Новости

22.06.2021 12:20
Рубрика: Культура

Психодрама с открытым финалом

Уникальный театр в Самарской психбольнице представит публике спектакль на стихи пациентов
Театр "Счастливый случай" подготовил к Всероссийскому фестивалю поэтический спектакль. Название взяли у Пушкина - "Глаголом жги сердца людей", остальное собирали из строчек пациентов - "Люди, верните мне крылья, я снова хочу летать...".
На любительском фото Белов (справа) со своими актерами. Они всегда с радостью выходят к зрителю Фото: Из личного архива Олега Белова На любительском фото Белов (справа) со своими актерами. Они всегда с радостью выходят к зрителю Фото: Из личного архива Олега Белова
На любительском фото Белов (справа) со своими актерами. Они всегда с радостью выходят к зрителю Фото: Из личного архива Олега Белова

За год работы крылья понемногу расправляли - врачи, пациенты и профессиональные актеры на одной сцене, получилось вовсе не пожарище, а повязка. Премьера намечена на конец сентября, когда в Самаре пройдет всероссийский фестиваль пара-театров. "Счастливый случай" под руководством заслуженного артиста России Олега Белова вполне вероятно вновь станет хедлайнером.

Антракт отменяется

В свои 42 года Олег Белов достиг многого: десятки ролей в различных театрах страны, а с 1992-го года - на сцене Самарского театра драмы. Бывали годы, когда он играл здесь до четырех премьер в сезон, а еще преподавал актерское мастерство в академии. Но на взлете творческой карьеры отлаженное колесо жизни вдруг забуксовало - случился инсульт. Не помогли ни позитивный настрой, ни здоровый образ жизни - Олег никогда не пил и не курил. Болезнь почти одержала верх!

О чем думал он, лежа в реанимации и потом долгими недвижимыми днями дома, где рядом была только жена Галина, которой пришлось оставить работу? Она стала его музой, сиделкой и ангелом-хранителем. Прозы жизни добавляло и то, что семья жила на пенсию инвалида первой группы.

- Понимаете, самое страшное после инсульта даже не то, что ты оказываешься наполовину обездвиженным, страшнее стать ненужным, выброшенным из жизни. Мне повезло с близкими, с коллегами, но - первая группа инвалидности... Полагалось меня уволить из театра, - вздыхает Олег Константинович, но тут же лицо его озаряет добрая улыбка.

В те нелегкие времена жизнь подбросила ему счастливый случай (так потом и назвали новый театр). Случай явился в лице тогдашнего директора драмы Вячеслава Гвоздкова:

- Олег, я нашел дело для тебя и твоей жены. Главврач психбольницы давно просил меня подыскать ему актера для их реабилитационного театра, да все руки не доходили. Это такая драма-терапия через искусство, - произнес своим бархатистым басом Гвоздков. - Ты сразу не отказывайся, присмотрись, попробуй. Театр ведь он везде театр, как и жизнь.

И они с Галей решили попробовать поработать на одну постановку, да так и остались... Больница выделила машину для поездок на работу еще слабо ходившему Олегу, дали помещение, кое-какое сценическое оборудование и предоставили режиссеру полную свободу творчества. Условие медиков было одно - никакой чернухи на сцене. Лечить могут только позитив и красота.

- От драматических конфликтов в театре не уйти, правды жизни у нас в том же Шукшине через край. Но боль - это не чернуха, а опыт. Наши актеры должны ассоциировать себя с героями пьесы, понимать, что они хорошо выглядят на сцене, - поясняет Олег Константинович. - Мы, когда Пушкина ставили, взяли костюмы XIX века. Когда девочка-артистка надела роскошное платье и вышла на сцену, зал на фестивале в Москве ахнул от восхищения. Прикоснувшись к психиатрии, я узнал, что существует около 300 видов заболеваний, и в силу этого пациенты очень разные, некоторых от обычных людей не отличишь. Наша задача - помочь им посредством сцены победить свой недуг и одиночество.

Необычные актеры

Поначалу у актера "обычного" театра были немалые опасения и стереотипы про решетки на окнах, смирительные рубашки, неуправляемых или заторможенных обитателей заведения. Но изнутри Олег быстро понял, что в большинстве своем это обычные люди, однажды не справившиеся со стрессом. И с ними можно общаться, работать, смеяться на дружеских чаепитиях. Такие посиделки Олег и Галина устраивают почти после каждой репетиции. Печенье, бутерброды, варенье и главный десерт - общение. Добрые отношения поддерживают даже с теми актерами, которые уже выписались из больницы. А некоторые "здоровые" продолжают играть в их театре.

- Им нужно не столько искусство, сколько взаимодействие с людьми, - вступает в разговор Галина. - За годы у нас сложились почти семейные отношения. С нами, в отличие от врачей, можно спорить, предлагать свои варианты, и потому, когда на репетиции заглядывают психологи, они удивляются: "Да вы просто все каноны рушите".

- Люблю наши репетиции: мы там и спорим, и поддерживаем друг друга, и прислушиваемся к советам руководителей. Несколько часов пролетают как один миг, - рассказывает о своем театральном опыте одна из актрис Аня, которая в коллективе с 2016 года. Сначала была небольшая роль учительницы в спектакле "Здравствуй, детство" по стихам Агнии Барто и Самуила Маршака. А потом появилась и большая работа. В 2019 году в театре поставили спектакль "Сельские жители" по рассказам Василия Шукшина. На одной сцене сделали невозможное - объединили медперсонал самарской больницы и пациентов.

- В больнице существует строгая дистанция между врачом и пациентом. В театре эти каноны рушатся. Они стали по-другому относиться друг к другу, и это очень радует, - делится руководитель студии Галина Колесник.

Семейная сцена

Вот уже девять лет Галина - официальный сотрудник психбольницы, она отвечает за костюмы, реквизит, декорации, пишет инсценировки и шьет костюмы. А Олег в качестве волонтера выступает режиссером-педагогом спектаклей. Основа труппы - пациенты, врачи, волонтеры, нередко Олег и сам выходит на сцену, ведь в больнице существует текучесть вылечившихся.

Со временем к новичкам пришла уверенность и даже мастерство, а вот на репетиции с Беловым никто никогда не опаздывал, их ждали, к ним с радостью готовились.

Ставили Пушкина, потом был чеховский "Медведь", "Чонкин" Войновича, "Сельские истории" Шукшина...

- Когда я им в самом начале прочел "Графа Нулина", - вспоминает режиссер, - они сказали: "Мы это не выучим никогда". Но у них нет актерского снобизма в плохом смысле слова. Они жадно слушают, выполняют все замечания. Тексты Пушкина выучили практически за неделю. Не понимаю до сих пор, как объяснить этот феномен, но у людей такое желание работать, такая любовь, горение, радость, что все получается - это то же самое, что талант. Я своим студентам все время больничных актеров в пример ставлю по усердию.

"Золотую маску" - каждому

Схожее чувство тревоги от "особых актеров" испытывала и я, отправляясь несколько лет назад на спектакль "Счастливого случая" - не надо ли будет притворяться, изображая восторг? Но случайный поход оказался счастливым. На сцене - задники с видами шукшинской деревни, простенький, но очень яркий реквизит, моментально погружающий во времена собственного детства. Игрушечный автомобиль заменяет артистам настоящий, брачное ложе имитирует лоскутное покрывало. И вместе с актерами и талантливыми текстами Шукшина фантазия зрителей включается на полные обороты. А потому аплодисменты, смех и слезы в зале настоящие, как и цветы с тортами - по завершении спектакля.

- Когда были на фестивале "Нить Ариадны" в Москве, меня больше всего возмутило, что особым театрам хотели устроить конкурс. Я возопил: да кого с кем сравнивать - больного слесаря с домохозяйкой, профессионального артиста с медсестрой, добровольно взявшей на себя обязанности режиссера? Здесь другие задачи - играя, возвращаться к жизни. И если им это удается, то "Золотую маску" можно давать каждому. У каждого из них глубокая травма. Но как они играют! Как погружаются в образ! Я хотел даже привести их к своим студентам как пример настоящей актерской самоотдачи.

Белов уезжает к Черному

Восстановившись после болезни, Олег Белов продолжает играть в профессиональном театре. Он мой любимый Амадеус. С тех пор как увидела его в роли Моцарта на сцене Самарской драмы, так и слежу - какую очередную мелодию, а именно так он умеет складывать слова, интонации и паузы, преподнесет зрителям. Обычно получается симфония, даже если это моноспектакль. На последней премьере "Господин Ибрагим" после его реплики "Путешествие закончилось" в зале вырубили свет (авария по всему микрорайону), но зритель не шелохнулся: энергия актера держала сильнее электрической... В тот же вечер узнаю, что Белов уезжает из Самары в Геленджик, где и начинал свой творческий путь и где ему уже предложено место и режиссера, и актера, и педагога... Сборы в финале, поэтому встречаемся на чемоданах, с легкой кислинкой от разлуки и чудесного вина, сотворенного его супругой. "Едем наводить мосты", - смеется Галина. "Если выпало в Империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря..." - цитирует Олег Бродского.

А я все волнуюсь за оставленное тут в Самаре - театр ментальных инвалидов, первый в России пара-фестиваль, студентов, зрителей и дом на Дворянской, где город так и не захотел или не смог оставить заслуженному артисту России квартиру.

Комментарий

Михаил Шейфер, главный врач ГБУЗ "Самарская психиатрическая больница":

- На сцене театра "Счастливый случай" - люди, которые не захотели в угоду предрассудкам жить с болезнью, а имели храбрость обратиться за помощью специалистов. И арт-терапевтическая группа - это перезагрузка, после которой возвращаются в семьи, устраиваются на работу. В стационаре пациенты зачастую годами лежат, потребляют еду и медикаменты, многие одиноки. А здесь - новая социальная реальность. Во время работы над спектаклем они взаимодействуют между собой, с режиссером, примеряют на себя новые роли, им становится интересно. Театр помогает жить с болезнью и ощущать себя значимым.

В регионах Культура Театр Драматический театр Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Самарская область