В Москве пройдет Всемирный конгресс учителей истории

В Москве в понедельник открывается Всемирный конгресс школьных учителей истории. В нем принимают участие около 100 иностранных педагогов из 37 стран мира и 200 российских - из 57 регионов страны. В мировой практике такого исторического сбора еще не было. Чему иностранцы могут научиться у наших историков, какие исторические сюжеты интересуют всех учителей и почему школьники не "переваривают" традиционные учебники, "РГ" поговорила с научным руководителем Института всеобщей истории РАН Александром Чубарьяном.
Низвержение памятника Александру III на площади у Храма Христа Спасителя в Москве в 1918 году. Фото: РИА Новости
Низвержение памятника Александру III на площади у Храма Христа Спасителя в Москве в 1918 году. Фото: РИА Новости

Александр Оганович, по какой причине решили собраться очно, несмотря на ковид и другие проблемы, которые сейчас сотрясают мир?

Александр Чубарьян: Отвечу коротко: школьным преподаванием истории недовольны во всем мире.

Кто приехал?

Александр Чубарьян: Представители всех стран СНГ. Есть известный историк с Украины, который расскажет о состоянии преподавания истории в школе. Большая делегация китайцев, прилетели педагоги Индии, Малайзии, Ирана, Индонезии, Латинской Америки.

Четверо представляют Африканский континент, трое - США. Но больше всех гостей из Европы, в том числе руководители ЕвроКлио - европейской ассоциации учителей истории, и проекта Эммануэля Макрона "Обсерватория" в Совете Европы, направленного на улучшение преподавания истории в европейских средних учебных заведениях.

Мы приглашали не "звезд", а практикующих учителей. Это люди, которые работают "на земле", например, молодая учительница из Чили, известный в Камеруне методист или американка - руководитель центра популяризации исторического образования среди молодежи.

Судя по заявленным дискуссиям и докладам, какие вызовы стоят перед уроками истории в мире?

Александр Чубарьян: Есть очень острые проблемы мирового масштаба. Например, вопросы соотношения национальной и мировой истории в школьных программах. Или целесообразность разделения образовательного процесса на базовый и углубленный уровни. В мире много спорят о том, какой принцип преподавания истории выбрать: хронологический или проблемный. Актуален для разных стран и вечный наш вопрос, должна ли история воспитывать, например, гражданственность, патриотизм и как это лучше сделать?

Есть ли исторические сюжеты и темы, которые интересуют большинство учителей?

Александр Чубарьян: Да, на круглый стол, посвященный преподаванию истории Второй мировой войны в разных странах мира, записались большинство участников Конгресса. Вопросы истории и политики интересуют всех. Думаю, что внимание будет уделено и количеству часов, которые выделяются на историю в разных странах. Это сегодня очень актуально.

Другая тема, вызвавшая резонанс, - революции в мировой истории. К примеру, педагоги обсудят, какие революции в наибольшей степени повлияли на исторический процесс и, следовательно, должны быть представлены в учебниках по мировой истории. К трудным вопросам относится и тема критического осуждения насилия, которое сопровождало все революции. И опыт преподавания здесь самый разный.

Отдельная секция Конгресса посвящена учебникам истории. Согласны ли вы с мнением, что привычные нам пособия с параграфами и длинными текстами морально устарели?

Александр Чубарьян: Продвинутые учителя во всем мире давно задаются вопросами, например, для кого пишется учебник, для ученика или для учителя или может ли он быть основным источником информации в цифровую эпоху? Все признают, что уроки истории в школе нуждаются в совершенствовании, поскольку они плохо усваиваются нынешними школьниками. Нужно новое поколение учебников: не просто пространный пересказ фактов, который никто не запоминает, а визуализация этих фактов: фото, картинки, мультимедийные возможности, куар-коды, выводящие на видео. Хороши будут и уроки в музее: школьник один раз побывает в египетском зале Музея изобразительных искусств имени Пушкина и поймет про древний мир больше, чем после многочасовых бдений над учебником. Нравится нам это или нет, но у современных учеников совершенно иной способ потребления информации, нежели был у их дедушек с бабушками. Нужно приноравливаться.

Уроки истории на дистанте. Как восприняло их цифровое поколение?

Александр Чубарьян: Это сложный вопрос, который обязательно получит отклик на Конгрессе. Однако уже сейчас могу сказать, что особенности современных школьников, о которых мы только что говорили, выявил препятствия, с которыми столкнулись учителя в онлайн-формате. Недостаточно обратной связи, живого общения, возможности быстрого отклика на слова учителя. И "человеческие" взаимоотношения тоже никто не отменял. В общем, дистант оказался серьезным вызовом.

Возвращаясь к недовольству уроками истории, на что жалуются, например, французы, американцы, немцы?

Александр Чубарьян: В мире, как и у нас, существуют так называемые "трудные вопросы преподавания", которые очень остро обсуждаются. Для Великобритании и Франции - как рассказывать о периоде империи и колониализма. В США идет вакханалия вокруг эпохи рабовладения, меняют школьные программы. Всю Африку волнует, как сочетать преподавание национальной истории и истории окружающего мира. Во французских школах изучаются всего три страны: Франция, США и Китай. Остальные затрагиваются только по каким-то проблемам. Например, Россия упоминается лишь как образец тоталитарного режима в Европе. То же самое есть частично и в Германии. Что же касается стран Прибалтики, там очень политизированные уроки и учебники. Они насквозь подчинены идеологии сегодняшнего дня. Впрочем, этим страдают и учебная литература других стран Европы.

К слову, на Западе идет серьезная дискуссия, нужен ли экзамен по истории, а если да, то какой он должен быть. Много говорят и о нетрадиционных методах преподавания…

Это о каких же?

Александр Чубарьян: Например, уроки в театрах, музеях или библиотеках…

Среди сложных проблем - преподавание региональной истории, отдельных штатов в США или земель в ФРГ. Впрочем, краеведение стоит на повестке дня и в России.

Александр Чубарьян: На конгресс мы приглашали не звезд, а практикующих учителей. Фото: Аркадий Колыбалов

Александр Оганович, а чем отличается российский подход к историческому образованию?

Александр Чубарьян: Без ложной скромности скажу: у нас есть очевидные преимущества. Россия - единственная страна, где соотношение в учебниках мирового и национального одинаково. В школах преподается отдельно отечественная и всеобщая история. Причем последняя начинается даже раньше, в 5-м классе, когда "История России" - в 6-м. Это нам нужно для того, чтобы дети лучше поняли место страны в мировой истории.

Очень интересует зарубежных коллег, как работает культурно-исторический стандарт, который принят в России, и является обязательным для всех наших школ. Он, как выясняется, совсем не чужд зарубежному образованию, несмотря на все критические пассажи. Ведь программы всех школ в Европе и США утверждают министерства образования. Безудержной свободы, что учить, а что можно игнорировать в прошлом своей страны, нет. Зарубежные учителя задают вопросы, насколько обязателен культурно-исторический стандарт, какая существует вариативность.

Претензии к нашим педагогическим вузам обоснованны. Их в России несколько десятков. И хорошо работающих не так много

Между тем, по результатам проверки двух с половиной тысяч российских школ две трети рабочих программ, которые там используются, не в полной мере отражают основные события истории России и мира, включенные в обновленные образовательные стандарты. Среди непроработанных тем: Февральская и Октябрьская революции, Великая Отечественная война, распад СССР, сложные 90-е годы, возрождение России в 2000-х годах, воссоединение Крыма с Россией в 2014 году. Эти данные Минпросвещения России прозвучали на общем собрании Российского исторического общества.

Александр Чубарьян: Культурно-исторический стандарт затрагивает абсолютно все события, которые вы перечислили. Дело в другом. Несмотря на наличие хороших учебников и программ, результат преподавания низкий. Многие абитуриенты знают историю явно недостаточно.

Виной плохая подготовка учителей? Кстати, еще одна пугающая цифра. Назревают перебои с их подготовкой. К 2050 году в нашей стране будет менее 130 тысяч человек с высшим историческим образованием...

Александр Чубарьян: Да, претензии к нашим педагогическим вузам обоснованны. Их в России несколько десятков. Хорошо работающих не так много. Выпускники же классических университетов сегодня формально не могут преподавать в школе по той причине, что в дипломе, где написана специальность, исчезло слово "преподаватель". Надо восстановить подготовку учителей-историков.

Есть еще и проблема престижа. Если человек пошел в школу после хорошего университета, считается, что он неудачник. Это связано, во-первых, с зарплатой учителя, а во-вторых, с его статусом. Нужно срочно поднимать и зарплату, и статус!

Частью Конгресса станет Российский съезд учителей. Это 200 педагогов из 57 регионов страны. Что их волнует сегодня?

Александр Чубарьян: Например, единый государственный экзамен. Напомню, что до недавнего времени на ЕГЭ по истории писали сочинение. Что, в общем-то, очень здорово! Однако это превратилось в какую-то формальность с такими нелепыми требованиями, как "в эссе должно быть упомянуто четыре персонажа, пять событий и т.д.". Цифровой системе удобно отслеживать их выполнение и ставить оценку. Но ведь это профанация, и поскольку было повсеместное недовольство учителей, в этом году сочинение отменили. Теперь нужно обсудить, что будет взамен. По мне, так нет никакой разницы, сколько событий пять или три, ты описал, нужно развивать у школьников историческое мышление, понимание сути события в историческом контексте.

Справка "РГ"

Всемирный конгресс учителей истории организован Академией Минпросвещения России и Институтом всеобщей истории РАН.

Кстати

Участники первого заседания Межведомственной комиссии по историческому просвещению, которое прошло под председательством помощника президента Владимира Мединского, отметили два основных направления работы: формирование у молодежи твердых представлений о прошлом страны и противодействие фальсификации отечественной истории из-за рубежа. Особое внимание эксперты уделили ситуации с преподаванием истории в школах и учебных заведениях среднего профобразования.

Среди важнейших задач - совершенствование преподавания региональной истории, поддержка русских школ за рубежом и организация новых форматов взаимодействия историков России и стран ближнего зарубежья.

Обсуждались также вопросы поддержки исторической тематики в культуре, искусстве и кинематографе. Кроме того, отмечена роль в популяризации истории проекта "Россия - моя история", в рамках которого уже действуют более 20 мультимедийных исторических парков. С 2022 года в них будут представлены увлекательные программы для подготовки к ЕГЭ.

Отдельно в ходе заседания затрагивался вопрос применения норм Федерального закона № 280-ФЗ "О внесении изменений в статью 6 Федерального закона "Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" и статью 1 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности". Подтверждено, что его нормы не должны распространяться на произведения, созданные в научно-просветительских, культурных, контрпропагандистских и образовательных целях. Минюсту России совместно с Генпрокуратурой России, МВД России и Следственным комитетом России с участием РИО, РВИО и Российского книжного союза предложено выработать рекомендации по применению норм закона № 280-ФЗ и довести их до отраслевого сообщества.

В ходе первого заседания сформирован президиум комиссии. В него вошли председатель РИО Сергей Нарышкин, министр просвещения Сергей Кравцов, руководитель проекта "Россия - моя история", митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов), ректор МГИМО Анатолий Торкунов.