05.09.2021 20:00

Прямая трансляция фестиваля "Спасская башня"

Сегодня на телеканале ТВ Центр и в ВКонтакте идет прямая трансляция заключительного главного представления "Спасской башни". Наши читатели могут смотреть эту трансляцию на сайте "РГ".

Ведет прямой репортаж с Красной площади официальный диктор фестиваля Александр Романов.

Все, кто следит за вечерними (они же основные) шоу "Спасской башни", узнает этот голос. Но при этом… никто не знает Александра в лицо. За исключением, конечно, коллег - он в составе группы главного режиссера фестиваля Юрия Мархолиа.

"РГ" решила исправить ситуацию.

С фотокорреспондентом Сергеем Михеевым мы поднимаемся в радиорубку, где рабочее место официального "голоса" военно-музыкального шоу. Визуально рубка выглядит так: крохотный кабинет в многоярусной надстройке-прямоугольнике над сектором VIP-трибун. Александр - на высоте положения, в том числе и буквально. Он сидит на высоте 14,5 метра от брусчатки. Вид, прямо скажем, ошеломляющий. Предположу, что точки съемок, расположенные на Храме Василия Блаженного и на Спасской башне, расположены еще выше. Но трудно избавится от впечатления, что ты - выше всех.

Фото: Сергей Михеев/ РГ

Строго говоря, "радиорубкой" это место называю только я, а так-то она носит скучное наименование: "помещение ведущего режиссерской группы…". Но в конце концов, и Храм Василия Блаженного совершенно не так зовется, это лишь разговорная версия. Не верите - проверьте. Не будем придираться, как народ назвал - так и правильно.

- Называйте радиорубкой, если так нравится, - великодушно разрешил нам "голос" фестиваля.

Александр, а вас в лицо на Красной площади узнают?

Александр Романов: Нет, никогда. И не только на площади - нигде. Да это и к счастью.

Для многих как раз счастье заключается в славе.

Александр Романов: Публичность так или иначе накладывает свои отпечатки. Можно сказать - несет определенные последствия. К этому нужно быть готовым, становиться публичным человеком нужно осознанно. Мне не хотелось бы.

У вас есть обратная связь с оркестрами? Вот представляете коллектив, выходящий на брусчатку. Потом благодарите, говорите слова прощания. А не поступают ли просьбы с земли: исключить из приветствия какие-то слова? Или, напротив, что-то еще сказать?

Александр Романов: Разумеется, но не в ходе вечерних представлений, а во время репетиций. Фестиваль официально открылся 27 августа, а репетиции начались 23 августа. Шли с утра и до вечера. И вместе с коллективами я тоже участвую в репетициях. Все участвуем: и техники, и диктор, и т.д. Проговариваем все нюансы. Сценарий в первозданном виде - это "рыба", в него вносят правки по ходу репетиций. Окончательная картина более-менее вырисовывается к открытию. Но и это не совсем еще окончательный вариант. Каждый вечер после представления проводят "разбор полетов" прямо на площади. Собираются ключевые фигуры: главный режиссер и его помощник, руководство фестиваля. В силу обязанностей я не могу там не присутствовать.

А какие замечания?

Александр Романов: Режиссер может мне указать: "не додал" настроения. Что-то смазал - а надо ярче. По части редактуры текста мои предложения приветствуются, но итоговое решение не за мной.

Лично у вас уже появились оркестры или коллективы-любимчики?

Александр Романов: В этом плане я мало чем отличаюсь от всех остальных зрителей. Сам же произношу в микрофон фразу о том, что на площадь выходят любимцы фестиваля - Оркестр суворовцев Московского военно-музыкального училища и воспитанницы Пансиона минобороны. Вне сомнений, суворовцы и воспитанницы - очень яркий коллектив, каждый год они всех поражают режиссерской задумкой и драматургией. Всегда приятно видеть иностранные коллективы, в этом году их не так много, как хотелось бы. Но прекрасно выступают.

А из прошлых фестивалей. Не задумываясь, сразу кто приходит в голову?

Александр Романов: Оркестр на велосипедах "Крещендо". Невероятно яркий марширующий шоу-бэнд из Нидерландов. Оркестранты в национальных костюмах, в традиционных голландских деревянных башмаках. Незабываемое шоу: велосипеды в сочетании с пешими интермеццо. И как им это удается?

Перед открытием была масштабная репетиция. Всем дали указание: репетируем при полном параде, в форме. Все и пришли в форме, кроме Центрального военного оркестра. Они были в киверах и в джинсах. И вдруг ваш голос: "Спасибо Центральному оркестру за блестящее выступление. Ждем вас завтра. Желательно - в военной форме!". Те, кто был на трибунах, хохотали от души. Сам так решил?

Александр Романов: Скажу так: это наше совместное решение, режиссерского состава. Я поддержал. Почему нет? Тем более это была репетиция, мы могли позволить себе некоторые вольности. Думаю, оркестранты на нас не обиделись.

Все фотографы всех газет вам благодарны! Ведь газета выходит в день открытия фестиваля, и желательно показать участников во всей красе. В финале при построении сводного оркестра, Центральный - в центре. И как только ребята не изощрялись, чтобы джинсы не попали в кадр!

Александр Романов: Но отступлений от текста у нас самый необходимый минимум. Я стараюсь придерживаться определенных рамок. Нельзя самовольничать. Это же огромная ответственность: Красная площадь, тебе выпала честь вещать на такую многочисленную аудиторию - надо все взвесить, десять раз обдумать каждое слово. Мне лично выпало счастье знать Евгения Александровича Хорошевцева, народного артиста России. Который много лет был официальным голосом фестиваля "Спасская башня" и диктором протокольных и официальных мероприятий президента. Его я бесконечно уважаю как мастера, великого маэстро. Бесконечно жаль, что его недавно не стало (Евгений Хорошевцев в возрасте 76 лет скончался 13 декабря прошлого года, - От ред.). Ориентируюсь на его подачу, помню его интонации. Повторить невозможно, но уроки помню, стараюсь работать в ключе, который наблюдал и запомнил.

На фестивале каждый день танцы и музыка - такая работа не сподвигла еще самому помузицировать, станцевать? Музыкальными инструментами владеете?

Александр Романов: Любовь к музыке есть, а профессиональных навыков - увы. Хотя даже гитара в наличии имеется. Но дальше нескольких аккордов дело не пошло. Пение? Очень жаль, что не случилось профессионального пения в моей жизни. В компании близких людей пою, но не знаю насколько это возможно слушать. Есть приятные комментарии, друзья говорят, что неплохо получается. От души, но совершенно непрофессионально.

Но все впереди. Мне запал в душу эпизод: несколько фестивалей назад рабочий трактора (вывозил на площадь платформу для танцев) вышел из кабины и спел. Нам, журналистам, тогда сказали: это экспромт. Рабочий каждый день на фестивале, захотелось спеть самому - ему пошли навстречу. Публика принимала на ура.

Александр Романов: Не знаю даже как вам и сказать… Это был профессиональный вокалист. Один из членов режиссерско-постановочной группы. В кабине трактора он оказался не случайно.

Ничего себя! А я, как и тысячи зрителей, повелся.

Александр Романов: Но это значит, что задумка режиссера удалась.

Вы вспомнили великого Хорошевцева. Евгений Александрович был ассистентом режиссера легендарного Юрия Борисовича Левитана, затем его учеником. А позже они вместе вели репортажи с Мавзолея 1 мая и 7 декабря. Хорошевцев рассказывал, что Левитана вообще никто в лицо не знал. Был забавный случай, когда он продирался сквозь праздничную толпу, опаздывал на передачу об окончании войны. Когда стало ясно, что не пробиться, взмолился: "Товарищи, пропустите! Мне надо в Радиокомитет, я Левитан!". Толпа не поверила, ну какой ты Левитан. Левитан - это человечище, мы же слышим по голосу… Так сказать, судьба "голоса за кадром".

Александр Романов: Но все-таки, когда знают твой голос, но не узнают в лицо - это тоже неплохо. Но сейчас я говорю только о себе.