Новости

26.09.2021 23:18
Рубрика: Общество

Мир без призвания

Текст: Андрей Максимов (писатель, телеведущий, режиссер)
Вот начался новый учебный год, и я снова и снова убеждаюсь в столь же удивительной, сколь и безусловной истине: из нашей жизни, из нашего мира, если угодно, исчезло слово "призвание". Его по-прежнему заменяют привычным "профориентация".

Наша школа вообще не заточена на поиск призвания. В лучшем случае (да и то лишь в старших классах) она начинает заниматься профориентаций. В основном же продолжает впихивать в головы учеников знания, которые им в большинстве своем не пригодятся.

Что такое профориентация? Это ориентация на то, люди каких профессий необходимы сегодня городу и миру. Важно ли это? Без сомнения. Но, я бы сказал, "во-вторых": после того, как человек нашел свое призвание, он должен понять, где и как его можно проявить.

Что такое призвание? Вы никогда не задумывались, что призвание и призыв - однокоренные слова? Призвание - это то, ради чего тебя призвали на землю. Призвание - это неуничтожаемое желание чем-либо заниматься. Призвание равно желанию. Это то, что ты будешь делать даже в том случае, если тебе вовсе не будут платить денег. (Хотя, разумеется, призвание, в конечном итоге, должно быть монетизировано.)

Наконец, призвание - это половина счастья. Человечество испокон века любит философствовать по поводу этого слова, хотя формула счастья предельно проста. Здоровье + любимый человек + любимая работа. Счастлив тот, у кого все это есть. Удивительное дело: мы с большим сомнением относимся к бракам по расчету, но совершенно спокойно - к поискам высокооплачиваемой работы. Почему? Конечно, работа должна приносить деньги. Но при этом - еще и радость. Те, кто безрадостно зарабатывает, очень часто заканчивают фрустрацией и нервными расстройствами. Равно как и те, кто живет с богатыми, но нелюбимыми мужьями-женами.

Призвание - это то, что ты будешь делать даже в том случае, если тебе вовсе не будут платить денег

Регулярно ко мне обращаются и мужчины и женщины, как они говорят - "за консультацией", а на самом деле - за поддержкой, когда в тридцать лет, тридцать пять плюс вдруг решают поменять профессию. Никогда - подчеркиваю: никогда - не обращались те, кто хотел бы поменять низкооплачиваемую работу на высокооплачиваемую. Но всегда только те, кому надоело заниматься тем, чем они занимаются. Даже, если это занятие приносит им деньги.

Сегодня стал модным и даже как бы само собой разумеющимся вывод о том, что каждые три-пять лет необходимо менять работу. Мол, надоедает, глаз замыливается и так далее. Этот вывод характеризует мир, в котором нет призвания.

Был такой великий психолог Абрахам Маслоу, который утверждал: если мы хотим объяснить инопланетянину, что такое бег, мы ведь покажем ему олимпийского чемпиона, а не дворового бегуна. Поэтому, настаивал Маслоу, нужно изучать принципы жизни, психологию и так далее великих людей не для того, чтобы просто ими восторгаться, а чтобы постараться взять с них пример.

Так вот. Возьмите любого гения: писателя, политика, организатора производства, ученого, художника, кого угодно... Вы можете себе представить, чтобы Пушкин или Менделеев, Королев или Смоктуновский, Пикассо или Феллини каждые три-пять лет меняли свою работу, потому что она им надоедала и чтобы не замыливался глаз?

Подобный подход не просто свидетельствует, но кричит о том, что мы живем в мире, где призвание вообще не имеется в виду.

В девятнадцатом веке великий швейцарский педагог Иоганн Генрих Песталоцци придумал, или, если угодно, изобрел свой "метод природосоответствия". Суть этого метода состоит в том, что педагог (или родитель) должны помочь ребенку отыскать то занятие, которое более всего соответствует его природе, и развивать те навыки, которые необходимы для понимания и практического овладения этим занятием.

Смею думать, что, когда я писал свою книгу о Песталоцци "Песталоцци XXI, или Книга для умных родителей", я довольно подробно изучал его наследие. Поначалу меня поразил вывод швейцарского гения о том, что ребенок в 5-7 лет (!!!) может определиться со своим призванием. Пусть, не конкретно, но на уровне "математик-гуманитарий". Возможно, это останется на всю жизнь, возможно, с годами поменяется. Однако уже с 5-7 лет человек способен жить осознанно, понимая, чем будет заниматься дальше.

Но чем больше я изучал Песталоцци, тем больше ему верил. В результате я создал свою систему, которая помогает людям обрести призвание. При нынешнем обилии информации, это может случиться не в 5-7, но в 12-14 лет. И уж, во всяком случае, не в семнадцать, когда оканчивающий школу человек ищет не призвание, а институт.

Уже с пяти-семи лет человек способен жить осознанно, понимая, чем будет заниматься дальше

Я даже собираюсь открыть свою школу "Призвание" для подростков, чтобы помогать им определиться. Что мне мешает? Может быть, как это всегда бывает, отсутствие денег или помещения? О, нет! Это все решаемые проблемы.

Более всего мешает отсутствие понимания важности поиска призвания. Ведь подавляющее большинство людей не только у нас в стране, но во всем мире, не просто не отыскали своего призвания, а даже и не задумывались над этой проблемой. Логика родителей такова: мы никогда не размышляли над тем, для чего нас призвали на землю, и наши родители не задумывались, и их - тоже, значит, и наши дети так проживут. Понимаете, какая история? Мы не хотим дать детям половину счастья, потому что сами привыкли так жить. Довольно эгоистическая позиция, согласитесь.

Я глубоко убежден: все люди призываются на землю для чего-то. И задача взрослого: помочь ребенку это осознать. Очень важная задача.

Общество Образование Колонка Андрея Максимова