмах и мысленных разговорах героев с отсутствующими собеседниками". Это многоголосие автор сравнивает с мозаикой, когда из крохотных кусочков цветной смальты рождается монументальное панно. Несколько таких кусочков он показал и тем, кто еще не читал "Филэллина". Есть даже малюсенький спойлер.

О замысле романа

Замысел этого романа состоял из двух важных для меня вещей, двух моих любовей. Первая - Урал, где начинается действие: сначала в Нижнем Тагиле, затем в Екатеринбурге и Перми. А вторая - Греция, которая нам всем тоже не чужая земля, потому что греческие мифы мы знаем с детства, на греческой скульптуре и архитектуре воспитывается художественный вкус. Из этих двух несовмещающихся моментов и вырос мой роман. Хотя говорить о замысле всегда трудно. Если ты можешь четко сформулировать идею, то зачем писать об этом целый роман?

О героях

Двойственность истории - идея и движущая сила романа. В нем два центральных героя. Один - отставной штабс-капитан, инвалид, бывший учитель Григорий Мосцепанов - страстный правдолюбец. Он борется со злоупотреблениями и взяточничеством, но жар его души не могут удовлетворить эти мелкие дела. Борьба за справедливость приводит героя в Грецию и делает участником войны за независимость. Там он совершит поступок, который и сделает Элладу свободной.

А второй - император Александр I, который в эту битву не вмешивается, хотя ему и не просто. Пушкин, Кюхельбекер, Байрон были однозначно на стороне греков. Но они не понимали того, что сейчас понимаем мы: освободительная борьба - это все равно в основе своей разрушительное начало.

Это история увлекательная, в чем-то детективная, разложена на несколько голосов. Мне очень интересно, сливаются ли они в хор или каждый звучит сам по себе. Но об этом должен судить читатель.

О языке и стиле

Первая глава романа была опубликована в 2012 году, а работа над ним началась еще раньше. Я всегда пишу долго, но это не результат сознательных усилий. Просто ты живешь с героями, и отношения между вами меняются. И у меня нет своего стиля, потому что для каждой книги я всякий раз выбираю наилучший способ высказать то, что я хочу сказать.

Действие "Филэллина" происходит в 1823 - 1826 годах, до момента смерти Александра I в Таганроге и Греческого восстания, а потом спустя еще 10 лет. В какой-то мере роман впитал язык и культуру того века. Все мои герои говорят и думают о том, о чем говорили и думали тогда в обществе. Но - другим языком, современным нам. За счет этого они ближе к нашему времени. Специально работать со стилистикой опасно, можно чересчур увлечься. Поэтому я давал себе волю лишь иногда и выбрал, скорее, тон архивных документов, записок, жалоб, рапортов того времени. Документы все равно оставляют пустоты - в них и живет исторический роман.

Почему роман популярнее рассказа?

Стихи долговечнее, чем роман. Потому что проза - это в первую очередь интерес к событиям жизни другого человека, а поэзия - это то, что каждый может сказать про себя. В этом смысле короткий рассказ к стихам ближе, там нет пустот. Я недавно перечитывал рассказы Тургенева 1860-1870-х годов, ранние рассказы Толстого… Ощущение, что это забытое, а точнее, утраченное искусство - как Рафаэль и Ван Эйк. Что-то такое они умели, что потом не умел никто. Их отношение к человеку в моем романе, может быть, тоже есть. Но роман сегодня популярнее, чем рассказ - я понимаю почему. Мы погружаемся в некий выдуманный мир и хотим оставаться в нем дольше, не выныривать на поверхность. А сборник рассказов требует многократного погружения.

О реконструкции истории

История всегда актуальна, потому что настоящее неотделимо от прошлого. Это как годовые кольца дерева или река, которая размывает геологические породы и несет их дальше. Но писатель, ставящий себе цель реконструировать прошлое, всегда потерпит неудачу. Мы читаем исторические романы не для того, чтобы узнать, как жили люди - для этого есть мемуары. На материале истории можно поставить вечные вопросы, и часто это сделать легче, чем на материале современности. Потому что чем дальше вглубь веков, тем больше культуры и тем меньше политики.

Кстати

Сакраментальный вопрос: ваши творческие планы?

Леонид Юзефович: Может быть, я отредактирую и перепишу свои ранние повести, написанные еще в Перми по материалам Гражданской воны на Урале. Последний раз они выходили в 1987 году в издательстве "Молодая гвардия", с тех пор я ни разу их не переиздавал.

В регионах Культура Литература Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург