12-й пробег нашего кино

"Дубль дв@" близится к завершению

Фестиваль "Дубль дв@" завершается. Он был, пожалуй, самым насыщенным из всех двенадцати - яркими фильмами, зрительскими отзывами, контрастными оценками. Даже общественной обстановкой, в которой он проходил, - предельно взвинченной, тревожной; она не могла не сказываться на восприятии фильмов и на градусе накаленных дискуссий.
Фильм Романа Нестеренко "Клятва" на тему Холокоста - один из лидеров у публики фестиваля "Дубль дв@". Фото: Кинопрограмма ХХI век
Фильм Романа Нестеренко "Клятва" на тему Холокоста - один из лидеров у публики фестиваля "Дубль дв@". Фото: Кинопрограмма ХХI век

Готовя программу, мы не тщились собрать коллекцию шедевров - представили реальную панораму того, что происходит в нашем кино. Это процессы переходного периода. За редкими исключениями, притихли мастера старшего поколения. Нет работ режиссеров, которые определяли тонус кинематографа 10-х годов, - поколения Андрея Звягинцева и Бориса Хлебникова; они или безуспешно ищут финансирование своих проектов, или ушли в сериалы. "Нормальное" кино в какой-то мере уподобилось короткому метру - стало как бы пробой пера для молодых перед тем, как удостоиться чести попасть в торжествующий сериальный конвейер.

Это признаки перехода искусства кино в какое-то новое качество. Оно еще не только не определилось, но даже контуры определенности не брезжат. Таланты новобранцев не образуют творческого единства, их поиски не объединены общей энергетикой в долгожданную "новую волну" с ясными общественными идеалами, темпераментом и эстетическими предпочтениями. "Постмодернизм", определявший тон искусства последних десятилетий, сделал свою разрушительную работу - хорошо поплясал на могилах великих фильмов прошлого века, питаясь их идеями и пытаясь перенять их витальность. Но и этот источник не вечен и никуда не продвигает кино. Опыты приложения классики к нашим дням на какое-то время впрыснули в кино немного капель из былого океана творческих идей. Интересны в этом смысле опыты Григория Константинопольского с его показанной в конкурсе "Грозой" и прошедшим по ТВ сериалом "Мертвые души": столкновение "вчера" и "сегодня" дало нужный эффект "отстранения", взгляд Островского и Гоголя на нашу современность оказался проницательным. И главное, в наше кино вернулась наконец свойственная русской литературе традиция критического реализма, вернулся интерес к жизни "маленького человека", современного Башмачкина.

Фестиваль ясно показал, что в кино пришли очень крутые новые дарования, в них бурлит энергия, у каждого есть свой взгляд, стиль и сильные, богатые по тембру голоса. Авторы таких фильмов, как "Хандра", "Смерть нам к лицу", "Седьмой пробег по контуру земного шара", обладают перспективными талантами, каждая из картин может стать началом целых направлений развития кино многослойного, въедливого и внутренне свободного. К ним можно добавить и авторов некоторых короткометражных фильмов - и у Ивана Соснина ("Большая восьмерка"), и у Константина Абаева ("Спиридон"), и у Орхана Абулова ("Ты здесь") явно есть своя художественная программа, которую они осуществляют последовательно и увлеченно. Это люди с живыми глазами и ясной целью, обладающие оптимизмом и энергией, - остается пожелать им сохранить в себе эти качества как можно дольше.

В ответ на показанные фильмы пришло как никогда много зрительских рецензий. Были серьезные аналитические статьи, которые заслуживали бы публикации в профессиональных киноизданиях. Они есть на фестивальном сайте, советую их почитать - статьи Кристины Врабий о "Хандре", Владимира Максакова о "Странниках терпенья", Натальи Летаевой о короткометражке "Ты здесь", Ольги Юсовой о "Гипнозе", серии рецензий Андрея Евтушенко или Николая Челнокова... Авторы фильмов могут быть счастливы, что у них такая публика.

Интересно было наблюдать, какие названия привлекают публику. Еще полвека назад слово "канкан" было хорошим манком - теперь, увидев название "Grand канкан", отвыкшие от музыкального кино зрители проходили мимо. Зато "Седьмой пробег по контуру земного шара" и "Расскажи мне про завтра" исправно интриговали, компьютеры зафиксировали скачок интереса. Напиши Толстой сегодня "Анну Каренину", ему бы пришлось назвать роман "Смерть под электричкой".

Были загадочные казусы. Рецензии одного из авторов сразу выходили в ореоле явившихся волшебным образом нескольких десятков "лайков". По поводу некоторых картин отзывы сыпались в невиданном количестве - и все словно написаны одной рукой, с одними и теми же восторженными эпитетами и высочайшей оценкой даже того, чего в фильме нет. Такие фокусы разоблачались самими же читателями, но вызывали понятное сомнение в безупречности зрительских "рейтингов". А жаль - именно обратная связь с аудиторией, мгновенный отклик зрителей выгодно отличают онлайн-фест от всех прочих, это его козырь.

Кроме России, нас смотрело значительное количество зрителей из Украины, Казахстана, США, Германии, Великобритании, очень много польских друзей фестиваля. Благодаря неутомимой просветительской деятельности добровольной помощницы фестиваля Светланы Агошковой в Варшаве прошла онлайн-дискуссия о фильме "Гроза" с участием видных ученых. Были зрители из совсем экзотических уголков планеты типа Мозамбика, Сейшел, Камбоджи, Сенегала, Сингапура... Сказано же: международный фестиваль нового типа - показывает русское кино всему миру.

Нас смотрели зрители из Украины, Казахстана, США, Германии, Великобритании, Польши

Голосование зрителей шло бурно. Мюзикл "Три мушкетера" даже поставил рекорд за все годы фестиваля - 860 голосов. Свое мнение - у профессиональных жюри, оценивших художественные достоинства произведений. И снова отметим, что театр пользовался едва ли не большим спросом, чем кино: пики посещаемости приходятся на фильмы "Доктор Лиза" и спектакль "Три мушкетера".

В момент, когда пишутся эти строки, мы еще не знаем победителей главного конкурса и результаты голосования зрителей. Но уже известно, что в номинации "Театральный антракт" лауреатом стала "Золушка" "Геликон-оперы" в постановке режиссера Ильи Ильина, гран-призером конкурса короткого метра - лирическая драма Орхана Абулова "Ты здесь"; дипломами награждены фильмы "Большая восьмерка" (лучший сценарий), "Спиридон" (операторы), Мария Лапшина (роль в фильме "Ты здесь") и юный актер из "Романа" Георгий Тадтаев.

Рука смягчает камень

Константин Абаев на съемках короткометражного фильма "Соло". Фото: Из личного архива Константина Абаева

Герой фильма - живущий в своем мире художник-керамист. Но мир окружающий рушит его мастерскую: дом идет под снос. Сам Константин Абаев, выпускник журфака МГУ, видел и не такое, отработав много лет в газете и на телевидении, в криминальной хронике, на катастрофах и землетрясениях.

Основой "Спиридона" тоже стала реальная история?

Константин Абаев: Еще до поступления на Высшие курсы сценаристов и режиссеров я снимал документальное кино на развалинах старинного Конаковского фаянсового завода. И услышал там историю о художнике, насмерть замерзшем в цеху, превращенном им в мастерскую. Понял - это сюжет... Журналистика дала мне много сюжетов, научила, отталкиваясь от жизненных ситуаций, двигаться к новым смыслам. А противоречий между журналистикой и режиссурой я не вижу. Если можешь создавать то, чего до тебя не существовало, ты потенциально режиссер.

Почему у героя такое имя?

Константин Абаев: Это имя святого. Мой Спиридон, человек, не умеющий ни продавать, ни покупать, умеющий только делать чудеса из глины, уходит из своего обреченного дома с осколком керамики в руке. Проснувшись на берегу реки, он обнаруживает в своем кулаке комок мягкой глины. Произошло чудо, как и у святого Спиридона: когда тот стиснул в руке кирпич, в небо от кирпича ушел огонь, а вниз - вода. К притче я шел от конкретики: рука творца способна размягчить камень. И старался показать момент волшебства: не хотелось, чтоб зритель хмыкнул в сцене на берегу.

Волшебство получилось: тишина, утреннее солнце сквозь камыши отражается в воде... Поэзия! А в фильме "Соло" была скорее проза: молодой хирург в большом городе, переживающий гибель семьи в авиакатастрофе...

Константин Абаев: Для меня эти фильмы - дилогия: одна история - притча, другая - психологическая драма. Но и в "Соло" есть момент магического реализма: главный герой, спасая пожилого пациента, пропускает свою операцию, сам в итоге гибнет, и в этот момент на другом конце города желтый шар, подаренный им любимой женщине, как душа, улетает в небеса.

В "Соло" прекрасные актерские работы - например, Владимира Татосова, мастера характерных ролей 60-80-х, сыгравшего 100-летнего больного.

Константин Абаев: 92-летний Татосов говорил мне по телефону: "Костя, ну куда мне играть, я еле хожу". Но, прочтя сценарий, приехал из Питера в сопровождении внучки на "Сапсане". Три дня съемок с ним стали временем абсолютного кайфа для всей группы, раскрыв рот наблюдавшей за его дублями.

Вы сейчас готовитесь снять полнометражную картину?

Константин Абаев: Это будет фильм о том, как время влияло на человека моего поколения, что оно сделало с человеческими отношениями, со взаимоотношениями разных наций, с семьей... Главный герой, врач, родившийся, в 60-е, не принимающий современной действительности, считающий, что есть вещи поважнее собственной выгоды. Время действия - 1960-е, 1990-е и современность. Готовлюсь - и дрожу от куража.

Настоящий брат

В прошлом году актерскую работу Арслана Крымчурина в фильме "Сестренка" жюри "Дубль Дв@" отметило спецдипломом. Фото: wdsspr

В прошлом году актерскую работу Арслана спецдипломом отметило жюри онлайн-кинофестиваля "Дубль дв@"-2020. Фильм получил множество других наград.

После фильма твоя жизнь сильно изменилась?

Арслан Крымчурин: Жизнь действительно изменилась, но только в хорошую сторону. Третий год ездим по стране с кинопоказами. Вот скоро поеду в "Артек", а потом в Махачкалу, Дербент, Каспийск. Часто приходится пропускать учебу. На улице иногда узнают, фотографируются со мной. А еще я стал лучше говорить по-башкирски, ведь на съемках целый месяц разговаривал только на нем.

До начала съемок ты читал повесть "Радость нашего дома", по которой сняли "Сестренку"?

Арслан Крымчурин: Нет. Прочитал только после выхода фильма. Наверное, это хорошо: книга и фильм сильно различаются. Если бы снимали полностью по книге, меня должен был гусь покусать. Сначала эту сцену хотели оставить: даже сделали мой манекен, но затем из-за сложностей решили отказаться. А еще я должен был пораниться ветками до крови, когда бежал за башмачком к реке. И плыть за ним на лодке, но решили, что лучше обойтись без нее.

На съемках сильно волновался? Когда успевал учить слова?

Арслан Крымчурин: Больше всего волновался в первые дни съемок. Текст учил вечером и ночью, репетировал с бабушкой, иногда утром пораньше вставал и доучивал. Потом привык, стало легче. Иногда с первого дубля даже удавалось записать сцену. Хотя бывали и фейлы (ред: неудачи): все идет хорошо, отлично получается, и тут поезд проезжает...

С киношной сестренкой сразу подружились?

Арслан Крымчурин: Марта стала для меня как настоящая сестра. Мы и сейчас продолжаем общаться по телефону. Когда в Москву прилетаем, первым делом к ней едем, а когда ее семья бывает в Уфе, заезжает к нам.

Сколько раз ты смотрел "Сестренку"?

Арслан Крымчурин: Впервые увидел фильм на показе в Санкт-Петербурге. И разревелся. После этого смотрел еще раз 40, но первые десять - все равно плакал.

На что потратил гонорар?

Арслан Крымчурин: Отдал родителям. Мы купили компьютер, принтер и другие вещи для нас с сестренкой Алтынай. Еще выступаю в качестве ведущего на мероприятиях. Скоро начну сниматься в фильме Булата Юсупова "Дневник поэта" в роли Рами Гарипова.

Не устал еще от съемок? Кем планируешь стать, когда вырастешь?

Арслан Крымчурин: Сниматься не устал, это интересно. Я занимаюсь хип-хопом и увлекаюсь скоростной сборкой кубика Рубика. Хочу стать актером, режиссером и открыть собственную кинокомпанию.

Поделитесь впечатлениями о фестивале Подпишитесь на нашу рассылку