Новости

03.02.2021 19:40
Рубрика: Общество

Хлеба и стрима

Как остановить унижения и издевательства в Сети
Стримить - выходить в прямой эфир, чтобы поиграть в Сети, - может каждый. Попасть в треш-стрим - тоже прямой эфир, но где унижают за деньги, так же легко. Как случилось, что изнанка интернета - треш-стримы - стали его контентом, нерегулируемым законом, и зазвучали в поп-культуре, втягивая в свои антимиры против воли их игроков, разбирается "РГ".
"Подразнить барана" - один из "простых" и дешевых (1 донат - до 500 рублей) заказов на стриме. Фото: Соцсети "Подразнить барана" - один из "простых" и дешевых (1 донат - до 500 рублей) заказов на стриме. Фото: Соцсети
"Подразнить барана" - один из "простых" и дешевых (1 донат - до 500 рублей) заказов на стриме. Фото: Соцсети

Жертвы Рунета

Шок-кадры - как беременная Валентина Григорьева умерла на стриме у блогера Reeflay (Станислав Решетников) - видели все. Кадры, когда стример Mellstroy (Андрей Бурим) во время эфира на своем YouTube-канале в конце прошлого года избил модель Алену Ефремову, видели только подписчики. Но после того, как экспертиза Совета Федерации предложила принять поправки в закон, которые позволят сажать в тюрьму организаторов треш-стримов, похоже, еще надо разбираться, как невольно не стать жертвой или спонсором такой интернет-расправы. Ведь интернет переполнен пошаговыми инструкциями "как запустить прямую трансляцию на YouTube", "как вести стрим" или "как смотреть стрим". А соучастие в треш-стримах сенаторы предлагают считать отягчающим обстоятельством. Вот и получается, что Алена Ефремова, возможно, первая жертва стриминга, которая обратилась в суд, поможет понять разницу между игрой, унижением и соучастием.

Все хотят в Рунет

Модель Алена Ефремова на стрим пришла как гостья. По неписаным правилам игры хозяин с ходу предложил ей дефилировать "по приколу, как на пляже". Она тоже не растерялась: "Сними рубашку. Покажи торс". В ответ стример ударил ее головой о стол. Гостья написала заявление в полицию. Бурим попал под подписку о невыезде, его аккаунты заблокированы, он лишился всех доходов, ему грозит до трех лет лишения свободы. А если инициатива Совета Федерации о признании треш-стримов преступлением обретет силу закона, - до шести лет тюрьмы.

- Винить в происходящем реальном треше только блогеров по меньшей мере недальновидно, - убежден психолог, профессор МГППУ Владимир Кудрявцев, - разумнее обратить внимание на зеркало - "человек играющий" больше не играет. Он смотрит, как играют другие. Обратите внимание: количество зрителей стримов, посвященных какой-нибудь игре, необязательно треш-стримам, сильно превышает количество самих игроков. Стерлась граница между зеркалом и зазеркальем. Стерлась граница между интернетом и реальностью. Стирается граница между онлайном и офлайном. Это новая реальность, принять которую и перестроиться психика человека не успевает.

Владимир Кудрявцев считает, что в клинче сошлись несколько факторов. Последствия коронавирусных ограничений дали скачок роста развлекательных сервисов - для их получения не надо выходить из дома. Вслед за интернетом игровая индустрия еще быстрее размывает грань между участием в интернет-"кино", прямым эфиром и игрой. А человеку "стыдно" отставать и не вписываться в новое время - не уметь "стримить". Или участвовать в создании двухсторонней связи между тем, кто ведет прямую трансляцию, и тем, кто ее смотрит.

И изначально выросший как нишевый формат - для геймеров, он стал выходить за рамки игры. Появились кулинарные вебинары, стрим-посиделки с друзьями, обучающие и образовательные стримы. Но человек несовершенен даже в совершенствовании: видеосервисы, как и "научное" овладение ими, доступны не всем, а значит, можно хвалиться игрой. Пришла эпоха выкладывания своих видео в интернет.

Вот только кулинарные рецепты, тем более образовательные стримы, требуют усилий, а смотреть за тем, как играет кто-то другой, проще. Многие же включают телевизор фоном, фанаты видеоигр - не исключение. В телевизоре для них интересного контента нет, зато есть Twitch и его интерактивность. И там все не как у всех, а продвинуто: написал сообщение в чате - его видят свои, те, кто подписался и чатится в эфире. Если стример еще его и озвучит: "Ты зашел, ты - стример!"

Такова психология основного зрителя стримов - подростков и тех, кому до двадцати. А поскольку компьютерные игры - дорогое удовольствие, компьютер стоит от 40-60 тысяч рублей, то появилось даже понятие "пройти игру "шайлой" - посмотреть многочасовой стрим командой. Ее уже не удивить ни интеллектуальным состязанием между игроками, ни качеством продукта, ни крутой телекартинкой.

Вот разработчики и удивляют эффектом жвачки - игроки за донаты - эквивалент денег, заказывают стримерам действие на их усмотрение. И платят вскладчину - от 1000 рублей за "каприз" - плюнуть в лицо ведущему, обмазать гостя вазелином, ударить участника прямой трансляции, снять одежду...

Самые распространенные заказы по заявкам - выпить половину бутылки водки (от 5000 рублей) и подраться ( цена колеблется от 300 до 5000 рублей). Появились и "гурманы" треш-стрима, они заказывают изощренные унижения - принудительную организацию похорон того, кто даже о них не подозревает. Или просят, чтобы "все было как в фильме ужасов" при нападении на дом или квартиру, где спят люди.

Так из изнанки интернета, где ютились маргиналы с аудиторией в 5-30 человек, выросли треш-стримы. На них уже подписываются тысячи, сотни тысяч.

Что такое Рунет?

Тем не менее большинство зрителей, даже не раз заглянув на стрим, убеждены, что они не знают, что это такое. По данным опросов ВЦИОМ, 32 процента людей признались, что сталкивались со стимами, но 68-70 процентов не знают, что это такое.

- Не стоит себя обманывать, - считает директор по работе с органами государственной власти ВЦИОМ Кирилл Родин, - то, что 70 процентов не знают, что такое стрим или не отличают их от треш-стримов, говорит лишь о масштабе проблемы. Главная цифра - 32 процента, или треть россиян, испытали на себе "прелести" нового вида цифрового развлечения на грани преступления. Уже даже звонки из мест не столь отдаленных на тему стрима, героями которого в разных городах становятся зэки или бывшие заключенные, входят в формат народных анекдотов.

Как считает Кирилл Родин, таков первый интуитивный ответ общества на тихую цифровую антиреволюцию. Она связана с изменением принципов коммуникационной среды и ее переходом из офлайна в онлайн. Народ о стресс-стриме даже ролики на манер частушек снимает и выкладывает в Сеть. Так люди, шутя над собой, защищаются как могут от новой напасти.

Фрики всея Рунета

Разница между стримерами Reeflay, обитателем дна с единицами подписчиков и Mellstroy, на которого заходят до 18 тысяч геймеров, видна сразу. Первый вещал то со съемной квартиры в Подмосковье, то из Ярославля. Второй, когда набирал донаты, случалось, вел эфиры из башни "Федерация". И публика на его эфирах собирается пафосная - дорого одетые дамы, мужчины в костюмах, хотя хватает и молодежи с улицы.

Вот только и тот и другой блогеры снимают кальку с модели поведения все тех же обитателей дна Рунета - фриков. Тех, кто ради завлечения аудитории распивали алкоголь в эфире, бились о стену, ели или заставляли других пробовать дохлых мух.

Одним из "отцов" такого стрима на грани стал геймер Ozon (Роман Мальцев), человек-мем, а теперь олицетворение треш-стримов, на которых калечат людей. Он начинал с игр в компьютер, закончил играми над людьми за деньги.

Ведь пользователи легко платят за любой треш - драки, плевки, унижения. Этакий современный Колизей, только грязнее: гладиаторы добывали минуту славы храбростью, стримеры - унижениями других.

Зрители платят за любой треш - драки, плевки, унижения. Этакий Колизей, только грязнее: гладиаторы добывали минуту славы храбростью, стримеры - унижениями других

Учитывая, что часто треш-стримеры либо запойные алкоголики и наркоманы, либо маргиналы, Ozon быстро пропал с радаров прямых эфиров. Однако "озонить" с тех пор - одиозничать на грани дозволенного, демонстрируя, будто бы чувство меры, юмора чуть выше плинтуса и приличия, как его понимают стримеры, чтобы не попасть под блокировку, - особый жанр прямых трансляций и даже "мастерство", которое с пиететом осваивают начинающие стримеры.

Может, еще поэтому элементы жанра - треша, хоррор-контента оказались не просто живучи. Они через персональные YouTube-каналы звезд КВН, телеведущих и поп-звезд легко поднимаются со дна Рунета и проникают в массовую культуру и сознание.

Сначала выстрелил YouTube-канал "Клик клак". Его некоторые выпуски (стоит просто набрать поисковик "Яндекса") собирают громадную аудиторию. И уже ей интересно, как построены трешевые задания, как в них можно принять участие, и как самому можно организовать прямой эфир.

Вот только если нажать на кнопку выбора, то с трудом можно определить самые приличные задания - купание в вазелине, бритье сосков, поедание волос и "челлендж" - дегустация пауков. Информация о том, кто все эти зрелища готовит, в духе Сети открыта.

Авторы концепт-проектов в том числе фронтмен бешено популярной группы Little Big Илья Прусикин, бывший кавээнщик Александр Гудков и телеведущий Владимир Маркони. Тут же рядом в правом верхнем углу продвижение такого же скандального интернет-шоу CommentOut Гудкова и Маркони. В нем ведущие уговаривают-принуждают звезд писать другим звездам комментарии в Instagram на грани оскорбления. Или выполнять треш - наказания на потеху публике.

Тему треша давно взяли на вооружение и известные блогеры. Настя Ивлеева в апреле 2020 года провела прямой эфир с рэпером Тимати (в доступе на YouTube. - Прим. В.Е.). Гость, корчась от боли, проколол в эфире губу и ходил босой по мышеловкам. Ведущая Настя Ивлеева, тоже корчась, легла на доску с гвоздями, и терпела, пока у нее не полились от боли слезы.

До сих пор плашка в интернете над выпуском сообщает: эфир увидели более 531 тысячи человек. Другую трансляцию Ивлеевой с поп-певцом Егором Кридом, где они обливают себя помоями из шпрот, кишок, просроченной еды и еще какой-то жижи, увидели чуть меньше подписчиков - около 300 тысяч.

- Как и в случае с треш-стримами, просмотры трешевого контента тоже связаны с переживанием собственных негативных эмоций - накопленных обид, агрессии, злости, которые зрители так выплескивают, - считает главный внештатный детский специалист-психиатр Москвы, руководитель отдела неотложной психиатрии и помощи Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского Анна Портнова. - Кто-то скажет, что выбор смотреть на то, как это делают другие "понарошку", не худший. Но мы должны понимать, что это как со стреш-стримами: "Я же не сам бью, я на это смотрю". Тем самым повышается порог терпимости к насилию.

Отшельники Рунета

- Происходит слом психики даже у победителей, - солидарен с коллегой психолог, профессор МГППУ Владимир Кудрявцев. - И тут дело не в том, что многие, "на автомате" приспосабливаясь к "цифре", часто не видят разницы между онлайном и офлайном, путают пивную с Лувром, а в том, что опережающие темпы цифровизации ломают сознание человека. Ответ - цифровая токсикация тех, кто устал играть и просто наблюдает за играми, и рост сетевого отшельничества тех, у кого усиливается протестное чувство - инстинкт самосохранения. Мы должны понимать, что разрыв и той и другой матрицы человеческую психику делает неустойчивой, то есть управляемой.

Однако только запрещать рисковые зрелища, считают ученые, все равно что рубить по хвостам.

Регулирование закона, упорядочение заработка в Сети и поэтапное введение "цифры" - мосты, которые пока не соединяются. Как спасительный сигнал, который шлет массовое сознание, - по всем замерам социологов, падает интерес зрителей к телепрограммам, построенным на треш-контенте.

И хотя треш пытается "гламурироваться", его лайт-элементы и хоррор-контенты можно видеть в телеиграх "Форт Боярд" и "Последний герой", в ток-шоу "Пусть говорят", интерес к ним, как и к потасовкам как мышлению, снижается. Люди устали приспосабливаться. И все чаще свой джойстик отдают другому, для того чтобы посмотреть чужой стрим, послушать чужие мысли, выразить свое отношение к другому человеку.

70 процентов россиян, по данным ВЦИОМ, считают законодательное регулирование "цифры" недостаточным для обеспечения гарантий соблюдения их прав и безопасности

- Зоны неопределенности и непонимания, как себя вести, - самые большие вызовы текущего этапа цифровизации, - говорит социолог ВЦИОМ Кирилл Родин. - 70 процентов людей находят законодательное регулирование "цифры" недостаточным для обеспечения гарантий соблюдения их прав и безопасности. По-моему, общество посылает ясный сигнал - мы находимся в начале тренда привыкания людей к "цифре". Мне лично он напоминает ситуацию страха, который переживал едва ли не каждый из нас в детстве, когда дома гас свет. Вот и теперь глас народа шлет сигнал: "Пора и власть употребить". В смысле найти "выключатель" - разумный выход.

Кстати

Треш-стримы - за решетку

В четверг в Москве проходит онлайн-брифинг сенатора Российской Федерации Алексея Пушкова. На брифинге вновь идет речь об инициативе принятия закона, с тем чтобы юридически противодействовать распространению треш-стримов. Экспертиза Совета Федерации советует Госдуме ускорить законотворческую работу над доработкой и принятием законодательства, которое предлагает организаторов треш-стримов лишать свободы на срок до шести лет, а соучастников, к коим предлагается приравнять наблюдателей насилия, штрафовать и так же лишать свободы.

Справка "РГ"

По данным Росстата, цифровизация услуг в стране приобретает лавинообразный характер революции: в 2010 году 48 процентов россиян пользовались интернет-услугами, в 2018 - 59 процентов, в 2020 году - 72 процента (в городах-миллионниках - 95 процентов).

Общество СМИ и соцсети