29 декабря 2020 г. 01:15

Храм на продажу. Или на слом

Как в России торгуют древними храмами и избавляются от них
На прошлой неделе появилось сразу две новости о купле-продаже храмов. А до этого стало известно, как древнюю колокольню просто сожгли, чтобы не мешала. "Родина" разбирается, что происходит.
Когда-то Никольский храм, а теперь офисное помещение на Малой Андроньевской улице в Москве. Фото:  yandex.ru/maps
Когда-то Никольский храм, а теперь офисное помещение на Малой Андроньевской улице в Москве. Фото: yandex.ru/maps

В Москве предлагается приобрести офисный центр, в котором когда-то была старообрядческая церковь; а в Тульской области москвич уже купил храм Димитрия Солунского XIX века.

Объявление о продаже бывшей церкви Николы Чудотворца на Малой Андроньевской улице появилось на одном из популярных сайтов. Бывший храм, а теперь офисный центр предлагается купить за 180 миллионов рублей. Продают это здание не первый год, но покупателей не находится. Хотя стоимость постянно снижается.

Об этом "Родине" рассказал протоиерей Андрей Марченко, благочинный Западносибирского благочиния Сибирской митрополии Русской древлеправославной церкви (РДЦ). В силу своих обязанностей и по поручению владыки, он занимается вопросами, связанными с московским Никольским храмом (он же офисный центр).

Сейчас у РДЦ в Москве есть единственный храм - Покровский, недалеко от метро "Павелецкая". А вообще Русская древлеправолавная церковь - это одно из старообрядческих поповских согласий. До 1846 года старообрядцы составляли единую церковь, но из-за разногласий произошло разделение. Попытки вновь объединиться предпринимаются давно и не прекращаются до сих пор. Но пока безрезультатно.

Так же обстоят дела и с храмом на Малой Андроньевской, в конце 1920-х отобранном у верующих и перестроенном.

- Наши попытки препятствовать продаже храма и добиться возвращения его христианам не увенчались успехом. Чиновники отвечают, что храм в частной собственности, поэтому мы можем только выкупить его. Но сумма непомерна даже после скидок. Мы не сможем собрать 180 миллионов, - признает протоиерей Андрей Марченко.

В начале 1990-х памятники архитектуры, в том числе, перестроенные храмы, продавались в частную собственность. Так произошло и с бывшим Никольским храмом. Теперь отобрать его нельзя, потому что люди владеют этим помещением и им нужно заплатить - это признают и в РДЦ.

- Возможно, в такой ситуации памятники у частных собственников должно выкупать государство, которое в свое время национализировало их, - говорит представитель РДЦ. - Раз Российская Федерация признает себя правопреемницей СССР, платит по долгам, в том числе международным организациям, почему не выполнить обязательства перед своими гражданами?

Храм на Малой Андроньевской был отобран в 1929 году. Он избежал полного разрушения, но был перестроен под гражданские нужды, как и многие другие.

- Мне кажется, страница репрессий против верующих не будет перевернута, пока такие примеры существуют в обществе. Всех возмущает ситуация с Никольским храмом, но никто не может ничего сделать, - признает протиерей Андрей Марченко.

А вот москвич Павел Осипов купил у жительницы Тулы Натальи Купрюхиной православный храм Димитрия Солунского и земельный участок возле него в умирающей тульской деревне Завалово. За 186 не миллионов - тысяч рублей. Это при том, что с конца 1960-х храм официально является памятником культуры регионального значения, хотя после революции на самом деле был просто сельским складом.

Что будет делать с храмом покупатель, неизвестно. Что делать дальше, судя по всему, пока не понимают ни в министерстве культуры Тульской области, ни в Белевской епархии Русской православной церкви. Такие храмы, как правило, редко кого-то интересуют, потому что не имеют прихода. Средств на реставрацию найти почти невозможно, искать благотворителей сложно. Подобные памятники обречены, как правило, на забвение. А вспоминают о них иногда из-за таких новостей.

О затопленном при строительстве водохранилища на Русском Севере храма на месте села Крохино, очевидно, тоже предпочли бы забыть. Но его руины сохраняют волонтеры, так и не получившие хотя бы словесной поддержки от церкви. Правда, люди сохраняют эти стены больше десяти лет не для этого, а чтобы оставить память о сотнях затопленных и разрушенных церквях, деревнях и селах в ХХ веке.

В Тульской области есть примеры сохранения храмов. Например, собором в Аксиньине, который венчает скульптура архангела, как на Дворцовой площади в Петербурге, занимается благотворительный фонд...

Тем временем Белевская епархия совместно с региональным комитетом по охране памятников инициировали проверку законности попытки продажи храма, сообщает ТАСС. При этом епархия приступила к решению вопроса о передаче здания храма в собственность Русской православной церкви. Как это можно сделать, не очень понятно.

Пока же церковь Димитрия Солунского, как и сотни ей подобных, обречена на дальнейшее разрушение. Храмы реконструируются и строятся, как правило, в городах, где можно рассчитывать на большое количество прихожан и, соответственно, прибыли.

От убыточных "активов" где-то даже избавляются. Так было на днях, например, в Нижегородской области. Лысковская епархия решила, что колокольню Крестовоздвиженской церкви в селе Окишино, которая находилась в аварийном состоянии, лучше всего сломать и сжечь. Так и сделали, собственноручно уничтожив памятник середины XIX века...