Новости

11.12.2020 21:45
Рубрика: Культура

Укрощение строптивой

На экранах - продолжение бурной одиссеи "Неадекватных людей"
Спустя десять лет после появления культового, как считается, фильма Романа Каримова "Неадекватные люди" его герои снова вернулись на экран во второй части картины. Однако у "Неадекватных людей-2" значительно меньше оснований называться комедией. На мой взгляд, это выстрел вообще мимо жанра.
 Фото: kinopoisk.ru  Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

Герои, понятно, повзрослели, их семейная жизнь, так увлекательно начавшись в первом фильме, давно дала трещину: Кристина (ее по-прежнему играет Ингрид Олеринская) уже не скрывает раздражения мужем и, по всем признакам, снова пребывает в состоянии поиска. Она и прежде была не подарок, а теперь стала совсем неуправляемой: постоянно взвинчена и заводится без причин. Говоря словами друга дома Психолога, по-прежнему ищет себя, и ее нужно отпустить на свободу.

Путь Кристины по фильму не назовешь целеустремленным. Она порывается поступить в университет, провалившись, легко отзывается на штурм и натиск студента-ловеласа, ходит по ночным клубам, охотно танцует у шеста, устраивается в некую компанию, где излагает пару рациональных идей и выбивается в начальники, но немедленно заваливает дело. Потерпев очередное фиаско и оставшись без денег, спит на улице, ворует в магазине колбасу, прибивается к гастарбайтерам и ночует в их каморках, - опускается. Фильм, выстроенный очень прихотливо, по принципу чересполосицы, завершится многоточием, открыв финал для возможного продолжения. По сбившемуся к финалу ритму видно, что авторы тоже стали двигаться по инерции и реально не знали, когда и чем все это закончить.

Ее бывший, Виталик (Илья Любимов), вроде бы основательней, но и он в некоем поиске, что для брошенного мужа объяснимо и естественно. Еще более основательный Психолог у активно снимающегося Евгения Цыганова - очевидный циник и отпетый прагматик, выполняет роль кукловода-сводника, который не чурается и сам поживиться. Характеры выписаны занятно и сыграны, как и в первой картине, так же колоритно. Но если первая часть была нацелена на некий динамичный взлет, то вторая - очевидная стагнация, беличье колесо, где нет ни перспектив, ни выхода.

Очень чувствуется влияние новой феминистской волны. Женщины в фильме уверенней и напористей мужчин. Они витийствуют в руководящих креслах, бесцеремонно тянут подчиненных за рукав выпить кофейку и образуют свой клан единомышленниц, понимая друг друга с полуслова, ненавидя соперниц и приходя на помощь товаркам в беде. Отдельным вставным сюжетом смотрится ответвление с гастарбайтерами, живущим в богатой Москве на правах людей третьего сорта. Мозаичность картины, сложенной из постоянных перебросок во времени и ретроспектив, проясняющих ранее не видимые пружины сюжета, сначала интригует, потом кажется чрезмерной, фильм начинает явственно буксовать. Уже где-то к его середине зрителю ясно, что Кристина, резво начав, окажется у разбитого корыта, но не хочется верить в столь открытую назидательность этой истории, и фильм досматриваешь до финала - как уже сказано, открытого.

Укрощение строптивой. Виталик (Илья Любимов) и Кристина (Ингрид Олеринская) в минуту затишья. Фото: Трио Фильм

Актеры - и Илья Любимов, и Евгений Цыганов, и Ингрид Олеринская - с нескрываемым удовольствием вступают в ту же воду в надежде, что она понесет сюжет куда-то дальше. Но, видимо, тоже чувствуют стагнацию и довольно быстро сникают, теряют былой азарт, начинают повторяться. Диалоги фильма по-прежнему хороши, но из них исчезла самоирония, ушел юмор, и теперь этот драматический круговорот персонажей в природе никак не назовешь комедией. Хотя именно так фильм и обозначен в афишах.

Думаю, это даже не фильм для кинотеатров. Учитывая его эпопейный метраж (2.15), его легко вообразить разрезанным на те самые лоскутки и поданным в виде сериала. Уверен, это был бы очень неплохой сериал: интеллектуальная природа самого процесса поисков места под солнцем, а заодно и смысла своего существования требует пауз для того, чтобы вместе с героями обдумать каждое происшествие. Прикинуть возможный ход дальнейших действий. И сверить с тем, как все пойдет в реальности. Это был бы интересный мини-сериал о судьбе запутавшегося в собственных сетях феминизма. И о патриархате, сдавшемся так легко и позорно. Он не казался бы таким громоздким и тяжеловесным. И, возможно, в нем нашлось бы место ироническому остранению всей этой суеты.

Фильм по-прежнему показывает прихотливую вязь человеческих отношений, но из него ушел юмор, исчезла самоирония 

Это авторское кино, и его автор, режиссер Роман Каримов, признавался, что роль героини он, подобно Бальзаку, списал с себя. Перевоплощение безусловно удалось, и первая картина была не просто убедительной, но и по-своему этапной для осмысления конвульсий новых генераций, без руля и ветрил барахтающихся в волнах нахлынувшей буржуазности. Второй фильм продолжает тему в более драматичном ключе, но время основательно расшатало, разболтало всю его прежде крепко свинченную конструкцию, а режиссерской энергии собрать ее воедино уже не хватило. Так бывает, если автор надеется повторить свой давний триумф, не испытывая при этом никакой иной, более осмысленной потребности.

Культура Кино и ТВ Наше кино Гид-парк Кино и театр с Валерием Кичиным