20idei_media20
    04.03.2021 20:12
    Рубрика:

    Детские книги Теодора Гайзеля запретили за якобы расистские иллюстрации

    Детские книги культового американского писателя запретили за якобы расистские иллюстрации
    Запущенная борцами за расовую справедливость лавина стерла из культурного наследия Америки очередную классику. В этот раз речь о запрете на публикацию шести детских книг культового для США писателя и мультипликатора Теодора Гайзеля (1904-1991), известного под псевдонимом Доктор Сьюз. Содержащиеся в них образы сочли расистскими.
    GettyImages
    GettyImages

    Иронично, но решение об этом приняло издательство Dr. Seuss Enterprises, занимающееся авторскими правами и сохранением литературного наследия Доктора Сьюза. Этот "успех" еще и приурочили к дню рождения писателя, чье детское творчество настолько популярно, что более двадцати лет в этот день по всей Америке отмечался День чтения.

    "Эти книги изображают людей так, что это неправильно и несет вред, - пояснили в издательстве. - Прекращение их продаж - это только часть нашей приверженности и нашего плана действий по тому, чтобы каталог Сьюза представлял и поддерживал все семьи и сообщества".

    Решение принято по итогам работы специально привлеченной группы экспертов. Что расистского они нашли в иллюстрациях на страницах книжек Сьюза? Честно говоря, не зацикленному на этой теме российскому читателю понять это будет непросто, тут, пожалуй, нужно пройти "обработку" у прогрессивных американских активистов. Например, расистским сочли изображение желтокожего персонажа из Азии в конической шляпе, с палочками для риса и плошкой в руках. В другой книжке крамолой стал рисунок с двумя босоногими темнокожими, одетыми в юбки из соломы.

    В издательстве заверили, что готовы "слышать и учиться" (по-видимому, у борцов с дискриминацией), поэтому продолжат и далее бдительно изучать все творчество автора на предмет вымарывания расизма.

    Переоценить значимость творчества Доктора Сьюза для Америки трудно. Это один из самых продаваемых англоязычных детских писателей, в свое время получивший немало престижных премий, включая Пулитцер за "вклад в образование и развитие американских детей".

    Для нынешней "прогрессивной" общественности в США авторитетов нет

    Но для нынешней "прогрессивной" общественности авторитетов нет. Под их постоянным давлением пересмотр и стирание культурно-исторического наследия приобрели в США тотальный размах. О чем говорить, если "записными" расистами теперь числятся первооткрыватель Христофор Колумб и классик Уильям Шекспир. Вот и Доктору Сьюзу уже не первый год все настойчивее ставят диагноз "расизм". Начиналось с претензий к его политическим карикатурам в годы Второй мировой войны. Этот писатель "имеет давнюю историю публикации расистских и антисемитских карикатур, в том числе в юмористических журналах в 1920-х", пишет Yahoo! News. Затем добрались и до произведений для детей. Два года назад вышло исследование с говорящим за себя названием: "Время достать кота из мешка: Ориентализм, неприятие чернокожих и белое превосходство в детских книгах Доктора Сьюза".

    В результате День чтения все меньше ассоциируется с именем писателя, в чей день рождения он отмечается. В пресс-релизе по случаю Дня чтения президент Джозеф Байден в этом году даже не упомянул имя Доктора Сьюза, хотя это делали и Дональд Трамп, и Барак Обама.

    Эта тенденция по вкусу далеко не всем, в том числе в либеральной среде. Для нее даже придумали название - "культура стирания" (англ. cancel culture). "Мне не нравится стирание искусства, не думаю, что это умно или мудро, - заявила соведущая популярного шоу The View на телеканале ABC Джой Бехар. - Эти книги - инструменты для учебы. Будь я преподавателем, я бы принесла их в класс, чтобы ученики могли узнать, как он думал. Я бы провела с ними дискуссию, спросила, считают ли они это расистским или антисемитским. А если книги просто уничтожить, то уже не получится обсудить то, что в них написано".

    Из-за этих безобидных, на взгляд не зацикленного на теме расизма читателя, иллюстраций из книжек Доктора Сьюза издатель отказался от их дальнейшей публикации.

    При подготовке этой заметки автор наткнулся на онлайн-опрос, участникам которого предлагалось решить, что делать с "проблемными" книгами и, проголосовав, выяснил: из более 4 тысяч опрошенных 83 процента "оставили бы все как есть, а люди пускай сами делают выводы". Еще 14 процентов предложили оставить книги в продаже только при условии внесения в них изменений, и только 3 процента поддерживают их отправку в небытие. Ситуация показательна в плане того, как под давлением агрессивного меньшинства борьба с проявлениями расизма, которую в целом поддерживают большинство американцев, порой доводится до абсурда, не находящего понимания практически ни у кого. Но американцы терпят. Ведь если слишком резко высказаться против, то крикливая прогрессивная публика сразу запишет в расисты, а это сегодня запросто может поставить крест на карьере.

    Тем временем

    Научный репортер Дональд Макнил, проработавший в газете The New York Times 45 лет и недавно уволенный за то, что в командировке произнес слово "негр", опубликовал эссе, в котором раскрыл подробности вокруг скандального ухода. Слово, которое белому американцу сегодня нельзя произносить, Макнил произнес в частном разговоре в 2019 году во время поездки по Перу. После этого в редакцию на него стали поступать жалобы.

    В своем эссе Макнил категорически отверг обвинения в расизме, выразив сожаление тем, что его коллеги столь быстро "поверили" в эти нападки и слили детали скандала в прессу, что и привело к увольнению журналиста. Он считает, что руководство редакции проявляет "паникерство" перед лицом таких конфликтов. "Против тебя ньюсрум. Многие из твоих коллег оскорблены и не хотят с тобой работать. Поэтому спасибо за письменное извинение, но было бы неплохо, если бы ты приложил к нему заявление об увольнении" - такие слова, по версии Макнила, ему сказал главный редактор Дин Баке. Дабы подтвердить, что дело не в обиде из-за увольнения, Макнил приложил старое электронное письмо, в котором он еще до скандала говорил приятелю, что редакция превращается в "нетерпимое и мстительное место", а ее руководство формирует атмосферу Северной Кореи.