Новости

06.04.2021 18:50
Рубрика: Власть

Новые русские

В нынешнем году Душанбе получил высокий титул "Культурной столицы СНГ". Это событие начали отмечать в праздничные дни Новруз Байрама. Их, безусловно, украсил прославленный коллектив "Воронежские девчата", который в нынешнем году отмечает свое 55-летие. Когда молодые русские певицы запели на таджикском языке популярную песню Джонибека Муродова "Эй, дустон!" ("Эй, друзья!"), - слушатели стали дружно подпевать и аплодировать.

Такое единодушие, связавшее таджиков и русских, всех, кто присутствовал в зале, рождается только импульсивно, когда артисты и зрители эмоционально устремляются навстречу друг другу. Сознание того, что это еще и проявление уважения к другому народу появляется позднее, но оно не кажется чем-то навязанным, привнесенным извне. Включив в свой репертуар таджикскую песню, русские исполнительницы хотели выразить свою любовь к древней культуре и народу ее создавшему.

Уверен, что в случае с российской певицей таджикского происхождения - Манижей Сангин, - мы наблюдаем тот же феномен. Не могу сказать, что являюсь большим поклонником современной популярной музыки, которая заставляет артистов выбирать или сочинять достаточно простые стихи, - но для меня совершенно очевидно, что песня "Русская женщина" в исполнении Манижи - верный шаг российских отборщиков "Евровидения". Разумеется, помню, что судьбу Манижи и ее песни решали слушатели, но любое телевизионное шоу это не только конкурс. Его организаторы неизменно заботятся о том, чтобы в нем была интрига, приковывающая зрителей к экранам, чтобы оно удивляло необычными поворотами телевизионного сюжета. И в случае с Манижей, представляющей Россию, они уже, безусловно, добились и первого, и второго. Процитировав непопулярного ныне классика марксизма, могу вслед за ним сказать, что "не знаю, как насчет поэзии, но насчет политики, ручаюсь, это совершенно правильно". Выбор Манижи - не только свидетельство модной сегодня политкорректности. В ее исполнении "Русской женщины" есть площадной юмор, но нет пародийности. Есть любовь к тем, кого она сделала героинями своего песенного номера. Мы ведь не случайно с малых лет учили стихи Н.А. Некрасова и твердо запомнили, что русская женщина может все, а не только остановить коня на скаку и войти в горящую избу.

Не буду пересказывать семейную историю Манижи Далеровны и ее семьи, хотя она вызвала бы неподдельный интерес у читателей "РГ", - замечу только, что ее прабабушка была одной из первых женщин в Средней Азии, которая сняла паранджу и пошла работать, ее дед был известным таджикским писателем и публицистом, а сама Манижа в 2020 году стала послом доброй воли Агентства ООН по делам беженцев.

Мы столкнулись с феноменом того, что "русский мир" на наших глазах приобретает новое качество. У кого-то это вызвало отторжение, но, с моей точки зрения, сам факт, что таджикская по крови певица отождествляет свою судьбу с судьбами русских женщин в нынешнем историческом контексте, свидетельствует о притягательности российской культурной и социальной идентичности. И мы должны понимать, что эти "новые русские", какой бы национальности они ни были, доверяют своей новой Родине, соединяют с ней свое гражданское, человеческое бытие. Это совсем иной процесс, нежели во времена СССР, когда понятие "советский" было своеобразным "наднациональным зонтиком" над многочисленными этносами Советского Союза.

Выбор Манижи - не только свидетельство модной сегодня политкорректности

Примечательно, что распад огромной советской империи был связан с радикальным обострением межэтнических проблем. Новые страны - за исключением России - строили свою государственность на мононациональной основе, даже при признании русского языка в качестве официального. "Первой среди равных" в этом смысле была Украина, законодательство которой очевидно ущемляет права русского языка. Вопрос о праве использовать русский язык в качестве родного в областях Восточной Украины стал одной из причин острейшего военного противостояния Киева с Донецком и Луганском в 2014 году, который привел к образованию двух непризнанных государственных образований - ДНР и ЛНР.

Тем примечательнее недавно сделанное заявление пресс-секретаря президента Украины В. Зеленского Юлии Мендель о существовании "украинского русского языка". Можно, конечно, обвинить Юлию Владимировну (и не ее одну) в желании присвоить то, что является чужой собственностью. Но не торопился бы с подобными обвинениями. Признание того, что существует "украинский русский язык" свидетельствует о том, что должны существовать носители этого языка, то есть русские люди, живущие на Украине. Что Украина не мононациональное, а многонациональное государство, где бок о бок с этническими украинцами живут этнические русские и представители других народов. С момента образования новейшей украинской государственности говорил и писал о том, что признание русского языка в качестве официального языка Украины лишь укрепит многонациональную украинскую культуру, ни в коей мере не ущемляя права украинцев на их национальное самоопределение и развитие. "Украинский русский" существует в такой же степени, как белорусский или латвийский русский. Бытование одного языка в контексте другого, их взаимодействие не проходит бесследно ни для одного, ни для другого. Что не умаляет их самобытности. В данном случае, все это так или иначе свидетельствует об универсальности "русского мира". И о его востребованности.

"Новые русские", какой бы национальности они ни были, доверяют своей новой Родине

Не у нас одних, впрочем, возникают подобные коллизии. Уверен, что британский аристократ не поймет с лету афроамериканца из Нью-Йорка, или рыбака из Дакки, но это не отменяет универсальности использования английского языка. Словом, реальная жизнь сложнее любой политики, - и каждый язык неизбежно отражает эту сложность.

Впрочем, все это требует серьезного анализа за пределами этих заметок. А мне бы хотелось, чтобы "Воронежские девчата" спели вместе с Манижей "Русскую женщину" и потом на таджикском "Эй, дустон!". Причем неважно, в какой последовательности.

Власть Позиция Колонка Михаила Швыдкого