Новости

24.09.2021 17:43
Рубрика: Экономика

Как соглашение правительства с металлургами скажется на бизнесе

Власти и металлурги сумели договориться по новым налоговым правилам. Соглашение - компромисс для обеих сторон на сегодня, самые жаркие споры еще впереди.

О договоренностях между властями и бизнесом рассказал глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин, который взял на себя роль посредника в переговорах. По его словам, акциз на жидкую сталь с 2022 года составит 2,7%, ставка налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на железную руду - 4,8%. Эти цифры ниже, чем предлагал минфин: 5,5% - НДПИ на железную руду, 3% - акциз на жидкую сталь.

"Сам механизм, конечно, в ходе реализации этих предложений может быть отмониторен, скорректирован и так далее", - отметил Шохин, отметив, что ставки будут действовать три года.

Саму дискуссию по НДПИ Шохин назвал "жаркой", отметив, что компромисс удалось достигнуть не по всем пунктам. Самый сложный вопрос, который вызывал наибольшие протесты металлургов, - налогообложение прибыли компаний.

Речь идет о дивидендах, которые выплачивают металлурги акционерам. Компании отрасли популярны у инвесторов именно благодаря высоким выплатам, в 2020 году доходность "большой тройки" российской металлургии - "Северстали", ММК и НЛМК - колебалась в пределах 6-9% (десятки миллиардов рублей ежегодно).

Минфин предлагал при налогообложении прибыли исходить из целей, на которые она используется. По словам министра финансов Антона Силуанова, сейчас часть дивидендов выводится за рубеж, что государство "не может устраивать". "Мы заинтересованы в том, чтобы деньги инвестировались внутри страны", - сказал он.

Минфин настаивал на повышенной ставке налога на прибыль, если она направляется не на капитальные вложения, а на выплату дивидендов. Ставка, по мнению ведомства, должна быть дифференцированной - 25-30%, в зависимости от соотношения размера выплаты дивидендов за вычетом инвестиций к величине чистых активов компаний.

В результате РСПП удалось отстоять позиции бизнеса, добившись отсрочки. "Текущий вариант законопроекта по сути делает если не формально нелегитимными, то по существу ставит под сомнение действия налогоплательщика, которые он совершал в предыдущем налоговом периоде плюс еще четыре года, то есть за пять лет", - отметил Шохин.

Итоговое решение - ретроспективный налог на дивиденды пока снят с повестки и точно не будет вводиться до 2023 года.

"Это не значит, что мы хотели бы ее в долгий ящик засунуть. Безусловно, это очень важно обсудить достаточно быстро, в том числе и потому, что предпринимателям, и инвесторам, и акционерам компаний нужна ясность в ближайшее время, чтобы можно было строить и инвестиционные планы и определяться с привлекательностью России как страны для инвестиций", - заявил глава РСПП.

Акциз на жидкую сталь с 2022 года составит 2,7%, ставка НДПИ на железную руду - 4,8%. Эти цифры ниже, чем предлагал Минфин - 3% и 5,5% соответственно

Бизнес пока не комментирует соглашение. При этом источник в одной из компаний - участниц совещания отметил, что "в целом с правительством достигнуты компромиссные для металлургов решения".

О компромиссе между властями и бизнесом говорят и опрошенные "РГ" эксперты. "Налоговые условия оказались более щадящие, чем обсуждалось на прошлой неделе. Ключевое пожелание бизнеса - не вводить прогрессивный налог на прибыль, зависящий от дивидендов, - выполнено. Однако в будущем этот вопрос еще может вернуться в повестку в том или ином виде", - отметил эксперт по фондовому рынку "БКС Мир инвестиций" Игорь Галактионов. По его оценкам, после увеличения акцизов и ставок НДПИ производители стали в 2022 году могут доплатить в бюджет около 114 млрд руб.

Решение воплощает принцип "кнута и пряника": договоренность о небольшом снижении НДПИ на сталь (с 3% до 2,7%) и железную руду (с 5,5% до 4,8%) подсластила горькую пилюлю, суть которой в том, что вопрос о тратах компаний на дивиденды не снят с повестки дня, а лишь отложен, подчеркивает старший аналитик "АТОН" Андрей Лобазов: "Трехлетний срок пошлин мы считаем приемлемым вариантом - повышается вероятность того, что они не станут постоянными".

По его словам, подобные новости наиболее благоприятны для "Норникеля" и "Северстали". В случае введения повышенного налога на прибыль компаниям, по оценке эксперта, пришлось бы дополнительно платить ежегодно 0,4 млрд и 0,2 млрд долл. соответственно.

Аналитик финансовой группы "Финам" Алексей Калачев назвал перенос до лучших времен изменений в налог на прибыль разумным решением. "Инвестиции имеют смысл, когда дают отдачу в виде роста доходов. Одно дело, когда производитель инвестирует в расширение бизнеса, в этом случае акционеры готовы вообще отказаться от дивидендов, вкладывая прибыль в развитие. Другое дело, когда расширяться уже некуда. Черная металлургия - конкурентная сфера с избыточными производственными мощностями. Сталелитейщики и так пытаются входить в любые доступные новые ниши. Инвестировать в то, что не даст прироста доходов, не имеет смысла. Гиганты отрасли уже прошли предыдущий инвестиционный цикл, снизили долговую нагрузку и транслируют прибыль в высокие дивиденды", - отмечает эксперт.

При этом вопрос налогообложения прибыли компаний, который пока отложили до лучших времен, необходимо решать как можно быстрее. "Вопрос инвестиционной активности предприятий упирается в низкую прогнозируемость регуляторной среды, - отмечает Галактионов. - В добывающем секторе только в 2020-2021 гг. налогообложение менялось дважды, если не считать разового введения экспортных пошлин. В таких условиях бизнесу сложно оценить окупаемость долгосрочных проектов".

Для металлургов соглашение с властями означает рост налоговой нагрузки через акцизы и НДПИ. "Предложения правительства в отношении обложения избыточной прибыли, направленной на дивиденды, играли роль скорее угрозы, причем она отложена, но не устранена. Внешне достигнутые договоренности как бы демонстрируют изменившийся внутренний баланс в правительстве, в котором позиции минфина по налоговой политике балансируются позицией экономического блока и первого вице-премьера - куратора экономического роста, а теперь еще и климатической повестки, - говорит директор Центра налоговой политики МГУ Кирилл Никитин. - Но на практике видится, что правительство решило фискальную задачу, а вот задача роста темпов инвестиций остается отложенной, новые механизмы ее напрямую не решают".

При этом в самой дифференциации налоговой нагрузки в зависимости от использования доходов эксперт не видит ничего плохого - подобные механизмы действуют во многих странах, например в США или Южной Корее.

Декан факультета налогов, аудита и бизнес-анализа Финансового университета Вадим Засько отмечает, что практика распределения чистой прибыли в пользу выплаты дивидендов негативно сказывается на техническом переоснащении и модернизации производств. Среди рисков предлагаемой схемы он также отмечает предложение установить акцизы на жидкую сталь в 2,7%.

"Являясь, по сути, косвенным налогом, акциз будет влиять и на итоговую ценовую политику на рынке металлов внутри России, что не может не вызывать определенных опасений на фоне и так сверхвысоких внутренних цен на металл", - пояснил Засько.

По его словам, важно, что решения принимаются в диалоге между властью и бизнесом. "Сегодня не стоит говорить о каких-то "потерях" металлургов. Вполне объективно следует делать акцент не на чьих-то "потерях", а на повышении справедливости в системе налогообложения, равно как и о формировании дополнительных источников бюджетных доходов, позволяющих расширить круг решения государственных задач", - подчеркивает Засько.

Завлабораторией "Гибридные наноструктурные материалы" НИТУ "МИСиС" Александр Комиссаров считает меры правительства оправданными. "Сейчас металлургические и добывающие компании больше ориентированы на экспорт, чем на заполнение внутреннего рынка. Продавая за рубеж, они зарабатывают больше денег. Таким образом, на внутреннем рынке создается дефицит металла. Кроме того, сокращается денежный оборот внутри страны и наблюдается отток налоговой прибыли за рубеж. Также упала инвестиционная активность крупных металлургических компаний. Инвестпроектов просто нет", - отмечает ученый.

По его словам, особых рисков для металлургов - стоимость акций может снизиться, однако в долгосрочной перспективе они восстановятся. "Интерес к ним на рынке только увеличивается, это снижение будет носить кратковременный характер. Сейчас доходность по акциям металлургических компаний составляет 7-8%, и это больше, чем депозит. Через месяц-два после падения котировок стоимость акций восстановится и выйдет на прежний уровень", - уверен эксперт.

Замглавы Института налогового менеджмента и экономики недвижимости НИУ ВШЭ Татьяна Школьная отмечает, что вопрос повышения налоговой нагрузки на металлургическую отрасль, по сути, был решен еще в начале лета. "Речь о внедрении налоговых стимулов реинвестирования прибыли в технологическое обновление производственных фондов идет давно. Думается, отрасль выступит пробным шаром для широкого применения налоговых инструментов стимулирования внутренних инвестиций", - считает эксперт.

По мнению Школьной, определить точные цифры потенциально возможных дополнительных поступлений в бюджет пока сложно - все будет зависеть от дальнейшего развития спроса на продукцию металлургической промышленности. Однако уже очевидно, что речь идет о сотнях миллиардов рублей, отметила Школьная. Минфин ожидает, что в 2022-2024 гг. в бюджет дополнительно поступит 546 млрд руб. от металлургов, угольной промышленности и производителей удобрений.

Эксперт ВШЭ считает, что в случае крайне негативного развития налогового сценария для участников металлургического рынка есть основания полагать, что решения будут пересмотрены в сторону облегчения налогового бремени. "В той же степени можно быть уверенным, что правительственные структуры будут очень тщательно мониторить развитие ситуации, в целях недопущения манипулирования показателями", - подчеркнула экономист.

Экономика Отрасли Промышленность Правительство