1 октября 2021 г. 14:50
Текст: Никита Пивоваров (кандидат исторических наук) , Ольга Чагадаева (кандидат исторических наук)

Семеро по "шконкам" Шпандау

Почему в эпоху холодной войны узники-нацисты, осужденные Нюрнбергским трибуналом, стали обузой для победителей
75 лет назад завершилась работа Международного военного трибунала в Нюрнберге. 1 октября 1946 года был обнародован приговор в отношении 19 из 24 главных нацистских военных преступников. 12 приспешников Гитлера были приговорены к смертной казни через повешение, семеро, вопреки требованиям советских обвинителей, избежали смерти и получили длительные сроки тюремного заключения. Пристанищем нацистских главарей стала тюрьма Шпандау.
Смена французского и советского караулов в тюрьме Шпандау. 1949 г.
Смена французского и советского караулов в тюрьме Шпандау. 1949 г.

Четыре директора на семь заключенных

Рудольф Гесс.

К пожизненному заключению были приговорены заместитель фюрера по национал-социалистической партии, "наци №2" Рудольф Гесс, министр экономики и президент рейхсбанка Вальтер Функ и главнокомандующий военно-морским флотом Эрих Редер.

По 20 лет присудили министру вооружений и военной промышленности и главному архитектору рейха Альберту Шпееру, а также руководителю гитлерюгенда и гауляйтору Вены Бальдуру фон Шираху.

15 лет получил министр иностранных дел и протектор Богемии и Моравии Константин фон Нейрат.

Карл Дёниц.

И, наконец, десять - Карл Дёниц, главнокомандующий военно-морским флотом, возглавивший страну после самоубийства Гитлера.

Для заключения бывших руководителей Третьего рейха Международный трибунал определил старую кайзеровскую тюрьму Шпандау, расположенную в британском секторе оккупации Берлина. Надзор за особыми преступниками решено было осуществлять совместно. Так Шпандау получила уникальный статус межсоюзной тюрьмы под управлением четырех директоров - британского, французского, советского и американского; охрану заключенных несли, ежемесячно сменяясь, караулы этих стран, и обслуживали тюрьму граждане стран-победительниц.

Константин фон Нейрат.

Таким образом, единственными немцами в тюрьме были заключенные, а основные расходы по их содержанию ложились на соотечественников. Ежегодно на Шпандау уходило 500-800 тыс. марок - вдвое больше, чем на западноберлинский сенат!1

Альберт Шпеер в 1948 году писал: "Нас, семерых заключенных, обслуживает штат из тридцати двух человек: четыре высокооплачиваемых директора - двое в звании подполковника и двое в звании майора. У каждого директора есть помощник - начальник охраны... Кроме директора и начальника охраны, каждая страна выставляет семерых охранников, которые меняются по сложному двенадцатидневному графику так, чтобы два охранника и начальник охраны были из трех разных стран. Система функционирует, все заняты делом, постоянно загружая друг друга работой. Составляют отчеты, проводят совещания, решают споры. Шпандау - это бюрократический эквивалент вечного двигателя"2.

Эрих Редер.

А ведь Шпеер еще не упомянул штат гражданских служащих (в среднем по 10 человек на каждого заключенного) и внешнюю охрану (порядка 50 человек от каждой страны). В условиях холодной войны межсоюзная тюрьма оставалась едва ли не единственным учреждением стран-союзниц по антигитлеровской коалиции, исправно функционировавшим на протяжении 40 лет, и это показное сотрудничество влетало в копеечку всем его участникам.

Двери в камеры, где содержались семеро заключенных.
Вальтер Функ.

С сокращением числа заключённых целесообразность существования межсоюзной тюрьмы вызывала все больше сомнений. После смерти Сталина союзники стали активно прорабатывать вопрос освобождения престарелых и больных заключенных из соображений милосердия. Уже в 1954 году на свободу вышел 82-летний Нейрат, через год - 79-летний Редер, а за ним Дёниц, отсидевший положенный срок. Наконец, в начале 1957 года Шпандау покинул тяжелобольной Функ.

Оставшаяся троица стала откровенной обузой для всех сторон - и стала камнем преткновения в отношениях между бывшими союзниками.

Уговор дороже денег

Бальдур фон Ширах.

Недавно рассекреченные документы из тематических дел ЦК КПСС свидетельствуют, что попытки покончить с обременительной межсоюзной тюрьмой предпринимались советскими представителями в Берлине в 1957-1958 годах. Этот вопрос дважды поднимался в Президиуме ЦК, но политические соображения одерживали верх над экономическими. Против закрытия Шпандау активно выступал недавно назначенный на пост министра иностранных дел СССР А.А. Громыко. Он писал: "...в настоящих условиях, когда СССР ведет активную борьбу против восстановления милитаризма в Западной Германии, было бы политически нецелесообразно с нашей стороны проявлять инициативу в вопросе ликвидации четырехстороннего управления тюрьмой в Шпандау и передачи главных военных преступников в руки западноберлинских властей"3.

Альберт Шпеер.

Несмотря на привлекательность идеи сокращения валютных расходов, советская сторона приняла решение придерживаться буквы Нюрнберга до конца. А после Берлинского кризиса все разговоры о "расформировании" межсоюзной тюрьмы стали восприниматься советской стороной не иначе как "поощрение милитаристов и реваншистов"4.

В 1966 году Шпеер и Ширах вышли на свободу и "наци №2" Гесс остался единственным заключенным Шпандау. Тем не менее союзная администрация с ее огромным штатом исправно исполняла свои обязанности вплоть до конца 1987 года, когда 93-летний преступник покончил с собой и опустевшую тюрьму сравняли с землей.

Шифротелеграммы советского посольства в ГДР 1957 и 1958 гг. с предложениями о ликвидации Шпандау и постановления Президиума ЦК КПСС по этому вопросу публикуются впервые.

Шифротелеграмма А.А. Гречко и Г.М. Пушкина от 26 мая 1957 г.

Шифртелеграмма главкома Группы советских войск в Германии А.А. Гречко и посла СССР в ГДР Г.М. Пушкина от 26 мая 1957 г.

Строго секретно

Из Берлина № 19123

26.5.1957.

Спец №№ 422, 423

Считаем, что пришло время поставить перед западными державами вопрос о ликвидации четырехстороннего управления межсоюзной тюрьмой Шпандау, в которой отбывают наказание главные немецкие преступники, осужденные в 1946 году Международным военным трибуналом.

Из семи главных военных преступников, содержавшихся в этой тюрьме, трое (Нейрат, Редер и Функ) освобождены досрочно и один (Дениц) освобожден по отбытии срока наказания. Остаются лишь трое заключенных: Гесс (приговорен к пожизненному заключению), Шпеер и Ширах (приговорены к 20 годам каждый). По нашему мнению, дальнейшее существование межсоюзной тюрьмы Шпандау является нецелесообразным: в какой-то мере создается видимость, что продолжается четырехстороннее сотрудничество в Германии, чего фактически нет.

Решение вопроса о тюрьме Шпандау избавило бы нас также и от больших расходов (270 тысяч рублей5 и 190 тысяч немецких марок в год), которые советская сторона несет за содержание тюрьмы.

Мы советовались по этому вопросу с друзьями (Ульбрихтом и Гротеволем). Они, в принципе, не возражают против ликвидации четырехстороннего управления тюрьмой Шпандау, но высказывают пожелание, чтобы содержащиеся в ней военные преступники, особенно Шпеер, который мог бы быть использован по организации вооружения Западной Германии, продолжали находиться в заключении.

Учитывая это, представляется целесообразным предложить западным державам передать Гесса, Шпеера и Шираха для дальнейшего отбывания наказания местным немецким властям по месту нахождения тюрьмы, точнее говоря, западноберлинским властям. Эта тройка содержалась бы в заключении в соответствии с установленным Международным военным трибуналом тюремным режимом. При этом должно быть оговорено, что досрочное освобождение заключенных не может быть проведено без согласия четырех держав.

Надо полагать, что наше предположение не вызовет возражений со стороны трех западных держав, тем более что, как видно из печати, англичане уже ищут решения вопроса о тюрьме Шпандау в этом же направлении.

Если с нашей стороны не будет возражений, то можно было бы направить письмо посла СССР в ГДР послам США, Англии и Франции в Бонне.

Проект прилагается. Просим рассмотреть.

25.5.57. А. Гречко

Г. Пушкин

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 556. Л. 43-44.

Постановление Президиума ЦК КПСС от 5 июня 1957 г. № П96/XXIII

Проект указаний Главнокомандующему группой советских войск в Германии и послу СССР в ГДР

Утвердить проект указаний Главнокомандующему группой советских войск в Германии и послу СССР в ГДР (прилагается).

К пункту XXIII прот. № 96

Секретно

Проект указания Главнокомандующему

группой советских войск в Германии

и послу СССР в ГДР.

Берлин

Главком, совпосол,

422. Учитывая, что Советский Союз ведет активную борьбу против восстановления милитаризма в Западной Германии, политически нецелесообразно проявлять с нашей стороны инициативу в вопросе ликвидации четырехстороннего управления тюрьмой Шпандау и передачи главных военных преступников в руки западноберлинских властей.

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 12. Д. 128. Л. 4.

Шифртелеграмма временного поверен-ного в делах СССР в ГДР С.Т. Аставина от 10 февраля 1958 г.

Строго секретно

Из Берлина № 4741

10.2.58

Политические советники военных комендантов США, Англии и Франции в Западном Берлине во время встречи с заместителем советского военного коменданта в Берлине 7 февраля с.г. предложили договориться по вопросу о дальнейшей судьбе межсоюзной тюрьмы Шпандау, в которой содержатся главные военные преступники.

Западники предлагают:

а/ В целях сокращения обслуживающего персонала тюрьмы и уменьшения расходов по ее содержанию обсудить вопрос о переводе военных преступников в одну из немецких тюрем, сохранив в отношении этих преступников устав межсоюзной тюрьмы.

б/ Рассмотреть вопрос относительно досрочного освобождения из тюрьмы Шпандау главного немецкого военного преступника Шпеера, учитывая его просьбу и поведение в тюрьме.

Политсоветникам военных комендантов трех держав было сказано, что поставленные ими вопросы требуют изучения и что ответ на них будет дан через некоторое время.

Посольство запросило мнение МИДа ГДР по указанным вопросам.

МИД ГДР обещал дать ответ через 4-5 дней.

10.2.58 г. Аставин

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 556. Л.54-55.

Шифртелеграмма С.Т. Аставина от 12 февраля 1958 г.

Строго секретно

Из Берлина № 4946

12.2.58

Спец. №104

11 февраля посетил замминистра иностранных дел ГДР Шваба, который сообщил позицию друзей по поводу тюрьмы Шпандау. Заявив, что он говорит по поручению Ульбрихта и Рау, замещающего Гротенволя на время отпуска последнего, Шваб сказал, что руководство СЕПГ и правительство ГДР рассматривает настойчивые предложения западников о переводе главных немецких военных преступников в обычную немецкую тюрьму, как попытку покончить с межсоюзной тюрьмой Шпандау. Принятие этих предложений в настоящих условиях было бы политически невыгодным. Однако, если с советской стороны будет признано все же целесообразным пойти на соглашение с западными державами о ликвидации тюрьмы Шпандау, то правительство ГДР будет просить о том, чтобы заключенный Шпеер был передан под контроль советских властей.

От себя Щваб заметил, что Шпеер, который известен как видный организатор производства вооружения и которому сейчас всего 53 года, несомненно, представляет интерес для западных держав и в случае его освобождения был бы использован в ФРГ.

Я обещал Швабу информировать Москву о позиции друзей по поводу тюрьмы Шпандау.

Со своей стороны считаю, что нам следует учесть позицию друзей и, если представители западных держав в той или иной форме вновь поднимут вопрос о тюрьме Шпандау, ответить, что этот вопрос для нас не кажется назревшим и что если дело идет о больших расходах по содержанию тюрьмы, то можно было бы обсудить вопрос о некотором сокращении ее обслуживающего персонала.

Вместе с тем следует высказаться против освобождения Шпеера, заявив, что мы не видим каких-либо веских оснований для прекращения действия в отношении его приговора международного трибунала.

Прошу согласия.

11.2.58. Аставин.

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 556. Л. 56-57.

Постановление Президиума ЦК КПСС от 13 марта 1958 г. № П143/ХХ

Проект указаний послу СССР в ГДР и Главнокомандующему Группой советских войск в Германии относительно ликвидации четырехстороннего управления тюрьмой в Шпандау

Утвердить проект указаний послу СССР в ГДР и Главнокомандующему Группой советских войск в Германии относительно ликвидации четырехстороннего управления тюрьмой в Шпандау (прилагается)

К пункту ХХ прот. № 143

Секретно

Приложение

Проект указаний послу СССР в ГДР и

Главнокомандующему Группы советских

Войск в Германии

Берлин

Совпосол, Главком

104. Сообщите военным комендантам США, Англии и Франции в Западном Берлине, что советская сторона не возражает обсудить на уровне комендантов вопрос о дальнейшей судьбе четырехсторонней тюрьмы в Шпандау.

На переговорах Вам следует руководствоваться следующим:

Советская сторона готова пойти на упразднение четырехстороннего управления тюрьмой в Шпандау и перевод находящихся там военных преступников в одну из берлинских тюрем при условии, что указанные преступники будут содержаться в заключении в соответствии с тюремным режимом, установленным Международным трибуналом, при сохранении за четырьмя державами права контроля за их содержанием, и что досрочное освобождение заключенных не может быть проведено без согласия четырех держав. Для досрочного освобождения Шпеера в настоящее время достаточных оснований не имеется.

Соответствующие немецкие власти должны взять на себя обязательство содержать военных преступников Гесса, Шираха и Шпеера в тюрьмах на упомянутых условиях и не возражать против контроля со стороны представителей четырех держав за выполнением установленного для этих преступников тюремного режима.

Что касается выбора немецкой тюрьмы для содержания главных немецких военных преступников, то следует настаивать на том, чтобы для этого была отведена одна из тюрем Восточного или Западного Берлина.

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 14. Д. 190. Л. 5, 11-12.

1. Goda N. Kalter Krieg um Speer und He?. Frankfurt/New York. 2009. Р. 290.

2. Шпеер А. Шпандау: тайный дневник. М., 2010. С. 68.

3. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 556. Л. 40.

4. Там же. Д. 557. Л. 14.

5. Вероятно, ошибка: во всех последующих документах дела фигурирует сумма 370 тыс.