1 июля 2021 г. 00:10
Текст: Дмитрий Овчинников (кандидат педагогических наук)

Товарищ Артём. Смерть в аэровагоне

Сто лет назад пламенный революционер погиб в железнодорожной катастрофе вместе с конструктором чудо-поезда
26 июля 1921 года "Правда" в заметке "Катастрофа на Курской дороге" сообщила: "24 июля в 6 час. 35 мин. вечера, на курской дороге на 104-й версте от неизвестной пока причины сошел с рельс аэровагон, в котором находились делегаты Коминтерна и несколько пассажиров, выехавших из Москвы для ознакомления с фабриками и заводами Московского района. Из находившихся в вагоне 22 чел. убито 6: Отто Струнат (Германия), Гельбрих (Германия), Хсоолет (Англия), Константинов Ив. (Болгария), председатель Ц.К. союза горнорабочих т. Артём (Сергеев) и т. Абаковский.
Фёдор Сергеев (Артём) (1883-1921).
Фёдор Сергеев (Артём) (1883-1921).

Тяжело ранены шесть человек, из которых наиболее серьезно пострадал т. Фриман Поль (Австралия). Все они помещены в больницу. Остальные пассажиры отделались более или менее легко.

К выяснению причин катастрофы принимаются энергичные меры. Следствие ведут сотрудники Народного Комиссариата Путей Сообщения и МЧК".

О причинах трагедии историки спорят и сегодня.

Валериан Иванович Абаковский (1895-1921).

Конструктор аэровагона

Идею строительства железнодорожного вагона, оснащенного авиационным двигателем и воздушным винтом, впервые воплотил немец Отто Штайниц: в 1919 году он спроектировал самоходный вагон с авиационной силовой установкой Dringos. Главным его преимуществом была высокая скорость: "дрезина" разгонялась до 120-150 километров в час. Этим она и заинтересовала Валериана Ивановича Абаковского, служившего обычным шофером в ЧК города Тамбова и боготворившего технику.

В 1921 году он предложил построить новое передвижное средство для железных дорог - аэровагон.

Его планировалось использовать для скоростной перевозки особо важных персон и документов. По одним данным, аэровагон строили в Тамбове, по другим - в столице. Конструкция Абаковского была максимально упрощена и облегчена для достижения максимальной скорости. Машину оснастили авиационным двигателем, который установили впереди кабины. Двигатель вращал деревянный двухлопастный винт диаметром почти три метра. Среднюю и заднюю часть кабины выделили под сиденья для пассажиров: размеры позволяли перевозить до 20-25 человек.

К лету 1921 года начались испытания пробного образца. Тестовые заезды проводились на железнодорожных перегонах в центральных районах страны. К середине июля аэровагон преодолел более трех тысяч километров и показал высокие скоростные характеристики.

Казалось, 24 июля ничто не могло угрожать пассажирам, среди которых был товарищ Артём.

Прощание с погибшими в железнодорожной катастрофе при испытании аэровагона 24 июля 1921 г. Колонный зал Дома Союзов. Фото: РГАСПИ

Пламенный революционер

Федор Андреевич Сергеев, более известный как товарищ Артём (подписывался Артём (Сергеев)), родился в 1883 году в Курской губернии. Окончил реальное училище в Екатеринославле, поступил в Императорское Московское техническое училище (ныне МГТУ им. Н.Э. Баумана). Сразу после этого вступил в РСДРП, занялся революционной деятельностью, за что был исключен из училища, арестован, после освобождения получил запрет на обучение в вузах России. Получил пожизненную ссылку в Иркутскую губернию, бежал за границу. В 1917 году вернулся в Россию...

Артём был активным сторонником идеи Донецкой автономии и в 1918 году основал и возглавил Донецко-Криворожскую советскую республику. Воевал против войск Центральной рады, казаков атамана Каледина, австро-венгерских и германских оккупантов. Избирался членом ЦК, секретарем Московского комитета РКП(б).

Последнее фото пассажиров аэровагона перед отъездом из Тулы. 24 июля 1921 года.

Последняя должность - председатель ЦК Всероссийского союза горнорабочих. При поддержке Ленина он собирался создать разветвленную международную организацию шахтеров, своего рода Коминтерн горнорабочих, которая как та "самая организованная часть пролетариата" должна была стать движущей силой мировой революции.

Но планам не суждено было сбыться.

Заметка о трагедии в газете "Правда". 26 июля 1921 года.

Катастрофа

В июле 1921 года в Москве проходили заседания III конгресса Коммунистического Интернационала и I конгресса Красного интернационала профсоюзов. Артём предложил иностранным участникам съездить в Подмосковный угольный бассейн под Тулой, к советским шахтерам. Тут и пригодилась "аэродрезина новой конструкции". Утром 24 июля делегация во главе с Артёмом со скоростью 40-45 километров в час отправилась в сторону Тулы. Среди пассажиров был и конструктор Абаковский, которого заинтересованно расспрашивали о его детище...

Остановились за Тулой на станции Щёкино. Артём и делегаты отправились на шахты, спустились в забой, побеседовали с шахтерами. Из Щёкино переехали в Тулу, нанесли визит на оружейный завод. Побывали в местном театре на торжественном заседании городского Совета. Иностранные гости говорили с трибуны о значении русской революции для рабочих всего мира, о встречах с Лениным...

Переводил их выступления Артём.

На обратном пути торопились. Увеличили скорость до 80-85 километров в час. В 6 часов 35 минут вечера на 104-й версте от Москвы, рядом с Серпуховом, аэровагон на всем ходу слетел с рельсов и "разбился в щепы". Шестеро членов делегации погибли на месте, включая самого изобретателя, еще один скончался от травм позднее в больнице - это был австралийский коммунист Фриман.

Артёма нашли мертвым на полотне железной дороги с разбитой головой...

Прощание с телами погибших проходило в Колонном зале Дома Союзов, похороны состоялись 28 июля на Красной площади у Кремлевской стены.

Причиной крушения посчитали катастрофическое состояние железных дорог в России. Согласно официальной версии, аэровагон подскочил на неровности и сошел с рельсов. Следствие прекратили. Прекратили и разработку новой модели аэровагона.

Но вопросы остались.

Соратники (справа налево): Ф. Сергеев (Артём), И. Сталин и К. Ворошилов.

Версия сына

Сын Артёма - артиллерист, один из основателей зенитных ракетных войск СССР, генерал-майор Артём Федорович Сергеев (1921-2008), которому на момент гибели отца было всего четыре с половиной месяца, вспоминал:

"Как говорил Сталин, если случайность имеет политические последствия, к этому надо присмотреться. Выяснено, что путь аэровагона был завален камнями. Кроме того, было две комиссии. Одну возглавлял Енукидзе, и она увидела причину катастрофы в недостатках конструкции вагона, но Дзержинский говорил моей матери, что с этим нужно разобраться: камни с неба не падают.

Дело в том, что для противодействия влиянию Троцкого Артём, по указанию Ленина, создавал Международный союз горнорабочих. Оргкомитет союза был создан за несколько дней до катастрофы. Троцкий в то время представлял очень большую силу: на его стороне были и значительная часть армии, и мелкая буржуазия..."

Кто разбрасывал камни на пути аэровагона, разбираться не стали. Время собирать камни так и не пришло.

27 июля, через три дня после катастрофы, на заседании Политбюро обсудили вопрос "Об обеспечении семьи Артёма". Маленького Артёма взял на воспитание в свою семью Сталин...


P.S. 24 июля 1924 года, в годовщину трагедии, в украинском Бахмуте был открыт памятник революционеру, а сам город переименован в Артемовск. В 1943 году немецко-фашистские оккупанты взорвали монумент. После войны его восстановили - и вновь уничтожили уже земляки в 2015-м...

Иосиф Сталин - Артему Сергееву: "Дружку моему Томику..."

"Татька! - пишет Сталин летом 1930 года своей находящейся в отъезде жене Надежде Аллилуевой. - Бываю иногда за городом. Ребята здоровы. Мне не очень нравится учительница. Она все бегает по окрестности дачи и заставляет бегать Ваську и Томика с утра до вечера".

Васька, Василий Сталин - родной сын, а Томик, Артем Сергеев - приемный. Мальчики родились с разницей в 19 дней в одном роддоме. Их матери были подругами, а отцы - соратниками и единомышленниками.

Артём Сергеев (справа) и Василий Сталин. 1926 год.

Незадолго до катастрофы аэровагона Федор Сергеев, будто предчувствуя неладное, попросил друга Иосифа: "Всякое может случиться. Присмотри за моими".

Артему Сергееву было четыре месяца с небольшим, когда отца не стало. Мать, Елизавета Львовна, сильно болела, поэтому мальчика взяла на воспитание семья Сталиных. Как вспоминал Артем, "это было двоедомство": "У меня был дом моей матери и дом Сталина". Усыновление никогда не было оформлено официально, на бумагах, Сталин просто выполнил обещание, данное другу.

У вождя практически не было времени на семью, и все же он не забывал о подарках детям. На восемь лет подарил Артему "Маугли" Киплинга, на девять - чернильный прибор, на двенадцать - патефон с пластинками. Но самым ценным подарком была для мальчика книга Даниэля Дефо "Робинзон Крузо" с дарственной надписью Сталина: "Дружку моему Томику с пожеланиями ему вырасти сознательным, стойким и бесстрашным большевиком".

Томом в сталинском доме его звали потому, что у отца в эмиграции было прозвище "большой Том".

"Родство" с вождем не помогало Артему, а скорее мешало в реальной жизни. Во время учебы в артиллерийской академии, уже после войны, отличник Сергеев не мог сдать зачеты, его не допускали к экзаменам, преподаватели чинили козни. Артем Федорович никак не мог понять, в чем дело. Много позже выяснилось, что при его поступлении Сталин позвонил начальнику академии и велел быть с Сергеевым построже. Напуганные преподаватели перестарались...

Главный маршал авиации Александр Голованов в книге "Дальняя бомбардировочная писал: "Личная жизнь Сталина сложилась, как известно, неудачно. Жена его застрелилась, и он с детьми остался один. Новой семьи у него не получилось, а дети как-то около отца не прижились...". Последний раз Артем Федорович наедине общался со Сталиным перед войной. После были только официальные встречи при большом скоплении людей.

В книге "Беседы о Сталине" он вспоминал свою вторую семью с теплотой и любовью. С Василием крепко дружил до самой его смерти...