Новости

22.09.2021 18:46
Рубрика: Культура

Большой театр в пандемию: мировые премьеры и гастроли

По традиции руководители Большого театра пришли в редакцию "РГ", открывая новый сезон. Но сложнейший предыдущий сезон при всех его экстремальных обстоятельствах стал одним из самых удачных для Большого театра за последние десятилетия. О том, каким был год пандемии внутри театра, кто поддержал труппу, о событиях и географии гастролей в новом сезоне рассказали на "Деловом завтраке" в "РГ" гендиректор Большого театра Владимир Урин, музыкальный руководитель и главный дирижер Туган Сохиев и художественный руководитель балетной труппы Махар Вазиев.
На сборе труппы перед открытием нового, 246-го сезона. Владимир Урин верит в силу Большого.  Фото: Олеся Курпяева/РГ На сборе труппы перед открытием нового, 246-го сезона. Владимир Урин верит в силу Большого.  Фото: Олеся Курпяева/РГ
На сборе труппы перед открытием нового, 246-го сезона. Владимир Урин верит в силу Большого. Фото: Олеся Курпяева/РГ

Как вам удавалось обходить пандемию стороной? В театрах отменялись спектакли, заболевали артисты, выходили из строя целые технические команды, некоторые даже закрывались. А в Большой театр, наоборот, приезжали мировые звезды, шли спектакли, выпустили десять премьер, в том числе с западными постановщиками.

Владимир Урин: Это была колоссальная работа, несравнимая с тем, что мы делаем в повседневной жизни. Ситуация с пандемией была неблагополучная, действовали ограничения. Мы все, что требовалось от нас, соблюдали: масочный режим, дистанцию, на репетициях старались до самого последнего момента не собирать коллективы на массовые сцены, то есть организовывали работу так, чтобы минимизировать риск заражения. Но цифра заболевших в театре - около 600 человек - говорит сама за себя. Целый ряд спектаклей был под угрозой срыва. Но только один спектакль мы отменили на Исторической сцене: в начале сезона Ильдар Абдразаков заболел на "Дон Карлосе", где пел вместе с Аней Нетребко и Юсифом Эйвазовым. Несколько спектаклей пришлось отменить на Камерной сцене: там у нас тесное пространство, заболели артисты хора. Но в целом все, что было запланировано в сезоне, мы сделали. Что касается иностранных артистов и постановочных команд, то на приезд каждого их них мы запрашивали разрешение у правительства. И надо отдать должное - минкультуры и правительство работали очень оперативно, без задержек оформляли все необходимые документы. Без этой помощи мы с ситуацией не справились бы.

Цифра заболевших в театре - около 600 человек - говорит сама за себя. Целый ряд спектаклей был под угрозой срыва

Балетный сезон начинался сенсацией - не просто спектаклями, а премьерой четырех балетов, поставленных зарубежными хореографами - "Четыре персонажа в поисках сюжета".

Махар Вазиев: Тот сезон вообще невозможно сравнить ни с чем. Когда мы уходили в режим самоизоляции, у нас была тревога, что на сцену мы возвратимся не скоро. Театр был закрыт, но я приходил довольно часто и находил там только одного человека - Владимира Георгиевича Урина. Он все время находился в театре. Капитан корабля. Очень поддерживал нас попечительский совет: мы перезванивались, обсуждали, и я был поражен их отношением. Как-то звонит Олег Дерипаска, спрашивает: что-то будете делать? Говорю: что мы можем делать, все дома на кухнях танцуют? При этом наши артисты были свободны, все контракты нарушились, атмосфера была тяжелая - люди перепуганы, сторонились друг друга. В тот момент и родилась идея сделать "Четыре персонажа в поисках сюжета". Этот проект дал артистам балета забыться. А для меня он стал одним из самых любимых на всю мою оставшуюся жизнь. Как наши артисты работали! Мы вообще были единственной балетной компанией, которая начала делать спектакли на том этапе.

Разве Мариинский театр не работал тогда?

Махар Вазиев: Мариинский был в тот момент в отпуске. Весь балетный мир наблюдал за нами. У них все было закрыто, многие наши коллеги потеряли работу, оказались в ужасающей ситуации. И они просто не могли поверить, что мы начали показывать спектакли, следили за каждым нашим шагом, писали: мы счастливы, что вы начали работать, значит, в ближайшем будущем и мы начнем! У них появилась надежда.

В ситуации, когда Европа и Америка стояли, мы для них стали "окном в Европу", точнее - в творческую Россию

Весь сезон прошел в полупустых залах, так начинается и новый сезон. Это проблема для Большого театра и артистов?

Махар Вазиев: Помню, я был у Владимира Урина, а он говорит: ситуация такая, что придется при 25-процентной заполненности зала играть. Я ответил: если даже будет пять процентов, мы будем выступать, иначе нам грозит потеря профессии.

Владимир Урин: Когда ограничения с 50 процентов перешли на 25, я сгоряча в одном из интервью сказал: лучше закрыть театры! Иду по театру, навстречу мне - Светлана Юрьевна Захарова, она говорит: Владимир Георгиевич, вы сказали, что лучше закрыть. Не надо!

Владимир Урин: Нельзя превращать театр в комбинат по производству и прокату продукции, потому что мы занимаемся живым творческим делом. Фото: Сергей Куксин/РГ

Большой театр неожиданно стал прибежищем для мировых звезд. Пласидо Доминго, Анна Нетребко, Ильдар Абдразаков выступали не разово, а в текущем репертуаре театра. На сцену Большого выходили Оксана Дыка, Эрвин Шротт, Хавьер Камарена и многие другие. Что это значило для труппы?

Туган Сохиев: Конечно, для оперной труппы прошлый сезон был чрезвычайно сложным. Ситуации возникали иногда опасные, когда звонили буквально за день до спектакля и сообщали: у одного из солистов положительный тест. Кто может срочно заменить? Звоним артисту: знаешь партию? - Знаю. - Завтра будешь петь спектакль. Зритель, конечно, ничего этого не знал. При этом до конца декабря не был разрешен въезд в страну ни одного иностранного артиста, и мы все спектакли давали собственными силами. С января, когда ситуация немного улучшилась, мы смогли уже приглашать к нам артистов и постановщиков. И в ситуации, когда Европа и Америка стояли, мы для них стали "окном в Европу", точнее - в творческую Россию. Все стали приезжать к нам. В феврале у нас с большим успехом выступила в "Путешествии в Реймс" сопрано из Южной Африки Притти Йенде, одна из сегодняшних реальных звезд. Пласидо Доминго пригласил на свой гала-концерт друзей - знаменитых артистов, и все они прилетели к нам из разных уголков планеты, не побоялись. По сути, благодаря этой пандемии, мы наладили сейчас творческие контакты с артистами, которые раньше только слышали про Большой театр, про Москву, Россию, но никогда здесь не работали. Теперь они говорят: я отменю все и приеду к вам, буду петь у вас!

Лоэнгрин уедет в Мет

В новом сезоне Большой театр заявил девять премьер. Три из них пройдут на Камерной сцене Покровского. В прошлом году вы показывали проект реконструкции Камерной сцены, уже подбирали помещение для переезда. Но, судя по афише, переезд не состоится?

Владимир Урин: Я показывал тогда предпроект для разработки. А проект уже готов и должен уйти в экспертизу. Надеюсь, если все будет благополучно с финансированием, с середины следующего года, в крайнем случае, с середины 2023 года приступим к реконструкции. Весь этот сезон мы продолжим работать на Никольской. Реконструкция рассчитана на два с половиной года, и как раз к 250-летию Большого театра (в 2026 году) у нас появится новая Камерная сцена.

Премьеры, заявленные для этой сцены, нетривиальны - это оперы, совсем неизвестные в Москве - "Фальстаф, или Три шутки" Сальери, "Линда ди Шамуни" Доницетти.

Владимир Урин: Но я открою маленькую тайну: у нас в планах есть еще один "Фальстаф" - Верди на Новой сцене, правда, уже не в этом сезоне. Нам это показалось интересным - сделать двух "Фальстафов".

Большой театр объявил на февраль премьеру оперы Вагнера - "Лоэнгрин", причем в копродукции с Метрополитен-оперой. В чем состоит эта совместная работа, учитывая, что в Нью-Йорке ситуация непростая? Кто будет петь, если за последние полвека в Большом шли только два вагнеровских спектакля - "Золото Рейна" (1979) и "Летучий голландец" (2004)?

Туган Сохиев: Мы - театр, построивший свою историю на русской опере. Но сегодня у нас огромный мировой репертуар. Пытаемся сохранять баланс. Фото: Сергей Куксин/РГ

Владимир Урин: С Метрополитен-оперой у нас проект трех совместных постановок, и мы сразу договаривались, что два спектакля - "Саломея" Рихарда Штрауса и "Лоэнгрин" Вагнера будут ставиться в Большом театре, а потом уедут в Америку. "Аида" - наоборот, будет сделана в Нью-Йорке, а потом - у нас. Все договоренности выполняются. Директор Метрополитен-оперы Питер Гелб был у нас на премьере "Саломеи", приезжал к нам не так давно, когда мы принимали макет "Лоэнгрина". Премьера назначена на 24 февраля. Сразу скажу, что мы сыграем два цикла спектакля - в феврале и в апреле, после этого "Лоэнгрин" уедет в Мет.

Туган Сохиев: Что касается певцов, то состав будет смешанный, обязательно будут приглашенные певцы. Это принципиально важно для нас. Мы не специалисты по Вагнеру и такого рода репертуар должны осваивать творчески. Мы зовем на "Лоэнгрина" дирижера Эвана Роджистера, имеющего серьезный опыт работы над Вагнером, режиссера Франсуа Жирара, который хорошо понимает художественную структуру этого произведения, и, конечно - певцов. Так же мы делали, когда осваивали оперы Генделя. Важно, чтобы наши солисты попадали в среду тех, кто знает стилистику, особенности музыкального языка композитора.

Эльзу будет петь Анна Нетребко? Ее ведь с этой партией даже в Байройт приглашали.

Туган Сохиев: Нет, об этом речи не шло, у нас шли дискуссии с Анной Нетребко по поводу "Саломеи" и "Аиды". "Саломея" состоялась, к сожалению, без ее участия. Анна Юрьевна отказалась, и я ее понимаю. Как делают сезон Метрополитен, Ковент-Гарден, Ла Скала? До пандемии их сезон был распланирован до 2026 года. Я часто задаю вопрос их менеджерам: вы взяли на партию эту певицу, а вы знаете, как будет звучать ее голос через четыре года? Проблема заключается в том, что инструмент, который называется "голос", это просто две маленькие мышцы, и на них влияет все - погода, физическое состояние, настроение, человек может просто сорвать голос. Бывает и в Большом театре, что мы назначаем певцов, а спустя время начинаются репетиции, и я понимаю, не ложится на человека эта роль, не получается. К певцам нельзя подходить так: через пять лет будешь петь Саломею. Анна Нетребко приняла правильное решение - вдохновившись идеей спеть Саломею, она попробовала и поняла, что это не ее партия. Ведь она хочет петь еще долго.

Камень будущего

Как продвигается стройка филиала в Калининграде, какие планы вы связываете с этой сценой, как планируете формировать труппу, афишу?

Владимир Урин: Мы заложили камень на месте будущего театра. У нас с филиалом та же ситуация, что и с Камерной сценой - проект готов и ушел в экспертизу. Как только начнется реальное строительство, мы приступим к формированию коллектива. Управлять театром из Москвы мы не будем. Мы все - и Сохиев, и Вазиев, и Борисов, главный хормейстер, будем собирать для Калининграда такую же команду, как в Большом театре. А дальше эта команда сама начнет формировать труппу театра. В Калининграде открывают хореографическое училище, специальную музыкальную школу, есть высшее учебное заведение. Они и будут решать в перспективе вопрос кадров, но пока основу этой труппы предстоит собирать по России. Очень важно, что рядом с будущим театром уже стоят корпуса жилых домов и у нас не будет проблемы с приглашением людей: жилье есть. Думаю, что поначалу мы какие-то наши спектакли туда перенесем, чтобы была база репертуара. Но главное для любого театра - это создание новых работ.

Молодежная программа дает колоссальные возможности для артистов из разных городов России: не надо бояться, надо показываться

Основная сложность, связанная с Калининградом, - транспортировка, возможная только авиасообщением.

Владимир Урин: Мы ничего туда привозить не будем. Это принципиальный вопрос, который мы ставили сразу, когда делали проект: там должны быть собственные мастерские. Эти мастерские смогут производить декорации не только для Большого театра, но для всех театров Калининграда.

Опера на каждый день

В последние годы репертуар Большого театра стал универсальным и практически не отличается от репертуара ведущих мировых театров: барочный репертуар, бельканто, Рихард Штраус, мюзикл, оперетта, но нет ряда названий, которые составляли основу его репертуара в ХХ веке: это оперы Глинки, "Князь Игорь", более редкие названия - "Демон", "Псковитянка". Планирует ли театр возвращать эти названия в репертуар?

Туган Сохиев: Это как раз то, что является первоосновой нашего репертуара. Мы - театр, построивший свою историю на русской опере. "Иваном Сусаниным" Большой театр всегда открывал новый сезон 1 сентября. Что касается "Псковитянки", то в концертном варианте мы ее даже возили во Францию. И "Князь Игорь" Юрия Любимова не снят из репертуара. Все эти названия исторически очень важные, но надо иметь в виду, что в те времена в репертуаре Большого театра не было опер, которые идут сегодня: Штраус, Гендель, Доницетти. Если сейчас ставить в афишу все, что у нас есть, нам придется давать каждый день оперный спектакль. Мы пытаемся сохранить баланс: ставим одну-две русских оперы в сезоне, барочную или классическую оперу, итальянскую или немецкую, французскую оперу. Для любителей большой русской оперы в афише есть "Евгений Онегин", "Пиковая дама", "Борис Годунов", в новом сезоне у нас появится "Хованщина" Мусоргского в постановке британского режиссера Саймона Макберни. Недавно у нас была премьера "Мазепы".

При таком расширении репертуара, когда каждый год появляется до десяти премьер, Большому нужна новая сцена?

Владимир Урин: В первую очередь надо понимать, что нельзя превращать театр в комбинат по производству и прокату продукции, потому что мы занимаемся очень живым творческим делом. Конечно, надо думать об этом расширении, тем более спрос есть, зрители ходят в Большой театр.

Махар Вазиев: Все спектакли нашего репертуара за один, два сезона показать невозможно даже при наличии пяти сцен. Но Большой театр в будущем должен рассмотреть вопрос с учетом специфики и оперы, и балета. Балетная труппа Большого театра должна иметь возможность планировать. К сожалению, у нас неравнозначные по размеру сцены - Историческая и Новая, и здесь всегда возникает проблема.

На сцене Большого сегодня идут балеты "Герой нашего времени", "Анна Каренина", недавно вышла "Чайка" - все это современное прочтение русской классики. Нет ли идеи создать эксклюзивный цикл Большого театра - заказать современным композиторам балетные и оперные партитуры по русской классике?

Махар Вазиев: В балете у нас русская классика есть - кроме всего названного, идет еще "Онегин" Джона Крэнко.

Владимир Урин: Композитор Илья Демуцкий, автор "Героя нашего времени" и "Чайки", написал уже по нашему заказу оперу.

Махар Вазиев: Мой принцип: надо доверять талантам. Для артиста балета первые два-три года являются основными. Поэтому работать с молодыми надо очень оперативно. Фото: Сергей Куксин/РГ

А как Большой театр выбирает сегодня своего композитора? Лет десять-пятнадцать назад театр проводил композиторский конкурс, результатом которого стал замечательный балет "Мойдодыр". Может, стоит объявлять конкурс для композиторов?

Владимир Урин: Надо обязательно этим заняться. Мы работаем с Демуцким, потому что он зарекомендовал себя как человек, чувствующий сцену, умеющий работать с режиссерами, с хореографами. Он хорошо знаком с вокальной стороной, пишет в вокальном и хоровом жанрах. Не хочу никого обижать. Сегодня много интересных композиторов, и не только в поколении Демуцкого. Конечно, стоит обратить больше внимания на современных, ныне живущих композиторов. Пока у нас, к сожалению, была острая необходимость восполнить в афише те названия, которые долго не шли или вообще никогда не ставились в Большом театре.

Балетная сюита

За пять лет, которые Махар Вазиев возглавляет балет Большого театра, произошло кардинальное изменение состава труппы на сцене. Вы продвигаете молодое поколение, новые имена. Все помнят, как вы открыли в Мариинском театре Вишневу, Захарову, Лопаткину. Вы пытаетесь найти в труппе Большого такие же таланты или, наоборот, считаете теперь, что труппа должна быть ровной по уровню?

Махар Вазиев: Мой принцип: надо доверять талантам. И я доверяю. Что касается молодежи, то каждый год к нам приходят новые артисты, и все они очень разные по своим возможностям, своей выучке. Но я прекрасно понимаю нашу специфику - для артиста балета первые два-три года являются основными. И не дай бог прозевать этот период. Поэтому работать с молодыми надо очень оперативно, активно. На практике же получается, что когда создается новый спектакль, труппа бывает не вся занята в работе. А с учетом проката спектакля артисты остаются еще два-три месяца без работы. Поэтому мы устраиваем просмотры раз или даже два раза в месяц. Я никому ничего не поручаю, не говорю: подготовьте эту партию. Все принимают решение самостоятельно, готовят партии с педагогами или коллегами. Я их смотрю. Многие из них таким образом добились результата.

Недавно вы открыли Молодежную балетную программу и уже провели первый набор. Кто может попасть в эту программу и будет ли у кого-то шанс попасть по ее окончании в труппу Большого театра?

Махар Вазиев: Разумеется, у тех, кто участвует в Молодежной программе, есть шанс попасть в нашу труппу. Но чтобы стать артистом балета Большого театра, человек должен обладать многими качествами: наличие школы, стиля, физических данных. Мы отбираем артистов, школа которых близка нашей, чтобы можно было что-то подкорректировать. Не секрет, что русский балет восхищает мир не только своими звездами, но и великим кордебалетом. А создать единый стиль кордебалета очень сложно. Я много лет работал в Ла Скала, и там артисты балета были собраны из разных городов, у всех была разная школа. У меня ушли годы, чтобы привести итальянский кордебалет к общему стилю. В нашей программе у артистов будет не только класс, с ними в перспективе будут заниматься педагоги Большого театра. Молодежная программа дает колоссальные возможности для артистов из разных городов России, и я всем хочу сказать: не надо бояться, надо показываться - это шанс для каждого.

Владимир Урин: Хочу добавить, что эта программа, так же, как и Молодежная оперная программа, существует не на государственные деньги, а на деньги попечителей. Это очень нужные программы, которые позволяют нам более мобильно работать с молодыми людьми. И о наших попечителях - таких как Олег Дерипаска, Роман Абрамович, "Ингосстрах" - надо говорить.

Несколько лет назад вышла книга "Александр Горский. Балетмейстер, художник, фотограф", сделанная на материалах из архивов Музея Большого театра, где зафиксированы позы, сцены из его спектаклей на Императорской сцене. Как сегодня происходит архивация спектаклей и работ артистов Большого театра?

Махар Вазиев: Когда я еще работал в Мариинке, мы с Сергеем Вихаревым впервые восстановили "Спящую красавицу" Мариуса Петипа по записям режиссера Мариинского театра Николая Сергеева, сделанным "по системе Степанова" еще в начале ХХ века. Мы тогда послали запрос в Гарвард и оттуда нам пришла посылка. Помню, как я открыл ее и был поражен. С этого и начались реконструкции исторических балетов. Сегодня мы имеем фантастические возможности для архивации: каждый спектакль, каждая постановочная репетиция записываются. Только что у нас работал Жан-Кристоф Майо, он готовил свой спектакль "Укрощение строптивой" к гастролям и вносил коррективы. Мы все это сняли, зафиксировали.

Первая после карантина премьера Большого театра - "Четыре персонажа в поисках сюжета", стала сенсацией в балетном мире. "Девятый вал" в постановке Брайана Ариаса из США. Фото: Наталья Воронова/Большой театр

Известно, что хореография Горского сохранилась во фрагментах. Но Горский для Большого театра, как Петипа для Мариинского. Может Большому театру удалось бы сделать реконструкцию его балетов? Горскому в этом году 150 лет.

Махар Вазиев: Да, Горский для Большого театра сделал невероятно много. Не буду скрывать, такая идея у нас есть - восстановить все лучшие работы, которые могут быть интересны сегодняшнему зрителю, и представить их в форме гала или сюиты. Горский заслуживает благодарности и восхищения. Мы это сделаем.

Балетная труппа открыла свой сезон в этом году в Самаре в программе фестиваля "Шостакович. ХХ век". В какие российские города поедет Большой театр? Состоятся ли гастроли в Европе?

Владимир Урин: Что касается Европы, то все будет зависеть от того, признают ли за рубежом российскую вакцину. Не сомневаюсь, что в следующему году многие страны не будут пускать к себе тех, кто не вакцинирован или не имеет QR-кода. Но все наши партнеры хотят, чтобы Большой театр приехал. У нас приглашения из Японии, Мадрида, Сербии, Парижа, Тулузы, мы ведем детальные переговоры о больших лондонских гастролях. И как только будут установлены правила, а я надеюсь, что к концу года решение о взаимном признании вакцин будет принято, мы сможем уже конкретно работать по гастролям. Что касается России, то Большой театр только что выступил в Самаре, показал балет "Укрощение строптивой". Весной мы поедем туда еще раз. Дело в том, что Самара - город, в котором Большой театр был в эвакуации в годы Великой Отечественной войны. Театр работал там, выпускал спектакли, оркестр Большого театра под управлением Самуила Самосуда 5 марта 1942 года исполнил премьеру Ленинградской симфонии Шостаковича. В день 80-летия этого события наш оркестр с Туганом Сохиевым поедут в Самару и будут исполнять Ленинградскую симфонию на сцене Театра оперы и балета. Мы подписали договор о сотрудничестве с Самарой и будем теперь регулярно там бывать. В сентябре двумя гала-концертами - оперным и балетным - поздравляем с 800-летием Нижний Новгород. Есть у нас договор с Челябинском. В ноябре мы повезем туда "Искателей жемчуга" (спектакль Камерной сцены) и "Жизель" в редакции Юрия Григоровича. Летом запланировано выступление в Доброграде. Это экологически чистый городок под Ковровом Владимирской области, мы выступаем там на открытом воздухе, в потрясающе красивом месте. Очень надеюсь, что все, что мы запланировали, состоится. А зависит это от развития ситуации, в которой сегодня находится весь мир.

Справка "РГ"

Премьеры нового сезона:

"Маддалена", "Испанский час" (29 октября), "Дон Жуан" (3 ноября), "Мастер и Маргарита" (мировая премьера, 1 декабря), "Лоэнгрин" (24 февраля), "Фальстаф, или Три шутки"(10 марта), "Искусство фуги" (мировая премьера, 7 апреля), "Линда ди Шамуни" (9 июня), "Хованщина" (22 июня), "Танцемания" (мировая премьера, 7 июля).

Культура Театр Драматический театр Деловой завтрак Большой театр РГ-Видео