Новости

10.06.2021 11:30
Рубрика: Власть

Верховный суд разрешит договариваться по алиментам через мессенджеры

Пленум Верховного суда России подготовил разъяснения, разрешающие в некоторых случаях урегулировать спор в досудебном порядке через мессенджеры или соцсети. Например, суд может принять переписку в WhatsApp в качестве доказательства, что бывший муж пытался предварительно урегулировать с экс-супругой вопрос по изменению алиментов. Согласно закону, в таких случаях досудебная процедура обязательна.
 Фото: iStock  Фото: iStock
Фото: iStock

Заведующий бюро адвокатов "Де-юре", почетный адвокат России Никита Филиппов обратил внимание, что переписка будет признаваться только при соблюдении ряда условий. Например, если данный порядок общения является сложившейся практикой. Скажем, когда бывшие муж и жена в мессенджере достаточно давно обсуждают дела, связанные с разводом. Или представители компании-застройщика изначально стали высылать клиенту в WhatsApp деловую документацию.

Не является ли досудебный порядок дополнительной нагрузкой для гражданина? Не проще ли сразу идти в суд?

Никита Филиппов: Безусловно, досудебный порядок урегулирования споров формально является препятствием для обращения в суд.

Вместе с тем не стоит забывать, что в сознании наших сограждан, не обладающих юридическим образованием, сама по себе перспектива участия в судебном процессе уже представляется чем-то крайне сложным и обременительным. Не стоит забывать и о том, что добиться принудительного исполнения судебного акта порой бывает не менее сложно, чем сопровождать саму судебную процедуру.

В данном контексте расширение границ института досудебного урегулирования создает окно возможности для окончательного разрешения спора без передачи его в суд, упрощая гражданам возможность хотя бы инициировать процесс судебной защиты.

Тем не менее следует согласиться с утверждением, что в этом вопросе очень важно соблюсти баланс. Эффективность досудебного порядка урегулирования спора сохраняется ровно до тех пор, пока такой порядок не превращается в формальность.

В проекте постановления содержатся разъяснения, допускающие возможность соблюдения досудебного порядка через обмен электронными письмами, общение в мессенджерах или соцсетях. В каких случаях общение в мессенджерах или соцсетях может быть юридически признано?

Никита Филиппов: Отечественное правоприменение постепенно и очень осторожно идет по пути признания "цифровых" юридических фактов. Это нашло свое отражение и в подготовленном проекте постановления. К сожалению, пока еще рано говорить о состоявшейся "цифровой революции" в отечественном правоприменении, т.к. электронный документооборот между сторонами (включая обмен претензиями), все еще недостаточно развит технически.

В связи с изложенным правоприменитель вполне разумно указывает, что обмен претензиями по электронной почте, а равно в социальных сетях и мессенджерах ограничивается прямым указанием на эту возможность в законе или дискрецией самих заинтересованных сторон.

А если говорить простым языком?

Никита Филиппов: Иными словами, обмен досудебными претензиями в электронной форме будет иметь юридическую силу для сторон исключительно в том случае, когда такой порядок установлен нормативным правовым актом, явно и недвусмысленно предусмотрен в договоре либо данный способ переписки является обычной сложившейся деловой практикой между сторонами.

На сегодняшний день основными препятствиями для электронного обмена досудебными претензиями являются скорее сложности технического, а не правового характера. Тем не менее в действиях законодателя и правоприменителя очевидно прослеживается динамика "цифровизации" правоотношений, способствующих ускорению обмена правовой информацией между спорящими сторонами, что не может не радовать.

Что делать гражданину, если у него возникли претензии к финансовой или страховой организации? Куда сначала жаловаться: в саму организацию или финансовому омбудсмену?

Никита Филиппов: Проект постановления предельно четко отвечает на эти вопросы: до обращения в суд сначала нужно подать заявление в финансовую организацию об исполнении ею денежных обязательств, а затем, в случае отказа или неполучения ответа, обратиться за урегулированием спора к финансовому уполномоченному.

Также следует помнить, что финансовый уполномоченный рассматривает не все претензии, которые могут возникнуть к финансовой или страховой организации, а только те, которые прямо поименованы в законе.

Проект постановления определяет перечень сообщений "информационного характера". Среди прочего проект относит к таким сообщениям решение органа местного самоуправления о сносе самовольной постройки. Значит ли это, что органы, принявшие решение о сносе самовольной постройки, обязаны попытаться вступить в переговоры с гражданином, прежде чем идти в суд?

Никита Филиппов: Нет, в данной части разъяснения законодательства не меняют установленных правил об обязательном досудебном урегулировании споров.

Согласно процессуальному законодательству, соблюдение претензионного порядка по спору о сносе самовольной постройки могло бы быть обязательным только в том случае, если бы такое требование был прямо закреплено в законе. Вместе с тем таких требований действующее законодательство не содержит, а значит обязательного соблюдения досудебного порядка урегулирования спора о сносе самовольной постройки до обращения в суд все еще не требуется.

Однако, если в будущем претензионный порядок по данной категории дел станет обязателен, обсуждаемые разъяснения пленума окажутся крайне полезными для понимания общего правового подхода законодателя и будут весьма востребованы в судебной практике.

В проекте к сообщениям "информационного характера" также отнесено и требование собственника о выселении из жилого помещения. Разве и в этом случае досудебный порядок не обязателен?

Никита Филиппов: Да, все верно. Несмотря на то, что нормы Жилищного Кодекса РФ предполагают досудебное взаимодействие между собственником и незаконным жильцом, сложившаяся судебная практика по спорам о выселении исходит из того, что собственник жилого помещения не связан какими-либо формальностями при обращении в суд. Тем не менее попытка "цивилизованно" разрешить спор с незаконными жильцами зачастую воспринимается судами в пользу истца, поэтому пренебрегать ей все равно не стоит.

Как вы в целом оцениваете проект постановления, что в нем нового, интересного, что важно для практики? Какие проблемы на практике возникают с досудебным порядком?

Никита Филиппов: Из важных изменений стоит выделить предложение п. 15 Проекта. Так, ранее по требованиям о взыскании неустойки и/или процентов суды признавали досудебный порядок соблюденным, если до этого кредитором был соблюден претензионный порядок в отношении суммы основного долга. Теперь в аналогичной ситуации досудебный порядок будет признаваться соблюденным только в случае, когда эти требования соединены в рамках одного искового заявления.

Другое важное изменение, связано с уточнением правил исчисления сроков исковой давности (п. 50 Проекта): теперь, после завершения досудебной процедуры урегулирования спора не будет применяться правило о пролонгации срока исковой давности до шести месяцев. Это следует учитывать при планировании процедур медиации.

Общий же посыл постановления разумен - в судебную систему должны поступать лишь наиболее сложные споры, требующие вдумчивого подхода к их разрешению, а досудебный порядок должен создавать реальные предпосылки к разрешению разногласий сторон без обращения к средствам правосудия.

Власть Право Семейное право Общество Семья и дети Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд Разводы и алименты