31.08.2021 21:40
    Рубрика:

    Овчинников прожил замечательную, интереснейшую жизнь

    Для нас, журналистов "Российской газеты", это было и счастьем, и удачей - работать вместе с Всеволодом Овчинниковым. Как все по-настоящему блестящие профессионалы, он был прост и доступен. Ни тени чванливости, ни намека на снисходительность. Исключительная доброжелательность и искреннее желание помочь.

    Он пришел в "Российскую газету" уже состоявшимся, прославленным журналистом и писателем. Он был автором мирового бестселлера - знаменитой на весь мир "Ветки сакуры" - блистательной книги о Японии и японцах. Он написал "Корни дуба" - столь же глубокую и талантливую книгу о Британии и британцах...

    Когда речь заходила об Овчинникове, все прекрасно понимали: это редкий случай, позволявший говорить не о старой, не о новой журналистике, а о журналистике на все времена. Первым признаком этого высочайшего качества нашей профессии было его абсолютное знание того, о чем он писал. Овчинников никогда не написал бы того, в чем он не уверен окончательно. Эта тотальная компетентность была и теперь уже навсегда останется его личным фирменным знаком. То, что написано Овчинниковым, можно не проверять - смело печатать. Так и поступали редакторы. Они всецело полагались на его компетентность и ни разу об этом не пожалели.

    Его можно было разбудить ночью и попросить написать срочную заметку. Заметка появлялась на столе редактора вовремя

    Он был очень добрым и веселым человеком. Прекрасно одевался. Не шикарно, но с удивительным вкусом. Был по-мужски элегантен, привлекателен, до последнего времени на него заглядывались женщины, но только его прекрасная жена Муза Павловна знала, что навсегда останется его Музой.

    Его можно было разбудить ночью и попросить написать срочную заметку. Заметка неизменно появлялась на столе редактора вовремя и точно в том объеме, который был нужен. Это тоже признак великого профессионала.

    Он прекрасно знал японский, китайский, ну, английский - это само собой. Наше счастье в том, что он великолепно знал свой родной - русский. На этом языке написаны его остроумные материалы и глубокие книги. Теперь нам остается только читать Овчинникова. Что, впрочем, очень и очень много.

    Журналисты "Российской газеты"