Новости

27.01.2021 23:36
Рубрика: Общество

Не удосужились посмотреть

90-летней вдове ветерана предложили "убитую" квартиру
Свисающие со стен обои, покореженный туалет, черная ванна, газа и отопления нет - такую квартиру власти предложили 90-летней Нине Ронжиной, вдове участника Великой Отечественной войны, бывшей узнице фашистских концлагерей, страдающей тяжелым хроническим заболеванием. Ее дочь Татьяна Ковалева еще по осени обратилась в редакцию "Российской газеты" с просьбой о помощи: мать много лет скитается по домам родственников и знакомых, не имея собственного угла. Теперь квартиру предоставили, но какую?..
Нина Васильевна уже почти тридцать лет живет по чужим квартирам. Фото: Архив Нины Ронжиной Нина Васильевна уже почти тридцать лет живет по чужим квартирам. Фото: Архив Нины Ронжиной
Нина Васильевна уже почти тридцать лет живет по чужим квартирам. Фото: Архив Нины Ронжиной

Судьба не баловала Нину Семеновну. На ее долю пришлось страшное: Великая Отечественная. До войны семья счастливо жила в собственном доме в районе нынешней Сосновой Поляны. В 1941-м отца забрали на фронт, мать - на рытье окопов в Гатчину. С ней отправились и дети - одиннадцатилетняя Нина и двое младших. В 1943-м семью угнали в Германию. Только много лет спустя Нина Семеновна узнала, и то предположительно, о судьбе своей остававшейся под Ленинградом бабушки со стороны отца. Ее вместе с другими стариками фашисты сожгли.

А Нина вместе с родными оказалась на территории захваченной оккупантами Польши, в лагере города Шнайдермюль. Приходилось работать на лесоповале: взрослые валили деревья, дети им помогали. После освобождения семья вынужденно осталась в Польше: мама выращивала скот для отправки в Белоруссию, Нина после занятий в школе работала в телятнике. Они смогли вернуться в Ленинград лишь в 1948-м. Дома не было, его разбомбили. Приютил родственник: выделил угол в и без того перенаселенной комнате. Так и жили. Впоследствии Нина вышла замуж за военного и отправилась по месту его службы - в Эстонию. Все шло хорошо до 1990-х годов. Муж Нины Семеновны умер, а сама она в 1992-м была вынуждена вернуться на родину.

Вот уже 28 лет Ронжина живет то в общежитии, то в съемных комнатах, то просто у добрых людей. Ситуация усугубляется тем, что Нина Семеновна страдает тяжелым заболеванием, исключающим возможность совместного проживания с кем-либо. У дочери тоже долгое время были проблемы с жильем, да и сейчас у нее нет возможности предоставить матери отдельную комнату.

В июле минувшего года администрация Лебяжинского городского поселения Ломоносовского района Ленобласти наконец признала Ронжину нуждающейся в жилом помещении. Однако квартиру давать не торопились. В официальном письме признавали: свободная квартира есть в Лебяжьем, в доме на Пляжной улице, 7, но предоставить ее Ронжиной не могут, потому что она по площади недотягивает до положенных по закону 36 квадратных метров. Нина Семеновна с дочерью не знали, кому и как объяснить, что 31 "квадрат" их тоже вполне устроит - это точно лучше, чем ничего. Тем более что когда-то местные власти купили ее именно для ветеранов. А ждать, когда в поселке появится другое, подходящее по всем параметрам жилье, можно бесконечно.

В этот момент к ситуации подключилась "Российская газета". Через некоторое время мы получили положительный ответ из правительства Ленинградской области: согласно решению администрации Ломоносовского района, Нине Ронжиной по договору социального найма предоставлена квартира в поселке Лебяжье - та самая, о которой шла речь выше.

С большим трудом Нине Семеновне и Татьяне удалось добиться, чтобы им показали квартиру прежде, чем подписывать договор. Увиденное повергло в шок. Такое впечатление, что в квартире жил психически нездоровый человек. Все покорежено. В ванну и туалет не зайти. Паркет не закреплен, входная дверь - словно ее пытались рубить топором (фотографии в редакции есть, и, поверьте, они ужасны). На кухне отсутствует отопление, не подключен газ. В общем, жить в квартире невозможно даже здоровому человеку, не говоря о 90-летнем инвалиде.

На данный момент ситуация такова: Нина Ронжина снята с очереди, хотя документы на соцнаем ею не подписаны. Что будет дальше - неизвестно. Татьяна Ковалева говорит: для того чтобы мама жила в нормальных условиях, она готова взять кредит на ремонт, который, по самым приблизительным подсчетам, обойдется в сумму не менее 200 тысяч рублей. Но ведь квартиру дают в соцнаем, и еще неизвестно, удастся ли ее приватизировать. Если нет - получится, что мать с дочерью за свой счет отремонтируют принадлежащую администрации квартиру. На такой вариант они категорически не согласны.

Автор не знает, положена ли 90-летней вдове ветерана отдельная квартира в собственность или нет. Но уверена: предлагать человеку столь преклонных лет квартиру, в которой жить невозможно, - нонсенс.

Редакция вновь обратилась к местным властям за разъяснениями. И, кажется, удачно. С 18 января в Ломоносовском районе новый глава администрации - Алексей Кондрашов. Разобравшись в вопросе, он принял решение выполнить ремонт в квартире, предоставленной Нине Ронжиной.

- Мне жаль, что, прежде чем дать жилье ветерану, никто не удосужился в него заглянуть. Это абсолютно недопустимо. Мы готовы быстро исправить ситуацию и привести все в порядок, - заявил Алексей Кондрашов. - Что касается формы владения этим жилым помещением, администрация поддержит приватизацию квартиры в собственность Нины Семеновны. Если человек не использовал свое право приватизации, препятствий со стороны администрации по передаче ее в собственность нет и не будет.

В регионах Общество Соцсфера Соцзащита Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Ленинградская область