1 сентября 2021 г. 12:40
Текст: Валерий Безруков (доктор педагогических наук, профессор Самарского филиала Московского городского педагогического университета) , Александр Лукашин (кандидат исторических наук, заместитель начальника отдела использования документов РГАСПИ) , Елена Лукашина (преподаватель факультета глобальных процессов МГУ имени М.В. Ломоносова) , Андрей Сорокин (кандидат исторических наук, научный руководитель РГАСПИ, ведущий рубрики "Советская история. Документы")

Как об Стену горох...

Впервые публикуются документы ЦК ВЛКСМ о дискуссиях советских и западногерманских студентов в разгар Берлинского кризиса
В ночь с 12 на 13 августа 1961 г. началось сооружение Берлинской стены, которая на 30 лет стала не только границей между восточной и западной частью города, но и своеобразной разделительной линией между зонами влияния западного (капиталистического) и восточного (социалистического) мира1. Сооружение Берлинской стены было инициировано руководством ГДР во главе с Вальтером Ульбрихтом2 и было направлено на преодоление несанкционированной массовой эмиграции восточных немцев в ФРГ, где уровень жизни и зарплат был значительно выше.
Возведение Берлинской стены. 1961 г.
Возведение Берлинской стены. 1961 г.

Строительство стены не остановило поток перебежчиков из Восточной Германии в Западную. В служебном вестнике ТАСС от 13 августа 1962 г., хранящемся в фондах РГАСПИ, приводится информация иностранных агентств о количестве "беженцев" из ГДР - более 12 тыс. человек за год после введения пограничного режима. Там же содержится информация о представителях молодежных организаций ГДР, бежавших с VIII Всемирного фестиваля молодежи в Хельсинки в ФРГ с целью получить политическое убежище3.

Первый секретарь ЦК Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) Вальтер Ульбрихт (1893-1973).

Представителей молодежи Западной Германии на фестивале в Хельсинки не было, так как политическое руководство ФРГ объявило бойкот этому мероприятию, отметив в официальном бюллетене, что фестиваль является площадкой, на которой "международный коммунизм использует молодежь и студенчество всего мира для империалистических целей советско-коммунистической политики"4.

В целом Берлинский кризис оказал негативное влияние на отношения между СССР и ФРГ. В настоящую публикацию мы включили рассекреченные в 2019 г. и ранее не публиковавшиеся документы, раскрывающие обстоятельства контактов между молодежными организациями двух стран и отражающих напряженный дипломатический фон, на котором они происходили.

Сергей Павлович Павлов (1929-1993).

Риторика статьи "Разгневанные русские", опубликованной в известном западногерманском журнале "Цивис" (док. № 1), показывает, что в декабре 1961 г. ФРГ была категорически против всяческих контактов с советской стороной, главной причиной чего являлись "мероприятия от 13 августа".

В 1962 г. позиция западных немцев несколько смягчилась, о чем свидетельствуют фрагменты отчета посольства СССР в ГДР о посещении советской студенческой делегацией Западного Берлина в мае-июне 1962 г. (док. № 2), а также комментарий Северогерманского радиовещания ФРГ о пребывании делегации ленинградской молодежи в Гамбурге (док. № 3). Автор комментария отмечает, что молодые люди из СССР и ФРГ смогли перейти от взаимных упреков к более конструктивному диалогу и даже отказались от пропагандистских штампов.

Публикуемые материалы хранятся в описи Сектора секретных документов общего отдела ЦК ВЛКСМ (1962-1978) (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 1).

Документы воспроизводятся с сохранением стилистических особенностей источников, с соблюдением общепринятых правил орфографии и пунктуации.

Перевод статьи "Проблемы под зонтиком. Молодое поколение в Советском Союзе". Фото: РГАСПИ

1. Перевод статьи из журнала "Цивис"5 с сопроводительной запиской КМО СССР (фрагмент)

11 января 1962 г.

ЦК ВЛКСМ

Направляем для информации статью из журнала "Цивис" N 84 "Разгневанные русские".

Заместитель председателя

Комитета молодежных организаций СССР

В. Шевченко

Статья из журнала "Цивис", N 84, декабрь 1961 г.

РАЗГНЕВАННЫЕ РУССКИЕ

"Мы не можем понять", писал секретарь Студенческого Совета СССР Л. Бажанов 27 сентября председателю Союза немецких студентов доктору Рихарду Штееру, "как мероприятия, проведенные правительством третьего государства, могут оказывать влияние на отношения между студенческими организациями двух других стран, тем более что эти мероприятия были справедливыми, своевременным и необходимыми".

Под "необходимыми мероприятиями правительства третьего государства", "направленными на обеспечение интересов государства и народа" Бажанов понимал сооружение позорной стены, проходящей посередине Берлина.

Через два дня после сооружения этой стены Студенческий Совет СССР вдруг поспешно принял решение о принятии предложения об обмене делегациями, переговоры о котором были начаты еще в начале этого года после того, как предусмотренный ранее срок - середина июня - в последнюю минуту был отклонен как "неудобный" [...].

После того, как беженцы были вынуждены с угрозой для жизни карабкаться через колючую проволоку и Восточный блок потерял свой престиж перед всем миром, вопрос об обмене встал вдруг с такой остротой, что председатель русского Студенческого Совета Виктор Стрижко не только телеграфировал, но и через месяц даже лично позвонил в Бонн и спросил: "Когда вы примете наше предложение? Когда прибудет Ваша делегация?"

После долгого молчания 15 сентября в Москву было послано письмо из Бонна: "К сожалению, некоторые веские причины в настоящее время не дают возможности произвести обмен делегациями между нашими студенческими организациями... 1400 членов Союза немецких студентов после мероприятия от 13 августа не могут продолжать свою учебу в избранных ими высших учебных заведениях. Это является коренным нарушением одного из основных прав студента, а именно гарантии свободного доступа к высшему образованию и гарантии возможности обучения безо всякого политического давления.

Жители Западного Берлина общаются с соотечественниками из Восточного через Берлинскую стену. 1961 г. Фото: Getty Images

Кроме того, на Союз немецких студентов тяжелое впечатление произвело возобновление испытаний атомного оружия в Советском Союзе[6]. Так как в наше время задачей студентов является борьба за будущее без войн и без вражды между народами, Союз немецких студентов в принципе выступает против всяких испытаний ядерного оружия, кем бы они ни проводились" [...].

Разгневанные русские пытаются обвинить Союз немецких студентов во всех грехах: они выдвигают аргументы, в необоснованности которых он легко мог бы убедить своих русских гостей. Это положение в ближайшее время не изменится. Бажанов утверждает, что занятая Союзом немецких студентов и изложенная в его письме позиция вряд ли позволяет в настоящее время советским студентам совершить поездку в ФРГ. В связи с этим мы вынуждены отложить эту поездку до того времени, когда мы будем убеждены, что Ваша организация действительно стремится к сотрудничеству".

Резолюция: "Ознакомить секретарей ЦК ВЛКСМ. Павлов С.П.7"

РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 1. Д. 55. Л. 196-198. Подлинник. Машинопись.

2. Из отчета Посольства СССР в ГДР. 12 июня 1962 г.

12 июня 1962 г.

Секретно

В соответствии с планом активизации работы Совпосольства в Западном Берлине нами в конце марта с.г. были установлены контакты с руководством западноберлинской организации Либерального союза студентов Германии (ЛСС). В результате целого ряда встреч и последующих переговоров была достигнута договоренность о прямом обмене студенческими делегациями между Москвой и Западным Берлином.

[...]

Делегация студентов г. Москвы в составе 8 человек во главе с заместителем председателя КМО СССР т. Мосиным Л.С. находилась в Западном Берлине с 31 мая по 9 июня с.г. Делегация не имела ни виз ФРГ, ни разрешения оккупационных властей на проживание в Западном Берлине и была размещена на частных квартирах у членов ЛСС без прописки. Руководство ЛСС объясняло в западноберлинском сенате безвизовый въезд и пребывание советской студенческой делегации в Западном Берлине тем, что Советский Союз является оккупирующей державой. Сенат не предпринял никаких мер против нашей делегации.

За время пребывания в Западном Берлине делегация посетила "свободный" и технический университеты, высшую педагогическую школу, а также целый ряд культурных учреждений города.

[...]

Все члены делегации имели хорошую политическую и общеобразовательную подготовку и в весьма сложных условиях, проявляя находчивость, эрудицию и инициативу, всегда были на голову выше своих оппонентов. Квалифицированные выступления и меткие замечания членов делегации нередко приводили в смущение и ставили в смешное положение специально подобранных студентов и преподавателей из числа так наз[ываемых] экспертов по Советскому Союзу.

Это было отмечено в тех немногочисленных статьях, которые появились в западноберлинской прессе в связи с пребыванием нашей делегации. Так, газета "Моргенпост" от 3 июня с.г. писала о том, что советские гости больше знают о Западном Берлине, чем хозяева, руководство ЛСС. В связи с тем, что сам факт приезда советской студенческой делегации в Западный Берлин был политическим проигрышем для Западной Германии, западноберлинская и западногерманская пресса в целом, однако, замалчивала работу советской делегации, хотя руководство ЛСС ежедневно распространяло сообщения о ходе визита делегации.

В начале пребывания нашей делегации в Западном Берлине руководство ЛСС в соответствии с официальной линией Бонна пыталось протаскивать в своих выступлениях антисоветские и антиГДРовские тезисы. Встретив решительный протест со стороны советской делегации, либеральные студенты были вынуждены отказаться от этих попыток и вели себя в целом лояльно.

[...] Приезд делегации явился важным политическим событием. Впервые, несмотря на сопротивление официальных властей в Западном Берлине и Бонне, удалось установить прямые связи между общественными организациями Западного Берлина и Советского Союза, минуя ФРГ. Это показывает, что в Западном Берлине есть силы, заинтересованные в установлении и развитии контактов с нами вопреки официальной доктрине Бонна и разжиганию антисоветских настроений среди населения Западного Берлина.

Ю. Квицинский8

В. Ломейко

Г. Санников

РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 1. Д. 55. Л. 2-7. Подлинник. Машинопись с рукописными пометами.

Перевод передачи северогерманского радиовещания. Фото: РГАСПИ

3. Перевод передачи Северогерманского радиовещания (фрагменты)

1 августа 1962 г.

Перевод с немецкого

Комментарий северогерманского радиовещания

СОРЕВНОВАНИЕ СИСТЕМ

Наша сегодняшняя передача по вопросу разногласий между востоком и западом посвящается возможностям бесед между Востоком и Западом. Манфред Хартвиг расскажет вам о некоторых фактах, которые он собрал несколько недель назад, присутствуя на такого рода встречах [...].

Более проблематичной была подготовка в Гамбурге к приезду молодежной группы из Ленинграда. Принимавшая их гамбургская молодежная организация "Югендринг" подверглась со всех сторон нападкам, но ни от кого не получила политической поддержки. Гамбургский председатель одной большой демократической партии сказал даже примерно следующее: "По мне они лучше бы сразу уехали домой".

Тот, кто подходит к беседам между Востоком и Западом таким образом, явно чего-то опасаются. Коммунисты, по их мнению, не делают ничего, что могло бы им повредить. Такой скепсис присущ очень упрощенному мышлению и основывается, в конечном счете, на недостаточном доверии к себе. При этом исходят из того, что при таких контактах ничего не выиграешь для дела своей демократии, что все преимущества будут у другой стороны.

[...]

Точно так протекало все в начале встречи представителей гамбургской и ленинградской молодежи. Некоторые молодые социалисты выдвинули требование: если ленинградцы на второй день своего пребывания не поедут в Берлин посмотреть стену и не выскажут о ней своего мнения, то встреча будет прервана. Возникает вопрос: зачем же тогда было их приглашать? Жаль потраченных на дорогу денег. Ленинградцы не смогут высказаться у нас против стены, которая не возникла бы без согласия их правительства. Если бы они имели такую возможность, то в их стране уже существовала бы развитая демократия.

Предложить можно было иное, а именно, что молодые люди из Ленинграда под влиянием пропаганды в своей стране убеждены в том, что возведение стены в Берлине было необходимо для защиты миролюбивой ГДР от якобы агрессивной милитаристской Федеративной Республики. Поэтому важно было показать ленинградцам Федеративную Республику такой, какая она есть, показать им как мы живем, о чем мы думаем, короче говоря, предоставить им возможность познакомиться со всем независимо от пропаганды и оказать им в этом возможную помощь, в том числе и материальную. Только таким образом можно надеяться создать в перспективе у русских мнение, что создание стены было явной политической ошибкой.

Поэтому план с посещением стены был отменен и разговор начался. Русские начали с давно известных фраз. Они говорили о капитализме и эксплуатации как во времена Маркса, они говорили о западных капиталистах, которые хотят войны, потому что они на ней больше зарабатывают, чем на другой продукции, говорили о том, что у них у власти только народ. Представители западногерманской молодежи были, разумеется, различных политических направлений и их аргументация была поэтому различной.

Увидеть друзей и родных по ту сторону строящейся стены... Берлин. Август 1961 г.

Они выступили с обычными для нашей стороны лозунгами: у вас нет свободы. Но это легче сказать, чем доказать молодому человеку из России. Вы напали на Корею, вы разгромили венгерскую революцию. Русские контратаковали: Запад напал на Египет.

Это не было беседой, это не было знакомством, это были взаимные обвинения на низшем уровне. На этом примере было видно, какой разговор между Востоком и Западом не имеет смысла. Но они не были бы молодыми людьми, если бы они скоро сдались. Обе стороны хотели продолжать разговор, и наступил перелом. Темы большой политики и взаимные упреки со слишком поверхностной пропагандой были оставлены в стороне, и начался деловой разговор по отдельным проблемам. Один заявил русским примерно следующее: вы говорите, у вас управляет народ, но ведь 200 миллионов людей не могут управлять. Вам нужна администрация, государственные учреждения, государственные деятели, партийные руководители, и вы их выбираете на свой лад. Таким образом, и у вас есть руководители и простые люди и вместе с этим опасность, что руководство будет действовать вопреки воле народа. Вы сами признали это у Сталина. Если бы господствовал народ, то и виноват был бы народ, а не Сталин. Но не ваш народ, а Сталин злоупотреблял своей властью.

Русские, несмотря на то, что тема дискуссии не была им приятна, не восприняли ее как обиду, а с интересом продолжали беседу. Затем разговор зашел о демократии. Здесь очень скоро стало ясно, что русским гостям совершенно неизвестен механизм демократии с ее положительными и отрицательными сторонами. Чем дальше мы так друг с другом говорили, тем свободнее и непринужденнее остановилась обстановка. Молодые русские гости неожиданно проявили большую любознательность, они не забрасывали нас больше пропагандистскими фразами, а расспрашивали. Мне не давало покоя их утверждение о том, что запад агрессивен потому, что капиталисты якобы на войне больше зарабатывают. Это утверждение, совершенно ложное на сегодняшний день даже для тех, кто не любит капиталистов. Я принес материалы о том, что зарабатывает здесь капиталист, если он делает пушки, или если он, к примеру, печатает газеты, изготавливает сыр, мебель и, если он коммерсант. Я показал им виллы средних коммерсантов. От этого капиталисты не стали русским симпатичнее, но...(технические помехи, передача прервалась).

Экстремисты швыряют камни в автобус с советским караулом, направляющимся в Тиргартен. Западный Берлин, август 1962 г.

[...]

Проблемой для ленинградцев был, например, тот факт, что немецкий генерал, который руководил блокадой и разрушением их города, является вновь крупным военным руководителем НАТО9. Мы, правда, сказали им очень откровенно: вы называете перевоспитавшимися тех офицеров бывшего вермахта, которые служат Ульбрихту; почему же некоторые не могли стать и демократами? Несмотря на это, у нас осталось хорошее чувство, когда русские спросили: разве у вас так недостаточно опытных демократов, что вы не можете отказаться от нацистов на высших постах? В этом вопросе речь шла, разумеется, не только об офицерах.

Самое сильное впечатление на гостей с Востока произвел жизненный уровень. Это относится и к польским профсоюзным деятелям. Одну русскую девушку поразили, прежде всего, низкие цены на текстильные товары, и она сделала по этому поводу очень интересное замечание. Она сказала: "У вас собственно есть уже многое из того, чего мы должны добиться в ближайшие годы, но вы не называете это строительством коммунизма. Об этом я еще серьезно подумаю".

[...].

Вы слышали передачу Северогерманского радиовещания "Соревнование систем".

[...]

РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 1. Д. 55. Л. 228-233. Подлинник. Машинопись.

1. За время своего существования в течение 28 лет стена претерпела множество реконструкций и в конце концов из небольшого участка колючей проволоки внутри Берлина превратилась в мощный 155-километровый военно-инженерный комплекс, оснащенный сигнальным оборудованием, видеонаблюдением, контрольно-пропускными пунктами, сторожевыми вышками и другими пограничными сооружениями. См.: Рыкун Г.Н., Плохотнюк Т.Н. Внутренние предпосылки и внешние факторы возведения Берлинской стены (1953-1961) // Гуманитарные и юридические исследования. 2019. N 4.

2. Ульбрихт Вальтер (1893-1973) - председатель Государственного совета ГДР (фактический руководитель государства) в 1960-1973 гг.

3. Информация ТАСС о сведениях иностранных агентств о "беженцах" из ГДР // РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 1. Д. 21. Л. 21.

4. Бюллетень ведомства печати и информации федерального правительства от 17.02.1962 "Всемирный фестиваль молодежи в Хельсинки недвусмысленно вдохновляется и руководится коммунистами" // РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 1. Д. 55. Л. 213.

5. "Цивис" (Civis mit Sonde) - германский политический журнал. Издается с 1954 г.

6. 10 июля 1961 г. ЦК КПСС поддержал разработку и испытание термоядерной (водородной) бомбы. Испытания бомбы АН602 ("Царь-бомба") состоялись 30 октября 1961 г. на ядерном полигоне острова Новая Земля.

7. Павлов Сергей Павлович (1929-1993) - в 1959-1968 гг. первый секретарь ЦК ВЛКСМ.

8. Квицинский Юлий Александрович (1936 - 2010) - известный советский дипломат, в 1959-1965 гг. сотрудник посольства СССР в ГДР.

9. Вероятно, речь идет об Адольфе Хойзингере (1897-1982) - во время Второй мировой войны - начальнике оперативного отдела генерального штаба сухопутных сил Третьего рейха, в 1961-1964 гг. - председателе военного комитета НАТО.

Публикацию подготовили Александр Лукашин, кандидат исторических наук, заместитель начальника отдела использования документов РГАСПИ, Валерий Безруков, доктор педагогических наук, профессор Самарского филиала Московского городского педагогического университета, Елена Лукашина, преподаватель факультета глобальных процессов МГУ имени М.В. Ломоносова.