1 июля 2021 г. 00:10
Текст: Ольга Чагадаева (кандидат исторических наук)

Возвращение Петра и Февронии

Легенда об их вечной любви пережила столетия
Самый молодой всероссийский праздник - День семьи, любви и верности отмечается 8 июля, в день церковного почитания святых благоверных князя Петра и княгини Февронии Муромских. Почему именно эта супружеская чета стала идеалом брака в XXI веке? Ведь в русской истории можно найти не один десяток достойных примеров любви и верности до гроба - от благоверного князя Ярослава Мудрого и Анны Новгородской, воспитавших 10 детей (XI век), до царственных страстотерпцев Николая II и Александры Федоровны Романовых.
А. Простев. Из серии картин "Житие святых Петра и Февронии". Прощание с Муромом. 2008 год.
А. Простев. Из серии картин "Житие святых Петра и Февронии". Прощание с Муромом. 2008 год.

Инициатива исходила, что называется, снизу. За Петра и Февронию "ходатайствовали" жители маленького старинного городка Мурома. Святые благоверные супруги - их главное достояние. Помериться в славе с Петром и Февронией здесь может разве что уроженец этих мест былинный богатырь Илья Муромец. Легендарную княжескую чету в Муроме ревниво почитали до революции, и уже в конце 1980-х, когда нетленные мощи вернулись из запасников краеведческого музея в храм, традиция была возрождена. В 1992 году ко дню Петра и Февронии приурочили светский праздник - День города, который стал восприниматься не иначе как праздник семьи. На волне внимания власти к вопросам традиционных семейных ценностей неутомимые муромцы собрали почти 20 тысяч подписей (в 110-тысячном городе!) под призывом объявить 8 июля "Всероссийским днем супружеской любви и семейного счастья". Идея пришлась ко двору, и в 2008 году муромский почин был подхвачен на государственном уровне. Отныне Муром - туристическая Мекка для влюбленных и молодоженов; за любовь и верность, проверенные временем, российским парам вручают медали; а о святых Петре и Февронии стало известно соотечественникам, далеким от Церкви.

Легенда о бессмертной любви

Нужно признать, что за образец идеальных супругов были приняты не реальные люди, а герои самобытной средневековой повести, которой в XVI-XVII веках зачитывалась вся грамотная Русь. До наших дней дошло порядка 150 ее рукописных копий, что говорит о ее феноменальной популярности.

Самый старший из известных списков повести относится к середине XVI века, когда масштабная канонизация собрала в единый "пантеон" местночтимых святых всех недавно присоединенных к Москве земель. На церковном соборе 1547 года в числе других были причислены к лику святых и Петр и Феврония Муромские. При этом Феврония стала второй женщиной, после княгини Ольги, канонизированной Русской православной церковью.

Новоявленным святым супругам был написан канон и составлено их оригинальное житие - в виде повести, которая совершенно не вписалась в рамки агиографического жанра. Даже для "славных чудотворцев, дарующих исцеление всем, приходящим к ним", повороты сюжета оказались слишком фантастическими: в нем и змей-искуситель, и меч-кладенец, и бесстрашный князь-змееборец, испачканный ядовитой кровью, и мудрая дева-целительница, и, кстати, как ни странно, - ни слова о любви. Фактически автор повести, высокопоставленный книжник Ермолай (в монашестве Эразм) по заказу митрополита Макария, а, возможно, и самого царя Ивана Грозного, собрал и художественно переработал несколько вариантов народной легенды о Петре и Февронии, имевших хождение в Муромской и Рязанской землях.

Петр и Феврония в повести Ермолая

Итак, сюжет легенды. Некогда правил в Муроме благоверный князь Павел, да вот случилась беда - сам дьявол в облике змия-искусителя стал являться к княгине и соблазнять ее. Прилетев во дворец, змий оборачивался Павлом, но княгиня разоблачила насильника и прознала, что смерть его ждет "от Петрова плеча, от Агрикова же меча". Младший брат князя Петр, любящий брат и верный слуга, вызвался помочь, в молитвах обрел легендарный меч, убил змия, но испачкался в его поганой крови и тяжело заболел. Все тело молодого князя покрылось незаживающими струпьями, и ни один врач не мог излечить его. Тогда Петр отправился в Рязанскую землю, славившуюся своими лекарями, и в тех краях, в деревне Ласково, повстречал необыкновенную девушку по имени Феврония. Дочь простого пчеловода-бортника, она была удивительно мудра и обладала даром исцеления. Правда, вылечить князя согласилась только с условием, что тот возьмет ее в жены. Князь схитрил: пообещал жениться, но, выздоровев, попытался откупиться дарами ... и заболел вновь. С покаянной головой вернулся Петр к обманутой девушке, та без упрека снова исцелила его, и князь взял ее в жены. Супруги вернулись в Муром и жили тихо, в благочестии и согласии. Здесь бы и сказке конец, но умер старший брат Павел и княжеский престол перешел Петру. Бояре, подстрекаемые своими женами, строили козни против княгини-простолюдинки, но видя, что князь остается на стороне супруги, поставили ультиматум: или она, или трон. Верный брачному обету Петр отказался от княжения и вместе с женой и слугами поплыл по Оке куда глаза глядят. Тем временем в Муроме опьяненные жаждой власти вельможи устроили кровавую бойню, оставшиеся в живых поскорее послали за князем с мольбой: "Да не оставиши нас сирых, но возвратишися на свое отечествие!" И супруги возвратились в свой город, правили мудро и справедливо "аки чадолюбивый отець и мати". Жили они долго и счастливо, в старости постриглись в монахи и умерли в один день и час. Усопших, вопреки завещанию, хотели похоронить в разных монастырях, но на другой день они чудом воссоединились в едином гробу.

Не житие, а настоящий приключенческий роман! Неудивительно, что повесть десятилетиями перечитывали, переписывали и передавали из уст в уста и в царских хоромах, и в деревенских избах. Но ее герои имеют и абсолютно материальное свидетельство своего существования - нетленные мощи. Кому же молятся православные о добром женихе для девицы, о крепкой семье, "любви нелицемерной и единомыслии душ и телес"?

Петр и Феврония в Истории

Вопрос о прототипах средневекового шедевра остается открытым, но большинство исследователей вслед за Н.М. Карамзиным склоняются к версии, что под именем Петра был воспет правитель удельного Муромского княжества Давыд Юрьевич (не позднее 1172(?) - 1228). Он был одной из наиболее значимых фигур в истории Северо-Восточной Руси. Согласно летописям, князь Давыд Юрьевич вступил на муромский престол в 1204(5?) году, вслед за старшим братом Владимиром, и княжил почти четверть века. После смерти одного из сыновей в 1228 году принял постриг под именем Петра и вскоре преставился. Поиски сведений о его супруге в летописных источниках ожидаемо не увенчались успехом. И все же насчет Февронии у историков тоже есть довольно любопытные соображения. Известно, что в последние годы жизни князя Давыда в Муроме служил епископ Ефросин I. С огромной долей вероятности епископ собственноручно совершал постриг княжеской четы, и от него княгиня могла получить монашеское имя Ефросиния1. Сведения о 23-летнем правлении Давыда весьма скупы, так как муромских летописей не сохранилось, а соседи упоминали его лишь в контексте бесконечных междоусобиц, что плохо вяжется с кротким образом благоверного князя Петра. Смущает и несоответствие имен: старшего брата в летописи величают Владимиром, а не Павлом (впрочем князь мог получить при крещении второе имя, в летописи не отразившееся), и сам князь Давыд почему-то фигурирует в повести под монашеским именем, которое он получил незадолго до смерти. В середине XIX века историк церкви архиепископ Филарет Гумилевский попытался объяснить это авторской ошибкой: мол Ермолай (Эразм), ориентируясь на устные предания, перепутал мирское и монашеское имена, и благодаря невероятной популярности его творения, святые супруги, покровители христианского брака теперь почитаются под монашескими именами.

Покровители семейных уз

Согласно повести, после чудесного воссоединения Петра и Февронию с почестями похоронили в соборе Рождества пресвятой Богородицы. Такой храм в Муроме действительно существовал. Он стоял на высоком берегу Оки, на Воеводской горе и вплоть до революции был главным городским собором. Древнейшие камни в его основании датировались XII-XIII веками, так что летописный князь Давыд - Петр и его супруга могли быть похоронены в его стенах. За 8 веков собор неоднократно перестраивался. В 1550-е годы, после триумфального завоевания Казани, Иван Грозный распорядился возвести на месте старого новый храм с приделом в честь его святых "сродников" князя Петра и княгини Февронии. Иоанн Васильевич, кстати, особо почитал муромскую чету и немало способствовал ее "популяризации". По его повелению в новый храм перенесли их нетленные мощи, и сюда устремились вереницы богомольцев со всей страны. Очевидно, молились Петру и Февронии царь Федор Иоаннович и его супруга Ирина Годунова. Известно, что после рождения долгожданного первенца царица передала в дар Богородице-Рождественскому собору расшитый золотом покров с изображением покровителей семьи. Молились у мощей Петра и Февронии и Петр I, и Екатерина II, и Павел I, и будущий император Александр Павлович. В октябре 1834-го по пути из Нижнего Новгорода Муром посетил император Николай I: "Был в Соборе, потом слушали молебен, изволил прикладываться к святым мощам, в Соборе почивающим"2. Через три года его путь повторил будущий царь-освободитель.

После революции неразлучных Петра и Февронию ждали новые испытания. В 1919 году мощи бесцеремонно вскрыли и выбросил из раки "на экспектизу". Очевидец писал: "Тут найдены кости в порядке ... были приглашены двое докторов, у коих спросили их мнения и заключения. Доктора будто бы сказали, что вообще кости, где бы то ни было, могут лежать 300 лет. После же сего уже приходят в истление и превращаются в пыль. А, как известно, кости сих святых ... Петра и Февронии 800 лет"3. В 1920-1970-х годах мощи муромских святых выставлялись в антирелигиозном отделе краеведческого музея, а потом пылились в запасниках. Богородицкий храм, помнивший если не Давыда Юрьевича, то уж точно Иоанна Васильевича, разобрали в конце 1930-х, сегодня на его месте разбит городской парк, а мощи Петра и Февронии покоятся в Свято-Троицком женском монастыре.


C 2008 года памятники Петру и Февронии установлены в 60 городах России - это абсолютный рекорд в XXI веке.

Сочи. Памятник Петру и Февронии. Любви все возрасты покорны! Фото: РИА Новости

1. Левина И.В., Володихин Д.М. Петр и Феврония. М., 2016. С. 60.

2. Перлов Е.И. Журнал или Ежедневные Записки. 1833-1839./ Муромский историко-художественный музей-заповедник. Инв. № М-9729. Л. 13(15)

3. Дневник П.И. Целебровского, муромского художника//museum-murom.ru/scientific-work/sources-publishing/dnevnik-tselebrovskogo. Дата обращения 25.05.2021.