22 июня 2021 г. 18:49

"А я - живой. И до сих пор с вами!"

Прямая линия с 97-летним фронтовиком Олегом Соболевым
Олег Соболев на балконе своей квартиры в Душанбе. Фото: Гафур Шерматов
Олег Соболев на балконе своей квартиры в Душанбе. Фото: Гафур Шерматов

Сегодня, в День памяти и скорби, "Родина" провела "Прямую линию" с одним из своих героев - фронтовиком, 97-летним Олегом Дмитриевичем Соболевым, живущем в Душанбе. Позвонить и поблагодарить его, задать вопрос могли все желающие. 

Их осталось совсем мало. Скоро не останется совсем... И тогда мы будем знать о войне только из книг и кино. А ведь еще можно спросить их вживую. И поклониться не памятнику, а человеку, прошедшему 1418 страшных дней.

Олегу Соболеву 22 июня 1941 года было 17 лет. Жил в Петергофе. После 9-го класса вступил добровольцем в истребительный батальон выискивать диверсантов в прифронтовой полосе. Первый бой - под Стрельной. Хлебнул лиха при обороне Ораниенбаумского пятачка. Дошел до Берлина. Был телефонистом, радистом, артиллеристом. В 1944-м родители получили на него похоронку, а он выжил. И навестил их в 1946-м.

Уволился из армии в 1950-м. Работал в Куйбышеве в молодежной газете, а потом почти полвека возглавлял Национальное информагентство в Душанбе. В этом городе и живет до сих пор. Более десяти лет назад Олег Дмитриевич потерял зрение, но по-прежнему пишет стихи. Его глазами стала супруга Валентина Филипповна. 97-летний фронтовик сдаваться не собирается!

Гитлеру по харе!

Олег Дмитриевич, пока народ тянется к телефонам, задам вопрос от своего внука, 11-летнего Миши Емельянова: "Вы боялись войны, когда узнали, что она началась?"

Олег Соболев: 22 июня 1941 года я проснулся счастливым и веселым, потому что нам предстояла прогулка на шесть километров от Петергофа в сторону Розового павильона. Это была замечательная аллея. Нас было трое ребят, трое девчат. Мы вышли на поля, девушки цветы собирали, делали букетики. Мы были очень радостные, обсуждали, как будем проводить лето, а потом возвращались в Петергоф. Вышли на площадь в центре города, а там народ толпится у репродукторов...

Что такое? Говорят, Молотов будет выступать. И тут мы узнали, что началась война. Радость сразу померкла. Но мы не испугались. Какое там! Первая мысль: ну, Гитлер, погоди, сейчас получишь по харе. У нас была полная уверенность, что наша армия даст отпор любому агрессору.

Здравствуйте! Я Юрий Калинин. Олег Дмитриевич, я бы хотел от лица своей семьи (у меня две дочки, сын), от всех своих родных (у меня бабушка блокадница) выразить вам благодарность. Что вы выстояли и отстояли мой родной город Ленинград.

Олег Соболев: Спасибо вам, Юрий, за такие слова! Вы не представляете, как мне приятно это слышать здесь, в Душанбе.

Меня зовут Александр, звоню из Днепропетровска. Мне 60 лет. Спасибо, Олег Дмитриевич, что вы есть и живите долго-долго. Для меня лично, такие люди - святые. Олег Дмитриевич, что такое человеческое счастье с высоты ваших прожитых лет?

Олег Соболев: Человеческое счастье? До 17 лет я чувствовал себя счастливым человеком. Мама-папа живы, я учусь в школе, у меня есть школьная любовь. Она носит меня на крыльях над землей, все светло и радостно. Учился я хорошо, занимался спортом, был членом сборной Ленинграда по легкой атлетике... Прыгал в длину на 5 метров 57 см. Вот это было такое детское счастье, о котором до сих пор помнится.

Где эта улица, где этот дом?

Юрий Дмитриевич, это Александр Викторович Шифман, я глава Муниципального образования город Петергоф. Как вы себя чувствуете?

Олег Соболев: Нормально.

Рад, что есть такая связь между Петергофом и Душанбе, и что я работаю в Петергофе, из которого вы призывались на войну в 1941-м. Я прочитал вашу биографию и просто потрясен. Вы неоднократно ходили под смертью, похоронка пришла, мать поседела...

Олег Соболев: Да, да... В Петергофе есть лицей 119-й, он на базе школы, где я учился. Там существует музей имени 50-й отдельной бригады морской пехоты. Я минометчик этой бригады. И с этим музеем поддерживаю связь. Они даже книжечку моих воспоминаний издали и мне прислали в Душанбе. Я был однажды в Петергофе после войны, и мы с руководителями музея встречались, душевно разговаривали.

Олег Дмитриевич, я узнал, что до войны вы проживали в Петергофе по адресу: Площадь жертв революции, дом 4 квартира 4...

Олег Соболев: Да, это так!

А я родился значительно позже вас, в 1957 году, но жил в соседнем доме, под номером 6. Так что мы с вами некоторым образом соседи!

Олег Соболев: Александр Викторович, у меня стало тепло на душе от этого разговора...

И еще совпадения: у вас одна из военных специальностей - связист. И я тоже закончил военно-морское училище имени Попова по специальности военно-морской связист. 25 лет отслужил на Северном флоте, дослужился до чина капитана 2 ранга. И мне приятно с вами разговаривать, как с земляком и с коллегой по профессии, как с человеком героической биографии.

Олег Соболев: А я по профессии журналист, а по образованию - историк-обществовед. В 2019 году закончил работу над поэмой "Жестокое эхо войны". Я вам сейчас зачитаю отрывок...

После чтения поэмы разговор продолжается.

А у меня еще один вопрос. Я прочитал, что вы в 17 лет ушли в истребительный батальон. Не были ли знакомы с братьями Горкушенко, которые погибли?

Олег Соболев: Как же! Они служили в 79-м истребительном батальоне, а я в 78-м. Они вышли под Стрельну через железнодорожный поселок и там бой приняли, где и отличились, а мы с другой стороны подошли.

Я очень рад этому разговору. Мы вас в Петергофе ценим и любим. Мы вас готовы всегда принимать в Петергофе.

Олег Соболев: Открою тайну. Мы готовимся с супругой переехать из Таджикистана в Россию, хотим в Волгоград. Я сейчас малоподвижен и живу тем, что общаюсь с людьми.

Спасибо вам за ваши стихи, мне одна строчка очень запала: "Чтобы слово щекотало, как штыком!" Это очень важно, чтоб мы помнили ваши подвиги. Здоровья Вам! Очень рад был с вами познакомиться.

Как рассказывать о войне?

Добрый день! Это Ирина Чечурина, я журналист из Самары. Случайно узнала, что мы с вами коллеги, вы ведь после войны работали в "Волжском комсомольце"?

Олег Соболев: Да, в военно-физкультурном отделе. Это была очень хорошая газета, настоящая академия журналистская.

У меня такой вопрос: не кажется ли вам, что у нас память о войне очень часто превращают в шоу? Как о войне, по-вашему, надо рассказывать детям-внукам?

Олег Соболев: Это очень глубокий вопрос, тут мы отстаем. Люди забывают, что своим сегодняшним существованием они обязаны тем, кто победил в той войне. Молодежь надо заинтересовывать встречами, ведь нас же очень мало осталось. Они должны понимать, что могли быть порабощенным народом, если бы не деды и прадеды.

Меня зовут Юлия Куликова я из Санкт-Петербурга, здравствуйте, Олег Дмитриевич!

Олег Соболев: Здравствуйте! Какой у вас прекрасный голосок!

Огромный привет вам из знойного Питера, у нас тут, как в Душанбе. Низкий поклон вам от нашего поколения. Не думала, что смогу с вами вживую говорить. Вы писали, что много раз были на волоске от смерти. Скажите, вы стали после этого верить в бога?

Олег Соболев: Я же человек крещенный, меня крестили в Петергофском соборе Петра и Павла. Так что я христианин и читаю молитву.

Спасибо за Петергоф!

Звонит Елена Яковлевна Кальницкая, я генеральный директор государственного музея-заповедника "Петергоф". Столько про вас читала в "Родине" и очень вас уважаю и хочу попросить вас прочитать ваши стихи.

Олег Соболев: Это можно (Олег Дмитриевич читает свое стихотворение "Новые времена").

А что вы помните о довоенном Петергофе?

Олег Соболев: Это было замечательное место, 37 тысяч всего населения, а люди! Живешь в городе, как дома. Утром молочница приносила молоко, мама кашу варила, потом в школу... Детство всегда светлое.

Олег Дмитриевич, вы бы сейчас не узнали Петергоф. Мы полностью закончили реставрацию всего, что было разрушено во время войны. В наших дворцах каждый день бывает по 20 тысяч человек. И спасибо вам за то, что вы помогали все это достояние спасти.

Олег Соболев: Когда я пришел после войны в Петергоф и пытался найти свой дом, увидел две палки, это были остатки моей любимой сирени. Одна была белая, другая - сиреневая. По этим палкам я понял, где стоял мой дом.

Олег Дмитриевич, позвольте от всего коллектива музея-заповедника пожелать вам здоровья, и если все сложится, мы будем приветствовать вас в день вашего столетия.

Олег Соболев: Меня пригласили на втором канале исполнить песню из кинофильма "Белорусский вокзал". Хор молодежный пел. Они пели ее почему-то под мотив "Взвейтесь кострами синие ночи…". А вот смотрите, как надо ее петь (Олег Дмитриевич напел первый куплет). Тогда меня похвалили.

Земляк земляка узнает издалека

Олег Дмитриевич, здравствуйте. Меня зовут Валерий Васильевич Шакин. Я москвич, но родом из Чувашии. О вас узнал из "Родины". Моя семья гордится вами.

Олег Соболев: Мне приятно, что такой журнал написал обо мне.

Я бы хотел сказать огромное спасибо вам и вашей супруге Валентине Филипповне. Она тоже совершает подвиг, вас всячески поддерживает. Будь моя воля, я бы вас обоих наградил самыми большими орденами.

Олег Соболев: Вы правы, без нее я был бы ничто. Она, кстати, тоже родилась в Чувашии. Сейчас я ей трубку передам.

Валентина Филипповна, здравствуйте! А где вы родились?

- Здравствуйте. Ой, какое совпадение. Я родилась в Мариинском посаде.

О, это на Волге! Очень красивый город, я там бываю часто. Привет вам от всех чувашей. Здоровья Вам, спасибо за Олега Дмитриевича.

Всем смертям назло

Я Алиса из Москвы. Олег Дмитриевич, а как на войне было с бытовыми условиями?

Олег Соболев: Ну, какие там условия, я же блокадник. Вот помню, как весной в 42-м нас повели в баню. Мы еле-еле дотащились. Ее, конечно, по-настоящему разогреть не могли, пол ледяной, но горячая вода - это что-то! За всю зиму мы первый раз сняли с себя вшивую одежду и поменяли ее на чистую. Это не передать!

А как вы узнали про Победу?

Олег Соболев: Я встретил день Победы в Праге. Мы вошли на центральную площадь 9 мая 1945 года, народ нарядный, море цветов, бросают нам шоколадки, сигареты, зовут в баню искупаться. А то с нас грязь течет от пота. Мы прошли через Прагу, и наш противотанковый дивизион разместили в деревне в 70 километрах от города. И вот там весь дивизион посадили за столы, напоили-накормили и спать уложили.

Олег Дмитриевич, был звонок еще от Филина Виктора Васильевича. Он просил задать такой вопрос: когда вы вспоминаете о войне, что встает перед глазами в первую очередь?

Олег Соболев: Сложный вопрос. Я думаю, сколько же раз я должен был быть убит. В первом же бою мина упала рядом в окоп, но не пробила доски, лишь оглушила нас с одноклассником. Не было бы досок, от нас ничего бы не осталось. В другой раз меня ранило нетяжело, и медсестра посадила меня на краешек в сани, которые ехали в медсанбат. По дороге трясло и я свалился с саней. Пока барахтался, они скрылись за поворотом. Я поднялся, пошел, а там взрыв. Смотрю, идет навстречу возница и ничего не соображает. Я иду дальше и вижу: лошадь на куски и всех, кто был в повозке - тоже.

Потом был случай. Начался обстрел, я сидел в воронке. Что-то меня толкнуло, я выскочил, а на мое место другой солдат запрыгнул. Его и разорвало, а меня контузило и в госпиталь отвезли. А командиры не разобрались и прислали похоронку моим родителям. А я вот он - живой! И до сих пор с вами!