Новости

17.02.2021 14:15
Рубрика: Общество

От Земли до Луны

Самарский РКЦ "Прогресс" займется созданием ракетно-космического комплекса сверхтяжелого класса
О предновогодней победе в конкурсе "Роскосмоса" и о спорах по лунной ракете, о земном десятилетии от проекта до полетов на Марс, о велосипедах в космической коллекции предприятия и о 60-летии первого полета человека в космос, к которому РКЦ "Прогресс" имеет самое прямое отношение... Об этом и многом другом на деловом завтраке в "РГ" рассказал директор предприятия Дмитрий Баранов.
Дмитрий Баранов: РКЦ "Прогресс" – единственное в мире предприятие, производящее пуски ракет-носителей с четырех космодромов: Байконур, Плесецк, Восточный и Гвианский космический центр Фото: Георгий Субботин/РГ Дмитрий Баранов: РКЦ "Прогресс" – единственное в мире предприятие, производящее пуски ракет-носителей с четырех космодромов: Байконур, Плесецк, Восточный и Гвианский космический центр Фото: Георгий Субботин/РГ
Дмитрий Баранов: РКЦ "Прогресс" – единственное в мире предприятие, производящее пуски ракет-носителей с четырех космодромов: Байконур, Плесецк, Восточный и Гвианский космический центр Фото: Георгий Субботин/РГ

Символично, что именно в Самаре, где разрабатывались двигатели для программы Н-1, вновь займутся созданием новой лунной ракеты. Но ведь в России уже есть ракета тяжелого класса "Ангара 5", разработанная центром Хруничева. Чем ваш "Енисей" будет от нее отличаться?

Дмитрий Баранов: "Ангара" сегодня уже летает, пусть она сделала два пуска, но она существует в железе. Это машина тяжелого класса со стартовой массой между 700 и 800 тонн. Для сравнения: даже у "Союза 5" этот показатель много меньше, 535 тонн. Но если мы начинаем сравнивать "Ангару" с "Енисеем", стартовая масса которого три тысячи тонн, то его мощность говорит сама за себя. Он может вывести на орбиту от 103 до 112 тонн. Именно такая ракета нужна, если мы говорим о полетах на Луну, Марс или Венеру, да хоть на Солнце...

Почему конкуренция или, скажем мягче, научный спор, инициированный Академией наук уже после победы "Прогресса" в конкурсе на производство сверхтяжелой ракеты, идет на уровне технического задания, а не железа?

Дмитрий Баранов: Это нормально, наша страна не может реализовывать два-три проекта параллельно - долго и дорого. Поэтому пока "Ангару" планируют как промежуточный вариант, поскольку недостающую ей одну ступень сделать быстрее, чем новую ракету.

Но мы не приостановили разработку ракеты. У нас есть госконтракт на разработку ее технического проекта, а эскизным мы занимаемся с 2018-го, его мы и защитили в декабре 2020 года, и с предприятием был заключен контракт на 1,4 миллиарда рублей. Но поскольку у "Роскосмоса" и Академии наук сейчас возникли дискуссии - надо менять то, что создано, чтобы выйти на какие-то более современные технические решения, или не надо, мы взяли небольшую паузу. Думаю, через два-три месяца ситуация прояснится и "Прогресс" возобновит работы над ракетой.

А когда можно ждать пуск космического "сверхтяжа"?

Дмитрий Баранов: В 2028-2030 годах, это очень большая работа, и она требует не только времени, но и финансирования.

В США есть аналогичные разработки, мы будем догонять или соревноваться?

Дмитрий Баранов: Я бы сказал ленинскими словами: "мы пойдем другим путем". В США тяжелых ракет сегодня несколько. Самая известная, пожалуй, SpaceX Starship - сверхтяжелая ракета-носитель многоразового запуска, разрабатываемая частной американской компанией, которая рассчитана на вывод на низкую орбиту более 100 тонн полезной нагрузки. Но вспомните о возможностях "Енисея".

Академик Дмитрий Ильич Козлов, который создал и долгие годы возглавлял ваше ЦСКБ, насколько я помню, отрицательно относился к многоразовым ракетам. Он и "Буран" поэтому недолюбливал...

Дмитрий Баранов: Мы до недавнего времени тоже не планировали заниматься челноками, считая, что должна превалировать концепция дешевой одноразовой ракеты. Но практика показывает, что если не заниматься многоразовыми носителями, то можно сильно отстать в технологическом плане. Наши оппоненты говорят, что если бы самолеты были одноразовые, то билеты на них стоили бы миллионы долларов. Поэтому и нам надо смотреть слабые и сильные стороны челноков, что можно делать и что не нужно.

Многие ветераны, которые участвовали в разработке великих ракет и спутников, ушли с предприятия, а сегодняшние мальчишки уже меньше болеют космосом? Удается ли сохранить кадровый потенциал?

Дмитрий Баранов: Средний возраст работников "Прогресса" - 42-43 года, но даже когда мы проводим сокращения, параллельно ведем набор молодых специалистов. Готовим целевиков, наши специалисты читают лекции в Самарском национальном университете имени С. П. Королева, присматриваются к талантливым выпускникам. Так что конкурс у нас солидный. Другое дело, что раньше у предприятия не было ограничений по заказам, а ведь специалист вырастает, когда он варится в "крепком" профессионалном бульоне. Так вот раньше с бульоном проблем не было, а теперь количество программ и финансирование сократилось, стало быть, и возможности у молодежи немного меньше. Это объективный процесс.

Раньше у людей было ощущение, что космос делают звезды, даже при советской закрытости страна знала своих героев, правда, некоторых уже посмертно.

Дмитрий Баранов: Раньше были звезды, а сегодня простые люди, так вы хотели сказать? Это эффект развития цивилизации. Когда, скажем, братья Райт делали свой самолет, они для того времени были гениями. А сегодня эту "каракатицу" и даже лучше могут собрать первокурсники университета. Сначала знание сконцентрировано в каких-то суперголовах, а потом оно расходится, и этим уже занимаются не гении, а нормальные люди уровнем пониже. Поэтому я не разделяю бурных восторгов по поводу того же Илона Маска. Просто сегодня уже нельзя быть человеком, продумывающим первую ракету, они выпускаются в десятках модификаций и на разных видах топлива.

Конечно, Маск некоторые технологические вещи применил неожиданным образом, но сравнивать его с тем же Королевым некорректно. Ракета на химическом топливе, ну садится она у него, и что? Фон Браун еще в 40-е годы прошлого века делал такую же ракету, но она у него не садилась. Не было задачи.

В этом году страна отметит 60-летие полета Гагарина. Мы по-прежнему этому радуемся и гордимся. Но в то же время не только в публичном пространстве, но и на бытовом уровне иногда звучат сомнения, по карману ли нам сегодня космос. Он ведь не окупается?

Дмитрий Баранов: Напрямую, конечно, нет. Но если мы являемся великой державой не только в космическом плане, мы не можем позволить себе уйти с ведущих позиций. Поэтому мы реализуем самые разные программы в этой области. Это и "Союз", он хотя и "старичок", но справный и еще поработает. В этом году намечено 15-20 запусков. В работе у нас несколько перспективных космических аппаратов, например спутники дистанционного зондирования Земли.

"Прогресс" также занимается разработкой многоразовой метановой ракеты "Амур-СПГ". Эта ракета среднего класса будет двухступенчатой, а возвращаемую ступень можно использовать до десяти раз. Первая ступень будет после отделения тормозить двигателем и выпускать при приближении к Земле посадочные штанги. С космодрома Восточный ракета сможет выводить на низкую околоземную орбиту 9,5 тонны грузов при многоразовом использовании первой ступени и 12 тонн - при однократном, на геопереходную орбиту - 2,5 тонны с применением разгонного блока.

Историческая справка

Вся история ракетно-космического центра "Прогресс" - это путь создания новой техники и непрерывного освоения самых передовых технологий. Сегодня РКЦ "Прогресс" занимает лидирующие позиции в сфере разработки, производства и эксплуатации ракет-носителей среднего класса как среди российских, так и среди зарубежных предприятий.

Начав в 1894 году с первого в России серийного выпуска велосипедов, московский завод "Дукс" в последующие 15 лет коренным образом поменял свою судьбу и взялся за труднейшее дело - производство первых российских самолетов и дирижаблей. В советские годы, став авиазаводом N1, освоил производство многочисленных образцов авиационной техники: самолеты-разведчики Р-1, Р-5; истребители И-1, И-3, И-5, И-15, И-153, МиГ-3. На счету этих самолетов множество мировых рекордов по скорости и высоте полета.

Осенью 1941 года предприятие было эвакуировано из Москвы в Куйбышев, где в невероятно трудных условиях наладило выпуск штурмовиков Ил-2. Первый из них взлетел в небо в декабре 1941 года. Каждый шестой самолет, воевавший на фронтах Великой Отечественной, был изготовлен в цехах завода N 1.

Триумфом ракетно-космической промышленности страны явился первый в мире пилотируемый космический полет Ю.А. Гагарина. Первая и вторая ступени "гагаринской" ракеты были изготовлены на куйбышевском заводе "Прогресс". С 1961 года по настоящее время все запуски отечественных пилотируемых космических кораблей осуществляются ракетами-носителями самарского производства.

В РКЦ "Прогресс" разработано и сдано в эксплуатацию более 12 модификаций ракет-носителей среднего класса и 29 типов космических аппаратов различного назначения.

личный вопрос

У вас есть земная мечта?

Дмитрий Баранов: Много. Например, хочу, чтобы у предприятия со славной историей появились новые производственные корпуса. У нас есть объекты 1941-го и 1960-х годов строительства. Самые "современные" построены в 1980-е. И каким бы мы продвинутым оборудованием их не насыщали (сейчас, например, покупаем три установки для сварки трением с перемешиванием, внедряем аддитивные технологии), как бы часто не проводили косметический ремонт, молодые специалисты не чувствуют себя комфортно в этой архаике. Так что космические проблемы надо решать с земли в прямом смысле слова.

В регионах Общество Космос Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Самарская область