Новости

27.04.2021 20:34
Рубрика: Культура

Смешно, аж жуть

"Василисса" в РАМТе - взрослый разговор с подростками
Заинтересовать театром самую "трудную" публику - подростков десяти-двенадцати лет - задача непростая. Российский академический молодежный театр полгода назад проводил даже специальную мастерскую для режиссеров и драматургов. И вот - первый результат трудов. Пьесу Марии Малухиной "Василисса" на малой сцене РАМТа воплотил Филипп Гуревич.
Ужасы в спектакле дозируются (или утрируются), в итоге вызывая смех, как и положено в страшной сказке. Фото: предоставленно РАМТ Ужасы в спектакле дозируются (или утрируются), в итоге вызывая смех, как и положено в страшной сказке. Фото: предоставленно РАМТ
Ужасы в спектакле дозируются (или утрируются), в итоге вызывая смех, как и положено в страшной сказке. Фото: предоставленно РАМТ

Получился весьма выразительный коктейль из фольклорных мотивов (сказок, былин, быличек), детских ужастиков типа "отдай мое сердце!", популярной телесаги о вампирах и оборотнях и распространенных страхов всех современных родителей о том, что взлелеянное дитятко может пропасть в неизвестном направлении не то по собственному желанию, не то волей злых людей.

Спектакль насыщен всякого рода фольклорной нечистью: мавками, русалками, летавцами, одноглазым лихом, а также придуманными драматургом гибридами вроде старичка Балибошки. Но сочинены они с таким точным знанием славянской первоосновы, что без всяких зазоров ложатся на "уже где-то слышанное". И ничуть не удивляешься, что сказочный царь Берендей, живущий в заповедном лесу, по сути является Медведем. Как говорится, закон - тайга, медведь - хозяин. А вражду между нечистью и людьми спровоцировали хулиганы-богатыри, когда взялись наводить свои порядки на неподконтрольной им территории - нарушение экологического равновесия никогда ничем хорошим не оканчивается.

Очень выразительно стилизованы в пьесе и ворожба-заговоры ("стоит баня, на бане доска, на доске тоска..."), и обзывалки в формате "детского фольклора" ("Я, я! Жирная свинья").

Но самое, пожалуй, симпатичное в этой театральной работе то, что сделана она очень честно. Страшные места здесь по-настоящему страшны. И эта готика, в которую с упоением играют постановщики, конечно, не может не отозваться сладким ужасом в зрительском сердце. Тем более что ранний подростковый возраст - самый благодарный для такого рода романтических переживаний. Дева-Полуденница (Полина Виторган) является публике в подвенечном наряде, сжимая в руке истекающее алой кровью сердце - точный аналог этого анатомического органа. А злодей-Летавец (Денис Фомин) столь омерзителен в своем гриме, что когда он проходит мимо зрительских рядов, поневоле хочется отшатнуться.

Однако все эти ужасы дозируются (или утрируются) ровно настолько, чтобы в итоге вызвать смех - как и положено в очистительной "страшной сказке". И пара главных персонажей - Василисса (Полина Лашкевич) и Белояр (Владимир Зомерфельд) - обаятельные своей наивной инфантильностью, они взрослеют ровно тогда, когда сталкиваются с настоящими взрослыми вопросами.

Режиссер Филипп Гуревич подчеркивает: "В спектаклях для детей и подростков мне кажется важным размывать границы назидательности "это хорошо/это плохо" и говорить о полутонах, о неоднозначности реального мира". Такой подход не просто учит толерантности - он позволяет авторам постановки держать интригу действа до конца.

А зрители-родители, думается, с интересом будут постигать, как справляются постановщики с одним из навязчивых "мамских" страхов в современных семейных разладах: родишь ребенка от иностранца, а потом, если что, не сможешь в свою страну его вывезти...

К сожалению, условия маленькой сцены и темная декорация не всегда позволяли подробно рассмотреть происходящее - многие мизансцены пришлось увидеть фрагментарно. И это, пожалуй, главный минус, который можно инкриминировать спектаклю.

Культура Театр Драматический театр