Новости

02.03.2021 19:35
Рубрика: Власть

Синдром Плейшнера

Уверен, что все читатели "РГ" помнят образ профессора Плейшнера из телефильма "Семнадцать мгновений весны", созданный с пронзительным артистизмом Евгением Евстигнеевым. Пьянящий швейцарский воздух свободы оказался искушением, которое заставило забыть о безопасности, - на короткое время вкусить счастья, оказавшегося столь хрупким и разбившимся вдребезги.

Отправляясь в путешествие из Москвы в Санкт-Петербург, испытывал схожие чувства беззаботного путешественника. Несмотря на постоянные предупреждения о соблюдении социальной дистанции и необходимость не снимать медицинских масок, сам факт перемещения в пространстве, возможность передвижения из одного столичного города в другой становилась приключением, дарящим забытые чувства, провоцирующие забыть об ограничениях, которые мы привыкли соблюдать в силу необходимости уже год. Жизнь возвращала утраченную полноту ощущений и переживаний.

Все достопримечательности Санкт-Петербурга обрели острую новизну, словно ты приехал сюда впервые именно в конце февраля 2021 года, а не шестьдесят лет назад. Предвесеннее настроение города снижало чувство пандемической угрозы. Она уходила на второй, третий план, хотя все разговоры начинались с обсуждения вакцин и наличия (или отсутствия) антител. Казалось, все самое страшное уже позади. Остатки страха остались, но паники уже не было.

Директорский подъезд Эрмитажа, порог которого не переступал больше двенадцати месяцев, возвращал к привычной географии деловой поездки. Понятно, что облик Михаила Борисовича Пиотровского и Георгия Вадимовича Вилинбахова в масках, равно, как и всех передвигающихся по Зимнему дворцу, мог бы напомнить о традиции старинных маскарадов, - но общаясь онлайн с обширной аудиторией в Петербурге, Москве и Берлине, маски время от времени снимали из уважения к почтенной публике. Не случайно именно в этих стенах в 1966 году Павел Коган снимал один из лучших своих фильмов - "Взгляните на лицо". Искусство общения не предполагает масок.

Впрочем, на торжественной церемонии закрытия уникальной выставки "Железный век. Европа без границ" старались говорить лицом к лицу. Тем более что сама церемония проходила с соблюдением всех положенных ограничений - в дворцовых сводах легко соблюдать социальную дистанцию. Но суть и смысл экспозиции состоит в том, что культура не знает границ. Глобализация всегда искушала человечество, даже в пору строительства национальных государств. А тем более в те эпохи, когда границы были условны. Примечательно, что уже в первом тысячелетии до нашей эры взаимодействие культур помогало создавать художественно совершенные произведения, которые по сей день вызывают восторг от созидательных творческих возможностей людей, отдаленных от нас более чем двумя тысячелетиями человеческой истории.

Маски иногда снимали из уважения к публике. Искусство общения не предполагает масок 

Формула "Европа от Лиссабона до Владивостока" родилась не на пустом месте - коллекции, хранящиеся в Эрмитаже, московском Историческом музее, ГМИИ им. А.С. Пушкина представляют европейскую культуру от Атлантики до Уральских гор. Примечательно, что экспонаты выставки представляют своего рода культурную периферию, если считать цивилизационным центром эпохи Средиземноморье, колыбель греческой ойкумены. Тем интереснее сравнивать представленные экспонаты, поражающие не столько отличиями, сколько сродством - дух "века железа" всепроникающе пронизывает огромные географические пространства.

Эта выставка, которая вскоре переедет в Москву, - своего рода завершение музейного триптиха "Европа без границ". В 2007 году была открыта экспозиция "Эпоха Меровингов", а в 2013-м - "Бронзовый век". Это результат многолетнего подвижнического труда российских и немецких музейных работников, археологов, историков, которые совместно изучали археологические массивы, находящиеся в Эрмитаже, Историческом музее, ГМИИ им. А.С. Пушкина. Ряд экспонатов был перемещен в Советский Союз в результате Второй мировой войны и ее последствий из берлинских музеев, но высокопрофессиональное научное сотрудничество оказалось важнее и плодотворнее юридических дискуссий. Уверен, решающую роль в возвращении уникальных объектов культуры в публичное пространство сыграли Михаил Пиотровский и Герман Парцингер, крупнейший археолог, специалист по скифской культуре, до 2008 года возглавлявший Германский археологический институт, а последние 13 лет - президент Фонда прусского культурного наследия. Именно благодаря их усилиям, прежде всего в рамках "Петербургского диалога", где они являются сопредседателями группы по культуре, удалось найти ту модель совместной деятельности, которая дала столь впечатляющие результаты. По-другому и быть не могло, ведь они вложили в эту работу не только профессиональное умение, но и пафос гуманистических устремлений.

Глобализация всегда искушала человечество, но культура не знает границ

Церемония в Манеже Малого Эрмитажа проходила так, будто нет ни пандемии, ни беспрецедентного обострения политических отношений между Россией и Германией. Выступления российских и немецких участников - в Петербурге и в Берлине - отражали высокий дух культурного сотрудничества, без которого был бы невозможен этот грандиозный музейный марафон. Приветствия двух министров культуры, Ольги Любимовой и Моники Грюттерс, открывающие семисотстраничный научный каталог выставки, были посвящены важнейшей роли культуры, способной преодолевать любые барьеры между государствами и народами, сглаживать самые сложные противоречия.

В какой-то момент мне показалось, что время не властно над усилиями людей, старающихся открыть миру все лучшее, что есть в человеческом сообществе. Это тем более ценно, когда, очнувшись от торжественной эйфории, понимаешь, что на дворе не 2000-й, а 2021 год. Что пандемия никуда не делась. А новая напряженность между нашими странами лишь набирает свои обороты.

Власть Позиция Колонка Михаила Швыдкого