Новости

29.04.2021 07:47
Рубрика: Общество

Привет с Фукусимы

Как сброс "тритиевой воды" отразится на экологии Мирового океана
Правительство Японии уведомило мировую общественность, что разрешит слить через два-три года с АЭС "Фукусима-1" значительную часть воды, накопленной за десять лет ликвидации последствий аварии. При этом в ней останутся некоторые радиоактивные элементы, в частности, изотопы трития. По уверениям властей страны, их концентрация будет соответствовать норме ВОЗ для питьевой воды. Озабоченность "безопасным сливом" выразили в соседних государствах - КНР, Республике Корея и России. Как это может отразиться на экологии дальневосточных морей, корреспондент "РГ" узнал у доктора биологических наук, сотрудника Тихоокеанского океанологического института им. В.И. Ильичева ДВО РАН Владимира Ракова.

Владимир Александрович, насколько серьезными могут быть проблемы, связанные с утилизацией накопленной на АЭС воды?

Владимир Раков: Специалисты нашего института с первых дней после аварии начали отбор проб воздуха и воды в Японском море и северо-западном районе Тихого океана. Мы сразу зафиксировали присутствие радиоактивных элементов в атмосфере, а позднее и в морской воде, в основном в открытой части океана напротив Фукусимы. С юга на север вдоль Японских островов проходит теплое течение Куросио, которое омывает остров Хонсю, а потом отклоняется в северо-восточном направлении в сторону Алеутских островов, дальше идет к берегам Северной Америки, там разворачивается. Поэтому, когда через два-три года оно совершило круговорот, следы некоторых радиоактивных элементов стали фиксироваться в Японском море, конечно, в меньшей концентрации.

"Веточка" Куросио (Цусимское и Восточно-Корейское течения) попадает и к нам. Это похоже на ряд круговоротов, задевающих побережья в Приморье и Сахалинской области. Концентрация радиоактивных элементов там была незначительна, не настолько опасна как в районе Фукусимы, где вода с АЭС после аварии сразу попала в море. Тем не менее это не повод расслабляться. Проблемы, связанные с утилизацией воды, которая все эти годы шла на охлаждение реактора, действительно серьезные. К сожалению, японская сторона ни тогда, ни сейчас не подпускает близко к своим берегам наши суда для взятия проб. Исследования можно проводить только за пределами территориальных вод, где концентрация загрязняющих веществ намного меньше, чем у берегов Японии.

То, что эксперты рассказывают о тритии, тревожит: он легко проникает в живые ткани. Так, съев "обогащенную" рыбу, человек получит дозу радиации. Реальное содержание трития в еде может превышать количество, которое способны обнаружить исследователи.

Владимир Раков: Да, все это, безусловно, вызывает тревогу. Япония пока не обнародовала информацию, в какой части Тихого океана произойдет слив и в каких объемах (а это очень важно!). Известно только, что накоплено больше миллиона кубометров воды. Течения на поверхности и на глубине разные. Из некоторых точек тритий может разнести по всему Мировому океану, что окажет влияние не только на рыбные ресурсы, но и на беспозвоночных, другую морскую живность. Я считаю, нужно наладить международный мониторинг с участием специализированных океанологических институтов, чтобы понимать, в каком возможном направлении эта вода будет разнесена.

Через район Фукусимы мигрируют многие виды рыб - та же любимая россиянами сайра, которая потом идет к южным берегам Курил, где ее и ловят

При выборе места сброса надо учитывать пути миграции морских биоресурсов. Так, например, через район Фукусимы "кочуют" многие виды рыб - та же любимая россиянами сайра, которая потом идет к южным берегам Курил, где ее и ловят. Через эти места мигрирует тихоокеанский кальмар, так что и он может поймать некоторую дозу. Лососевые нерестятся в верховьях рек, а растут в открытом море, переходя в северную часть Тихого океана, в районы Командорских и Курильских островов, Камчатки, где откармливаются три-четыре года. Если в это время они попадут (даже ненадолго!) в струю течения, где в значительных концентрациях есть тритий и еще какие-то дополнительные элементы, они могут их накопить, в том числе через пищевую цепочку (фито- и зоопланктон). Может быть, дозы радиации будут неопасны для употребления рыбы в пищу, но неизвестно, как в будущем они отразятся на репродуктивных способностях популяции лососевых.

Если воду сольют, что называется "не там", последствия мы сможем ощутить через два-три года. А вдруг рыба, которая придет, будет с аномалиями? Или вообще не придет?

Владимир Раков: Сайра, минтай, сельдь и многие другие рыбы не только мигрируют, но и питаются мелкими планктонными животными, которые при фильтрационном питании могут накопить в себе различные радиоактивные изотопы. Даже донные - моллюски, крабы, кукумария, морские ежи - могут получить подобные загрязнения через существующую цепочку пищевых связей.

Что может пострадать больше - прибрежное или океаническое рыболовство?

Владимир Раков: Центральные районы океана - это в большей степени морская "пустыня Сахара". Там кроме акул, тунцов и других мигрирующих рыб никто не обитает. Все движется вдоль берега и придерживается береговой линии. По сути, прибрежная зона - это полоса над шельфом, от 100 до 200 километров от берега, где сосредоточены основные скопления промысловых животных.

Что, на ваш взгляд, нужно сделать до сброса воды?

Владимир Раков: Надо провести исследования о влиянии воды, которую планируется сбросить в океан, того же трития, на развитие эмбрионов лососевых и других морских обитателей. К сожалению, публикаций на эту тему в международной научной литературе практически нет, а "атомное лобби" не заинтересовано в таких исследованиях.

Например, после аварии в 1985 году на атомной подводной лодке в Приморье, в бухте Чажма, мы через какое-то время обнаружили в этом районе эффект искривления позвоночника у личинок сельди. Военные тогда отнекивались, не связывая это с аварией, а мы вынуждены были перенести исследования с искусственными нерестилищами сельди в другие районы.

Масштаб катастрофы на Фукусиме намного серьезнее. Неслучайно Китай, Корея и наша страна выразили озабоченность планами Японии. Я думаю, нужно создавать совместную или международную лабораторию (даже несколько!) для исследований влияния "тритиевой воды" на морские организмы. Это поможет не только оценить нанесенный экологический ущерб, но и разработать мероприятия по предотвращению загрязнения Мирового океана радиоактивными отходами.

Заявления японской стороны, что уровень загрязнения будет в 40 раз ниже безопасного, принятого у них в стране, и допустим по нормам ВОЗ для питьевой воды меня не убеждает. Для человека эта доза может быть безопасна, а для какого-то обитающего в море чувствительного организма смертельна и будет способствовать генетическим нарушениям. Необходимо минимизировать ущерб океану не на словах, а на деле.

P.S.

Это интервью стало своего рода научным завещанием известного ученого. 24 апреля, буквально через несколько часов после внесения правки в текст, сердце Владимира Александровича Ракова остановилось… Редакция "РГ" выражает соболезнования его семье, друзьям, коллегам и многочисленным ученикам.

В регионах Общество Экология Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Приморский край