Цусимский пленник

Читатель "Родины" восстановил драматичную историю героя-моряка Дмитрия Михайлова и спасшей его жизнь иконы
Несколько лет назад, заглянув в антикварную лавку в центре Владивостока, я увидел потрепанное от времени Евангелие в красном переплете. Сразу бросилось в глаза место и время издания - Токио, 1905 год. Самый разгар Русско-японской войны! А внутри - две интригующие надписи.
Евангелие с дарственной надписью Епископа Николая (Св. Николай Японский).
Евангелие с дарственной надписью Епископа Николая (Св. Николай Японский).

Первая:

Подарок от Епископа Николая во время моего пребывания в плену в Японии. Д. Михайлов. г. Сендай Августа 15 дня 1905 года

И вторая:

Юлии Владимировне:

Пусть эта книга священная

Спутница Вам неизменная

Будет везде и всегда.

Пусть эта [книга - Авт.] спасения

Вам подает утешения

В годы борьбы и труда.

Эти глаголы чудесные,

Как отголоски небесные

В грустной Юдоли земной,

Пусть в Ваше сердце вливаются -

И небеса сочетаются

С чистою Вашей душой.

От заботливого вестового

Архангельск

26 Окт 1906 г.

Война - Сендай - Архангельск - письмо некой даме... Конечно, я приобрел таинственное Евангелие! Но не мог даже предположить, какие открытия ждут меня...

Евангелие с дарственной надписью Епископа Николая (Св. Николай Японский).

Миссия Епископа Николая

Проще всего было определить личность дарителя Епископа Николая (теперь это прославленный Равноапостольный Святой Николай Японский). Выдающийся русский духовный деятель на ниве миссионерства, исследователь, переводчик посвятил Японии большую часть своей жизни и служения. Благодаря ему была создана с нуля Японская православная церковь со своими храмами, иконописью и хоровым пением. А во время Русско-японской войны Епископ Николай и Русская духовная миссия поддерживали русских воинов, оказавшихся в плену, - вели сбор пожертвований, отправляли им письма утешения, книги, учебники, иконы и даже более ста тысяч яиц на празднование Пасхи 1905 года! В числе даров было и Евангелие, печать которого Епископ Николай организовал в Токио.

Св. Николай Японский.

В своих дневниках он писал:

"Кончена рассылка Евангелий военнопленным. Немалое дело было. Один переплет только 68 000 экземпляров наших трудов стоил! 80 человек 70 дней трудились над переплетом, и 150 женщин складывали листы; 6 мастерских соединенными силами работали..."1.

Одно из Евангелий и оказалось в августе 1905 года у вестового Михайлова.

Конечно же, я загорелся: кто этот человек?

Дмитрий Михайлов в парадной форме после производства в прапорщики. 1904 год.

Спасительная икона

Выяснилось, что в лагере города Сендай содержалось около 2000 наших соотечественников. Подпись "вестовой" - нижний чин для поручений при морском офицере - могла означать, что Михайлов был одним из участников Цусимской битвы. Однако первые запросы в архивы не принесли результата. Причиной тому стало мое ошибочное прочтение инициала на Евангелии, - как Ю., а не как Д. Можете представить мои чувства, когда на мой очередной запрос пришел ответ из Российского госархива ВМФ (Санкт-Петербург):

"... сообщаем, что <...> сведения о Михайлове Ю. не выявлены. Дополнительно сообщаем, что в картотеке военнопленных выявлены сведения о находившихся в лагере г. Сендай: Михайлове Александре Павловиче 1879 г. рождения, матросе 1 статьи транспорта "Иртыш", и Михайлове Дмитрии Филипповиче 1881 г. рождения, прапорщике по механической части крейсера "Светлана"".

И уже через несколько дней я обнаружил целое досье на Дмитрия Михайлова в Музее истории Дальнего Востока им В. К. Арсеньева - метрики, фотографии, переписка, вырезки из газет. Все это было передано его родственниками во владивостокский музей в 90-е годы прошлого века. Самый удивительный экспонат - заметка из газеты "Котлин" от 1908 года о Цусимском сражении и трагической гибели крейсера "Светлана":

"Прапорщик Михайлов, находившийся во все время боя в машине, вышел последним из нее, на верхней палубе не оставалось никаких спасательных средств. Не умея хорошо плавать, он был в нерешимости - бросаться ли в воду. На палубе лежала судовая икона Николая Чудотворца в небольшом киоте. Он взял ее и бросился с ней в воду. Михайлов был спасен и хранит икону как свою спасительницу".

А дальше в моем расследовании происходили события уже вовсе удивительные.

Та самая крохотная (22х18 см) икона Святого Николая Чудотворца, список с которой хранится в одноимённом храме на территории Морского университета во Владивостоке.

Прощание с Юлией

Счастливым образом мне удалось отыскать во Владивостоке потомков Михайлова - внучку Людмилу Александровну Демину и ее сына Александра с семьей. Незадолго до своего ухода в 2017 году Людмила Александровна поделилась своими воспоминаниями и передала мне материалы о славном деде. В том числе сочиненное ею стихотворное изложение жизни Михайлова - своего рода семейная сага:

"<...> И вот я начала свой небольшой рассказ

О своем дедушке -

Дмитрии Филипповиче Михайлове,

О мамином отце -

смелом, мужественном, удалом,

Прапорщике-механике - еще юном, молодом,

Воевавшим 14-15 мая 1905-м на Цусиме

В Русско-японской войне

На крейсере "Светлана" -

в неравной с японцами борьбе.

О том, как Дмитрий крепостного деда

внуком был,

И к 40 годам до должности

Флагманского инженер-механика дослужил.

О том, что родился в городе Онега -

у Онежской губы,

У самого Белого моря -

в верховьях Онеги-реки <...>"3.

Письмо Дмитрия Михайлова Николаю II о допуске к экзаменам "на прапорщика по механической части". 1904 год.

Я уже не мог не продолжить многолетнее расследование. Оно повлекло поездки с географией охвата - от Архангельска, Онеги и Санкт-Петербурга на западе до Японии на востоке. Так удалось восстановить жизнь удивительного человека, чья судьба тесно переплелась с драматичными поворотами истории нашей страны.

По сохранившимся метрикам, Дмитрий Филиппович Михайлов родился 25 октября 1881 года в городе Онега Архангельской губернии в семье сына крепостного крестьянина мещанина Филиппа Михайлова и жены его Марфы Ильиной. Крещен в Онежском Свято-Троицком соборе4. Семья была большой - девять детей, Дмитрий шестой по счету. Получил начальное образование в приходском и городском училищах Онеги, затем продолжил обучение в Архангельском механико-техническом училище им. Петра I, служил на коммерческих пароходах.

Выпуск Архангельского механико-технического училища. Дмитрий Михайлов - во втором ряду второй слева. 1902 год.

Крутой поворот в жизни 23-летнего паренька произошел после начала Русско-японской войны. В июне 1904 года он дерзнул написать прошение на имя императора Николая II, чтобы "держать экзамен на прапорщика по механической части <...> для приобретения права на поступление на действительную службу во флот <...>"5. Прошение было услышано. После месячной практики на крейсере "Аврора" (том самом!) под началом капитана 1 ранга Е.Р. Егорьева последовал успешный экзамен. 30 августа 1904 года Высочайшим приказом Дмитрий Михайлов был произведен в прапорщики по механической части6.

Возлюбленная нашего героя Юлия Михновская.

А в сентябре ему пришло определение на крейсер I ранга "Светлана" в составе 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием адмирала З. П. Рожественского. Эскадра вышла в свой роковой поход в начале октября, но до этого Михайлов успел познакомиться с Юлией Владимировной Михновской, тоже уроженкой Онеги, но из дворянской семьи. В течение многомесячного похода 2-й Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток Дмитрий Филиппович отправлял ей открытки с каждой стоянки "Светланы". Одна открытка из далекого экзотического Джибути сохранилась, Юлия Владимировна получила ее в Архангельске и берегла долгие годы.

Это женщине посвящены стихи на Евангелии...

Крейсер "Светлана".

Цусима крейсера "Светлана"

В Цусимском сражении 14-15 мая 1905 года "Светлана" под командованием капитана I ранга С. П. Шеина героически погибла в неравном бою с двумя японскими крейсерами и миноносцем на второй день боя. Не имея возможности подорвать корабль из-за воды, попавшей через пробоину в минный погреб, совет офицеров с командиром принимают решение "вступить в бой с неприятелем и когда будут израсходованы все патроны затопить крейсер"7.

офицеры крейсера светлана рга вмф r0315_001_00179_0045.jpg Фото: РГА ВМФ.jpg

Около 11 часов утра "Светлана" полностью ушла под воду, неся на гафеле Андреевский флаг. Выжившие моряки, в числе которых был Дмитрий Михайлов, провели около шести часов в холодной воде при температуре, не превышающей 12 градусов, пока их не подобрал японский транспорт "Америка-мару". Из 440 человек команды выжило чуть больше половины.

Один из храмов Китаяма в наши дни, где тогда пребывали военнопленные.

Остальные попали в японский плен.

Я побывал в Сендае. В современном городе, пережившем за столетие много землетрясений и страшные бомбардировки Второй мировой, мало что уцелело от времен Русско-японской войны. Здесь мои "экспедиции" в прошлое не получились бы без поддержки великодушного отца Климента (Шиничи Кодама), японского православного священника Благовещенского собора. При соборе сохранился исторический архив, где отец Климент разыскал интересные сведения по теме. Благодаря ему мне удалось посетить места пребывания русских воинов в Сендае - буддийские и синтонисткие храмы в Шинтера и Китаяма, плац в Миягинохара, где размещались армейские нижние чины. И, наконец, пятачок, где раньше находился традиционный японский домик с садиком Гожоукан, в котором жили девять офицеров со "Светланы", включая Михайлова. Его карточка военнопленного была найдена в РГА ВМФ...

Карточка военнопленного Михайлова в Российском государственном архиве ВМФ.

После подписания Портсмутского мира началась эвакуация наших военнопленных на родину. На одном из последних транспортов "Беккингам" 10 января 1906 года во Владивосток, охваченный смутой революционных событий, прибыл прапорщик по механической части Дмитрий Филиппович Михайлов. Ему удалось благополучно вернуться домой по Транссибу и встретиться с возлюбленной. 26 октября 1906 года заботливый вестовой Михайлов дарит Юлии Владимировне Михновской Евангелие, обретенное им в плену, с предложением руки и сердца...


P.S. За беспредельную храбрость в Цусимском бою Михайлов был Высочайше награжден орденом Св. Анны 3 ст. с мечами и бантом и чином подпоручика по Адмиралтейству. После свадьбы он вновь оказался на Дальнем Востоке, встретил советскую власть в чине подполковника, служил флагманским инженером красной Амурской флотилии, демобилизовался в 1928 году по состоянию здоровья. В 1930 году "за вредительство в рыбной промышленности" был приговорен к 10 годам лагерей. Повторно осужден в 1937 году, расстрелян в 1938-м. Его верная жена Юлия Владимировна всего год не дожила до полной реабилитации мужа в 1958 году "за отсутствием состава преступления". В семье у Михайловых было четверо детей - два сына (Николай и Михаил) и две дочери (София и Надежда8). Первенца Михайлов назвал в честь Святого Николая Чудотворца - таким был его зарок при спасении на иконе в холодных водах Цусимского пролива. Эта икона была с ним всю его жизнь. В кратком свидании с Юлией Владимировной после своего последнего ареста Михайлов сказал ей: "Я ни в чём не виноват, скоро вернусь - это недоразумение. И ещё - береги Николая Чудотворца"9. Икона сохранилась у его потомков во Владивостоке. Когда я увидел ее, то поразился, насколько она мала...

Храм Святого Николая Чудотворца на территории Морского университета во Владивостоке.

1. Дневники святого Николая Японского: в 5 т. СПб., 2004. Т. 5. С. 272.

2. МПК. 15214-5. "Котлин" N153/3693.

3. Дёмина Л. А. Семейная сага "Сказание о нашей жизни" (Проза с рифмованными окончаниями). Владивосток, 2006. Куплеты 2-4.

4. МПК. 15214-1.

5. РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 3. Д. 2430. Л. 1.

6. РГА ВМФ. Сборник приказов и циркуляров о личном составе морского ведомства. 1904 г. Приказ N 566/364 от 30 августа 1904 г. Л. 287 об., 288.

7. РГА ВМФ. Ф. 763. Оп. 1. Д. 498. Л. 1, 2. Из газеты "Котлин". 1908. 6 июля. N 152; Ф. 763. Оп. 1. Д. 343. Л. 10-14.

8. Мать Людмилы Александровны Дёминой.

9. МПК. 15214-26. Л. 8 об.