27 января 2021 г. 02:30
Текст: Артем Локалов (Московская область)

Во главе Угла

Почему писатель Михаил Салтыков-Щедрин, родившийся 195 лет назад в селе Спас-Угол, актуален и сейчас
Подумать только - Михаил Евграфович занимал посты вице-губернатора в Твери и Рязани, председателя Тульской казенной палаты - по сути, почти год являясь главным налоговиком, но представить не мог, что рука его "осквернится взяткой".
Михаил Салтыков-Щедрин на Родине. Фото: Артем Локалов
Михаил Салтыков-Щедрин на Родине. Фото: Артем Локалов

Таким же был, наверное, Александр Радищев - таможенник, который мог бы жить припеваючи, но "посмотрел окрест себя" - и написал "Путешествие из Петербурга в Москву". После чего был прозван императрицей "бунтовщиком хуже Пугачева".

Дорога, на которой стоит село Спас-Угол - Родина Михаила Салтыкова (псевдоним Щедрин он присоединит к фамилии позже) - ведет из Дмитрова в Калязин. Раньше это была Тверская губерния, но после переноса границ стала Московской областью. Жителей теперь здесь 16 человек. На пару человек больше, чем в одной семье Салтыковых в XIX веке...

- Летом, конечно, людей больше, - говорят местные. - А те, кто здесь живет круглый год, либо на пенсии, либо в город на работу ездят...

В Спас-Углу теперь всего 16 жителей... / Артем Локалов

Помещичий дом, родной для Михаила Евграфовича и восьми его братьев и сестер, сгорел в 1919-м. Остались только фундаменты и макет в музее. Говорят, если федеральный центр выделит деньги, можно восстановить и дом, и надворные постройки...

Зато в Спас-Углу, ровно через сто лет как сгорел салтыковский дом, в 2019-м, неподалеку от того места, где стояла усадьба, поставили новое здание музея. Непривычное. Небольшое. Но светлое и уютное. С прозрачным залом, где проходят литературные чтения под местное яблочное варенье с чаем.

Мать Михаила Евграфовича Ольга Михайловна была бы довольна, что традицию эту здесь сохраняют. Не в таких масштабах, как в прежние времена, но все же. Женщина властная, она держала в кулаке не только всю семью, но и весь уезд. Жизнь в этих краях писатель описал в "Пошехонской старине". Можно сказать, что это и автобиография Салтыкова-Щедрина, и история всей семьи.

Семьи, в которой он был белой вороной, не разделяя царившего в ней крепостного уклада.

Новое здание музея поставили в Спас-Углу в 2019-м. / Артем Локалов

Перед зданием музея - бюст писателя. За его спиной - здание магазина с гордой вывеской "минимаркет". Он закрыт. А музей, который до недавнего времени помещался в Спасо-Преображенской церкви, - работает.

Храм отреставрирован. Он возведен в Спас-Углу (а село и сейчас стоит на изгибе дороги) на средства предков Михаила Евграфовича. За алтарем многие и упокоились. Тут и дед, и бабушка, и отец, и братья, и сестры. Только матушка - на кладбище в соседнем имении. На ее похороны в эти края последний раз приезжал Михаил. Он свой последний приют, в отличие от других членов семьи, нашел на Волковском кладбище в Петербурге.

Белая ворона...

Зал в музее с видом в сад. / Артем Локалов

Салтыков-Щедрин до сих пор продолжает отвечать на вопросы, которые у нас возникают каждый день.

Про экономику, когда "еще ничего, если в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду".

Про власть, которая "должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления".

Про законы, "строгость которых смягчается необязательностью исполнения".

Про оппозицию, которая "считается невредною, ежели она не вредит".

Про отсутствие середины, когда "либо в рыло, либо ручку пожалуйте".

Это - про нас сегодняшних. Все это важно знать и помнить. И не забывать при этом, что "просвещение стоит внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития".