Новости

31.03.2021 18:52
Рубрика: В мире

Ближний "Валдай"

О чем говорил глава МИД Сергей Лавров на десятой Ближневосточной конференции в Москве
Россия стремится примирить интересы разных сторон на Ближнем Востоке, исходя из того, что в силу географических факторов этот регион не утратит "колоссального геополитического значения" даже после постепенного перехода человечества к безуглеродной экономике. Такую логику российской внешней политики в этой части мира обозначил глава МИД России Сергей Лавров, выступив в ходе десятой Ближневосточной конференции, проводимой международным дискуссионным клубом "Валдай" и Институтом востоковедения РАН.
Глава МИД России Сергей Лавров показал, насколько выросла роль России на Ближнем Востоке. Фото: РИА Новости Глава МИД России Сергей Лавров показал, насколько выросла роль России на Ближнем Востоке. Фото: РИА Новости
Глава МИД России Сергей Лавров показал, насколько выросла роль России на Ближнем Востоке. Фото: РИА Новости

Эксперты один за другим просили министра прокомментировать события в той или иной точке Ближнего Востока. По тональности ответов Лаврова раз за разом подтверждалась все более очевидная в последнее десятилетие тенденция: роль России в переживающем драматические перемены регионе заметно возросла, наша страна вовлечена в разрешение многих проблем Ближнего Востока, но, в отличие от Запада, никому ничего не навязывает. Министр посетовал, что на нынешнем этапе интерес внешних игроков зачастую "выливается в соперничество далеко не всегда дипломатическими методами". Но Россия стремится к тому, чтобы "регион перестал быть ареной столкновения ведущих держав, чтобы эти интересы были сбалансированными, чтобы их примирить как между странами региона, так и между партнерами вне региональной структуры".

Поспособствовать этому могла бы продвигаемая Россией концепция безопасности в Персидском заливе, в том числе предполагающая сведение на нет внерегионального военного присутствия и установление горячих линий. По словам Лаврова, замысел состоит в том, чтобы в диалоге на эту тему участвовали арабские страны, Иран, "пятерка" СБ ООН, Лига арабских государств, Организация исламского сотрудничества, Евросоюз. Глава МИД России провел параллели с Хельсинкскими соглашениями по безопасности в Европе (1975 год), но выразил надежду на то, что на Ближнем Востоке "получится нечто более конструктивное".

Пока же этот замысел предстоит дорабатывать. Например, как отметил Лавров, у стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) нет единой позиции в отношении диалога с Ираном, хотя определенные подвижки в этом направлении просматриваются. При этом министр выступил категорически против блокового подхода, а именно - звучащих инициатив о создании "ближневосточного" или "азиатского" НАТО. "Очень надеюсь, что антииранская инерция уступит место здравому смыслу", - подчеркнул Лавров, заметив, что "хватит НАТО там, где она есть".

Сейчас один из "горящих" вопросов по Ирану - возможность восстановления Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Предложения создать некую "СВПД плюс", добавив туда беспокоящие Вашингтон и его союзников вопросы ракетной программы Ирана и его политики в регионе, Лавров назвал "тупиковыми". Позиция России состоит в том, что эта сделка по ядерной программе Ирана должна быть восстановлена "без каких-либо модификаций" в том виде, в котором ее одобрил СБ ООН. При этом в Москве считают "обнадеживающими" те сигналы, которые поступают из новой американской администрации Джозефа Байдена, хотя пока вопрос в том, кто должен сделать первый шаг. Лавров рассказал, что Россия при помощи французских коллег предложила неформальную карту, согласно которой "последовательно и одновременно Иран и США будут шаг за шагом возвращаться к выполнению своих обязательств". А "ракеты обсуждать, и не только иранские, а в целом ракетную проблему", как считает министр, можно параллельно как раз на площадке переговоров о системе безопасности в регионе залива.

Россия, в отличие от Запада, никому на Ближнем Востоке ничего не навязывает

Подробно Лавров остановился на урегулировании конфликта в Сирии, заметив, что в скором времени проправительственная делегация Дамаска может впервые напрямую встретиться с оппозицией на заседании конституционного комитета. Министр сказал, что "не видит трагедии в том, что конституционный комитет не очень скоро функционирует", в чем вина отчасти на странах Запада. По словам главы российской дипломатии, у последних много условий к президенту Сирии Башару Асаду, большинство которых заведомо невыполнимы и предполагают его отстранение от власти. Так, международная донорская конференция по Сирии, прошедшая на днях в Брюсселе, была проведена "с грубейшим нарушением норм гуманитарного права", поскольку была посвящена легализации средств на помощь людям на территориях, неподконтрольных правительству САР, без согласования с ее властями. Лавров также выразил надежду на то, что США отреагируют на сигналы из других стран по "закону Цезаря", который усилил экономическую блокаду Сирии и ударил по экономике страны. "Мало кто соглашается с тем, что это был правильный шаг, - указал министр. - Любой твой шаг, даже сделанный с прицелом на посредничество из лучших побуждений, может послужить введению против тебя вторичных санкций".

По словам Лаврова, договоренности с Турцией по Идлибу выполняются медленнее, чем ожидалось. Но Анкара "подтверждает все свои обязательства по протоколу, включая размежевание оппозиционеров вооруженных, которые сотрудничают с Турцией, от террористов, которые продолжают из Идлибской зоны обстреливать и позиции сирийской армии, и пытаются атаковать российскую базу в Хмеймиме". Отношения России с Турцией он привел в качестве примера того, как двум странам, чьи "позиции порой серьезно расходятся, практически всегда удается найти компромисс" в результате диалога. "Мы ценим наши отношения, потому что всегда с турецкими коллегами можем находить решения, которые устраивают и нас, и их", - отметил министр.

Лавров озвучил сохраняющуюся готовность Москвы предоставить площадку для переговоров по другой давней "болячке" региона - конфликту между Израилем и Палестиной. Он назвал "обнадеживающим" возобновление деятельности "квартета" международных посредников по ближневосточному урегулированию (РФ, США, ООН, ЕС), а также приветствовал сигналы из администрации Джозефа Байдена, которая намекала на поддержку формулы двух государств.

Не обошли стороной конфликт в Ливии. Лавров заверил, что Москва будет способствовать проведению в стране инклюзивных выборов, которые пока назначены на 24 декабря 2021 года, с учетом интересов всех политических сил, включая Ливийскую национальную армию и сторонников экс-главы страны Муаммара Каддафи. Инклюзивность, уверен министр, "помогла бы как можно скорее выйти на устойчивый процесс урегулирования" конфликта, который, как напомнил Лавров, охватил страну в результате военной интервенции стран НАТО.

Отдельно министр остановился на растущей роли Китая на Ближнем Востоке. Лавров пояснил, что Китай как держава с глобальными амбициями и возможностями имеет свои интересы в регионе, а Россия не зацикливается только на своих инициативах, а приветствует и любые другие, которые помогали бы решать проблемы. Для этого, по его словам, необходим "баланс интересов", без которого все будет "хрупко и недолговечно".

Наконец, по словам Лаврова, Москва не отказывается от идеи саммита стран - постоянных членов Совета безопасности ООН. В прошлом году пандемия коронавируса не позволила реализовать этот замысел, но сейчас вновь ведутся консультации. "Мы хотим обсудить не столько какой-то конкретный кризис, хотя это тоже всегда можно сделать, сколько предназначение этого института (СБ ООН) в международной политике", - сказал Лавров, заключив: "Надеюсь, что такой разговор состоится. Он действительно важен".

Видео RT

В мире Ближний Восток Правительство МИД Палестино-израильский конфликт Ситуация в Сирии Россия и НАТО Ядерная программа Ирана РГ-Видео