17.02.2021 13:24
    Рубрика:

    Как воронежская пенсионерка отыскала французскую родню

    Воронежская пенсионерка отыскала французскую родню благодаря популярной передаче
    Перед Новым годом случилось чудо: жительница Воронежа Элла Николаевна Кретинина нашла заграничных родственников, связь с которыми теряла дважды. Ее отец - француз Жермен Луи Робер Потра, по-домашнему - Роберт, а мама - русская, Дарья Белявцева. Родилась Элла Николаевна в Берлине, в победном 1945 году. После Второй мировой войны судьба навсегда разлучила отца и дочь. Были только письма. В 1986 году переписка неожиданно оборвалась. Все это время женщина жила надеждой на воссоединение своей необычной семьи, но найти родных никак не получалось. Прошлым летом она написала в программу "Жди меня". И вот в декабре Эллу Николаевну вызвали в Москву. О том, что ждало ее в столице, - в материале "РГ".

    Мать Эллы Николаевны Дарья, 1920 года рождения, - уроженка курского села Орехова. В юности Даша была кровь с молоком. Голубоглазая блондинка, хохотушка, она любила танцевать, пела под гитару задушевным контральто. Очень хорошо плавала. Коронным ее номером было нырнуть с моста в реку под восхищенные взгляды ровесников. До самой старости это была настоящая богатырка русского поля. Всего полгода не дожила до ста лет - при том что по врачам никогда не ходила, постоянно таскала тяжести и 50 лет курила. О Германии вспоминать не любила, нрава сделалась сурового. Во время Великой Отечественной под Курском шли ожесточенные бои. Однажды Дарья неосторожно поехала в соседнюю деревню и оказалась отрезанной от своих. Ее единственную из семьи угнали в Германию, в Берлин, где определили посудомойкой в ресторан "Элефант", то есть "Слон". В знаменитом фильме Штирлиц встречался там со своей женой. Здесь Даша и познакомилась с будущим отцом своей дочери, который работал мясником.

    Как и русскую девушку Дашу, французского паренька Роберта угнали из Парижа, чтобы он трудился на благо рейха. Роберт пытался спрятаться, но его сдала властям мачеха. Молодые люди полюбили друг друга. Дарья не знала французского, Роберт - русского, но они нашли общий язык - немецкий. За попытку к бегству Даша угодила в концлагерь, причем уже будучи беременной. Там и появилась на свет девочка Даниэла. Условия были тяжелые, но малышка, как ни странно, уродилась богатыркой в маму - 5,5 килограмма. Шел 1945 год. Вскоре советские войска освободили Дарью с новорожденной. Семья воссоединилась и отправилась в СССР.

    Они приехали в Одессу. Однако Роберту не позволили остаться в Стране Советов, а Дарье разрешили уехать с мужем - но навсегда. Даша предпочла Парижу российское захолустье и избу-пятистенку. Роберту было опасно оставаться в Одессе, он долго колебался и в итоге - предположительно, на корабле - переправился во Францию. Больше они никогда не виделись. На память осталось единственное фото, где все трое еще вместе. Через два года Роберт женился. У него родились сын Кристиан и дочь Беатриса. Роберт работал мясником, потом садовником в Венсене - парижском предместье. Под конец жизни помогал людям обустраивать свои огороды, учил ремеслу молодых. Умер в 2007 году в возрасте 85 лет.

    До пяти лет дочка Дарьи и Роберта звалась Даниэла Робертовна Потра. Сколько себя помнила - всегда ее дразнили. То, что она родилась в Германии, многим не давало покоя. Чтобы сделать дочь ближе к народу, мать сменила ей документы - девочка превратилась в Эллу Николаевну Белявцеву. Но даже это имя казалось окружающим подозрительным. Элле понадобилось еще много лет, чтобы понять: непохожесть на других - это не позорное клеймо, а знак судьбы.

    - То, что у меня какие-то не такие корни, я поняла лет в 10, - вспоминает Элла Николаевна. - А в 15 выбила из мамы адрес отца.

    Адрес - громко сказано. Фактически Дарья знала только имя французского мужа и город, где он проживал до войны. Удивительно, что письмо нашло адресата, покружив по Парижу. Через месяц, аккурат в день рождения Эллы, пришел ответ. Он был написан по-русски: помогли российские эмигранты. Спустя 60 лет это письмо прозвучало на передаче "Жди меня".

    - Иногда меня так ранила молва, - вспоминает Элла Николаевна, - что хотелось написать книгу о себе, чтобы люди поняли, насколько они могут быть жестокими.

    На программе "Жди меня" ей сопереживали сразу две страны. Многие не сдержали слез, когда в эфире прозвучали строки, с которых началась эта переписка: "Пишет тебе твоя дочка Даниэла. Мне 15 лет, и я тебя совсем не знаю. Мама рассказывала немного: что ты француз и вы познакомились в Германии, в плену. Рассказывала, что во время бомбежки ты меня спас, выбежал с коляской из-под обрушившейся стены. Меня это впечатлило, и я подумала, что ты меня любишь. И еще я думаю, что ты герой, раз остался жив. Буду ждать ответа. Твоя дочь Даниэла".

    Ответ был таким: "Доченька, сегодня для меня самый счастливый день за много лет. То, что я получил письмо от тебя, - настоящее чудо. Дочка, я ни на минуту не забывал о тебе. Как жаль, что мы не можем быть вместе. Мама должна тебе все объяснить. Я сделал все, чтобы выписать вас во Францию, но ничего, к моему горю, из этого не вышло".

    Всего в семейном архиве Эллы Николаевны 40 писем. А еще диковинные для Страны Советов открытки: на них волхвы несут подарки Младенцу, цветут фиалки Монмартра и позируют у Эйфелевой башни молодые люди в джинсах. Все открытки когда-то чудесно пахли: во Франции принято капать духами на послания.

    Из-за пандемии брат Кристиан и сестра Беатриса не смогли приехать на передачу "Жди меня". Но благодаря команде редактора Ирины Бочаровой и французскому волонтеру Инге Буше удалось связаться с родственниками по скайпу. Это произошло в день рождения Роберта Потра - 17 декабря. Кристиан и Беатриса рассказали о том, как жил отец, как до самой смерти помнил о своей русской дочери. Они говорили, не скрывая своих чувств, утирая глаза платком.

    Теперь Элла Николаевна живет надеждой на встречу. Ведь сейчас это не так и сложно: взять в Воронеже билет на поезд, потом в Москве пересесть на самолет. А там еще немного - и Париж.