6 сентября 2021 г. 09:36

Уральские скауты ищут могилу первого советского пионервожатого

Мы идем через крапиву, которая обжигает даже не ноги - лицо. На проржавевших пирамидках, увенчанных то звездами, то крестами, не разобрать ни буквы. Надежды на успех все меньше: вместе с братством православных скаутов мы ищем на Михайловском кладбище могилу Михаила Петровича Стремякова.

Михаил Стремяков родился в 1903 году в Санкт-Петербурге, подростком вступил в скаутский отряд. Походы, игры, необычная форма - Мишу очаровала и увлекла жизнь юных следопытов, и это увлечение определило его дальнейший путь.

Именно он в 1922 году организовал в Москве первый пионерский отряд и, таким образом, всю пионерскую организацию. А потом создал главную газету советских детей - "Пионерскую правду". В 47 лет его жизни вместились работа в "Комсомольской правде", пять лагерных лет в Воркуте, боевой путь в качестве рядового, а позднее фронтового корреспондента во время Великой Отечественной и, наконец, высылка на Урал после войны. Умер этот человек необычной судьбы в 1950 году. Его имя написали на мемориале героям революции на Ивановском кладбище Екатеринбурга. Тем временем сам он похоронен где-то на Михайловском…

Мишка - так обращались к нему товарищи. Каким он был? Знаменосец первого отряда Борис Кудинов вспоминал:

"…неугомонный, талантливый организатор, Миша водил отряд в походы, устраивал лесные лагеря, экскурсии на фабрики и заводы, привлекал нас к трудовым делам - разгрузке вагонов с дровами, барж на Москве-реке. Мы учили грамоте взрослых, боролись с детской беспризорностью… Миша знал много интересных игр и революционных песен… Ребята беззаветно любили вожатого и готовы были идти за ним в огонь и воду".

- Я знаю, что он руководил последним скаутским отрядом и первым пионерским, - говорит современный скаут Клементина Караева, вожак патруля "Лесные коты", - и это такое упущение для меня лично, что его сначала репрессировали, а потом забыли!

Для Клементины это уже вторая попытка найти место захоронения героя. Вместе с членами своего отряда она продирается через заросли, осматривает памятники, пытаясь разглядеть на них следы букв.

- Металлический памятник, если его не подновляют, выполняет свою функцию тридцать лет. Потом краска осыпается, и прочитать надпись уже невозможно. Мраморные или гранитные памятники с выбитыми надписями - другое дело. А металлический, поставленный в 1950-х, идентифицировать поможет только чудо! Чудо бывает довольно редко, - добавляет пессимизма историк Николай Неуймин, с которым мы говорим на следующий день, после второй неудачной экспедиции.

По его совету обращаюсь в службу городских кладбищ. Маленькое чудо происходит: теперь мы знаем, что искать нужно в восьмой секции. Совсем небольшой участок в сравнении со всей территорией Михайловского кладбища. Но на нем несколько сотен памятников, и десятки из них безымянные.

- Такие личности не должны исчезать, уходить в небытие, - убежденно говорит Всеволод Кривцов, руководитель совета братства православных следопытов России, - он стойко выдержал все испытания, которые ему выпали, до конца стоял.

Предпринимаю еще одну попытку - ищу информацию о родственниках Стремякова. У него была дочь Татьяна, которая хоть и была в годы войны школьницей, награждена медалью "За оборону Москвы". Может, удастся выйти на ее след, а она подскажет точное место отцовской могилы…

- Вы опоздали на пару месяцев. Татьяны Михайловны не стало этим летом, - отвечают в одной из московских организаций соцзащиты.

Чуда не произошло. Но уральские скауты не готовы сдаться. Поиск продолжается.