1 октября 2021 г. 16:05
Текст: Андрей Смирнов (кандидат исторических наук)

Георгий Жуков: Преображение в Слуцке

Будущий Маршал Победы опыт грядущей войны получил в Белоруссии
Будущий маршал Георгий Константинович Жуков почти все двадцатые и тридцатые годы прошлого века служил в Белоруссии.
Командир 4-й Донской казачьей дивизии комбриг Георгий Жуков. Сентябрь 1936 г. Фото: ТАСС
Командир 4-й Донской казачьей дивизии комбриг Георгий Жуков. Сентябрь 1936 г. Фото: ТАСС

С июня 1922 года по май 1931-го (с двумя перерывами на учебу) - в 7-й Самарской имени Английского пролетариата* кавалерийской дивизии: командиром эскадрона 38-го кавалерийского полка, помощником командира 40-го кавалерийского Бугурусланского, командиром 39-го кавалерийского Бузулукского (с 29 апреля 1927 года - 39-й кавалерийский Терский) и, наконец, командиром 2-й бригады.

А в марте 1933 года Жукова назначили командиром 4-й кавалерийской Ленинградской Краснознаменной дивизии имени товарища Ворошилова - дислоцированной в Слуцке, близ тогдашней польской границы.

Этот отрезок его карьеры - весьма поучителен.

Пулеметные тачанки 4-й Донской казачьей дивизии на параде по завершении Белорусских маневров. Сентябрь 1936 г.

Игра и война

Несмотря на заключенный в 1932 году (и продленный в 1934-м) договор о ненападении, Польшу в СССР продолжали считать врагом № 1 на Западе. А с января 1933-го, после прихода к власти в Германии Гитлера, - Польшу и Германию.

Соответственно Белорусский военный округ готовился к противоборству с десятками польских и германских дивизий. В 1935 году в 19-м кавполку дивизии Жукова "на всех занятиях и выходах в поле принимались за вероятного противника Германская или Польская армии"1. А на военной игре, проведенной 23 марта 1935 года в Бобруйске с командирами и штабами соединений, дислоцированных в районе Бобруйск - Слуцк, давались вводные вроде этих:

"0.30 - 1.15: до 50 "Юнкерс Г-38" - налет Бобруйск.

1.30: до 20 "Юнкерс" - налет Слуцк"2.

Четырехмоторных гигантов Юнкерс G38 (точнее, их военного варианта Юнкерс К51) люфтваффе так никогда и не получили, но военную авиацию в Германии тогда уже возрождали. А за неделю до бобруйской игры восстановили - чтобы резко увеличить численность армии - всеобщую воинскую повинность...

Участники игры были поставлены "в условия скупой информации об общей обстановке, перерыва в связи и высокой активности противника, при запаздывании в развертывании значительной части" своих сил3.

Ровно в те условия, что сложились в Белоруссии в июне 1941-го!

Среди участников игры были и командир 4-й механизированной бригады Д.Г. Павлов, и Г.К. Жуков. В июне 41-го первый будет командовать в Белоруссии Западным фронтом, а второй возглавлять Генеральный штаб и пытаться "в условиях перерыва в связи и высокой активности противника" получить от Павлова хотя бы "скупую информацию об общей обстановке"...

С объявлением войны 4-я кавдивизия должна была, вместе с танковыми соединениями, вторгнуться в Польшу, чтобы прикрыть мобилизацию и развертывание основных сил РККА. Не зря ее разместили в Слуцке - через этот город проходило Варшавское шоссе, выводившее через Барановичи и Брест в глубь Польши. В затылок ей на том же шоссе, в Старых Дорогах и в Бобруйске, стояли 3-я и 4-я механизированные бригады - около 300 танков Т-26...

Г. Савицкий. На маневрах. Встреча с колхозниками. 1938 г.

"Холодноватая властность" комдива

Однако к приходу Жукова, в 1933 году, боевая выучка 4-й кавдивизии - геройствовавшей в Гражданскую в составе знаменитой 1-й Конной армии - была весьма слабой.

Дело в том, что в Слуцк ее перебросили (из-под Ленинграда) только в 1932 году, а в Слуцке не было приготовлено ничего - ни казарм, ни домов начсостава, ни конюшен, ни гаражей, ни складов, ни хранилищ горючего, ни учебных классов, ни стрельбищ, ни танкодрома.

Все это дивизии пришлось строить самой - отрываясь от боевой подготовки.

Упала дисциплина: на стройке трудно поддерживать аккуратный, подтянутый внешний вид и твердый внутренний порядок в части.

В августе 1932 года дошло до того, что группа красноармейцев 4-й кавдивизии отказалась выполнить приказание начальника боевой подготовки сухопутных сил РККА А.И. Седякина - вытащить его машину, засевшую в глубокой луже. Мы не можем, у нас сапоги худые, заявили бойцы командиру с четырьмя ромбами в петлицах (по-"старорежимному" - "полному" генералу)...

Первым делом Жуков четко разграничил учебу и строительство, отведя несколько дней в неделю исключительно на боевую подготовку.

Затем стал возрождать твердый внутренний порядок в частях. Не зря в созванном им совещании начальствующего состава (т.е., по-старому, офицеров) участвовали и старшины. Они принадлежали к младшему начсоставу (по-старому, к унтер-офицерам) - но внутренний порядок обеспечивали именно они.

И, наконец, Жуков принялся улучшать методику боевой подготовки - организовав целый ряд показательных занятий.

В его внимании к методике и внутреннему порядку чувствуется, что это не только автор руководства по обучению бойца и мелких подразделений конницы, но и бывший младший унтер-офицер 10-го драгунского Новгородского полка. Унтер-офицеры русской армии знали цену и правильной организации боевой подготовки, и другой основе этой подготовки - дисциплине!

Кроме того, есть все основания полагать, что помогли уже тогда известные жуковские требовательность и жесткость. Вспомним две последние на тот момент аттестации Георгия Константиновича.

Подписанную 8 ноября 1930 года командиром 7-й кавдивизии, будущим Маршалом Советского Союза К.К. Рокоссовским: "Сильной воли. Решительный. [...] Требователен и в своих требованиях настойчив".

И завизированную 31 октября 1931 года инспектором кавалерии РККА, тоже будущим маршалом С.М. Буденным: "[...] Тов. ЖУКОВ Г.К. является:

1. Командиром с сильными волевыми качествами, весьма требовательным к себе и подчиненным, в последнем случае наблюдается излишняя жесткость и грубоватость"4.

"Меня поразили уверенность и холодноватая властность в светлых глазах этого коренастого кавалериста", - вспоминал о первом знакомстве с Жуковым в августе 1936-го авиатор И.А. Прачик5.

Нарком обороны К.Е. Ворошилов объезжает парадный строй 4-й Донской казачьей дивизии. Сентябрь 1936 г.

Дивизия боеспособна!

Строительство 4-й кавдивизии не удалось закончить даже за три года! "Можно сказать, - признал проверивший ее 15-19 сентября 1935 года помощник инспектора кавалерии РККА А.С. Чичканов, - что дивизия до сих пор не благоустроена, и это, безусловно, отражается на боевой подготовке и быте". Тем более, что качество построенного бойцами "оставляет желать много лучшего".

Не лучше стало и с сапогами: "Очень большой процент красноармейцев и начсостава имеют рваную обувь. Починочного же материала не хватает"...

Но при всем том, отмечал Чичканов, в 1935 году состояние боевой выучки дивизии "в большинстве случаев" оценивалось положительно. И сейчас дивизия, "несомненно", "сколочена", боевая выучка ее частей "вполне удовлетворительна, а по некоторым разделам (огневая) хорошая и отличная"6.

Сколоченность частей (т.е. слаженность действий их подразделений) он проверил в 20-м кавалерийском Сальском Краснознаменном полку В.В. Крюкова и в 21-м кавалерийском Доно-Ставропольском полку И.Н. Музыченко. "Хорошо"...

Конную выучку - в 19-м кавалерийском Манычском Краснознаменном полку Ф.Я. Костенко. "Хорошо"...

Огневую - тоже там. "Отлично"...

И это при большом некомплекте начсостава. Жуков сумел сделать невероятное для РККА - так подготовить младший начсостав, что он, подобно унтер-офицерам русской армии, смог взять на себя "всю тяжесть боевой подготовки"7!

Хромала лишь техника наступления спешенных подразделений: их продвижение не всегда эффективно обеспечивалось огнем. И организация разведки - но этот порок был в 20-е - 30-е годы хроническим для всей Красной Армии.

Учиться воевать в современной войне предстояло еще и самому Жукову. Еще на военной игре 23 марта 1935 года он "не использовал обстановку для маневра во фланг противника, приводил войска к лобовому удару"8. А механизированные части противника атаковал (и тоже в лоб)... сабельными эскадронами9! Хотя располагал механизированным полком с несколькими десятками танков БТ-5 - оснащенными смертельно опасными для любой германской и польской бронетехники 1935 года 45-мм пушками...

Но боевую выучку дивизии он восстановил. И 16 августа 1936 года "плотно сбитого лобастого комбрига с властным взглядом из-под низко, на самые брови, опущенной фуражки"10 заслуженно наградили орденом Ленина.

Персональное военное звание "комбриг" Жуков получил в ноябре 1935-го. А фуражку в 30-е он носил неуставную - не с вытянутым вперед козырьком в форме совковой лопаты, а с оттянутым книзу полукруглым. Близким к козырьку фуражек русской армии.

Новгородский драгун Георгий Жуков. Конец 1915 - начало 1916 г. Фото: РИА Новости

Парад казаков

21 апреля 1936 года, в ходе кампании по возрождению традиций казачества, 4-ю Ленинградскую переименовали в 4-ю Донскую казачью Краснознаменную дивизию имени товарища Ворошилова. Военным званием ее рядового состава стало теперь не "красноармеец", а "казак" - как у тех, с кем воевал в Гражданскую, весной 1919-го, командир эскадрона Жуков...

В сентябре, на параде, завершившем Белорусские маневры 1936 года, Георгий Константинович и его подчиненные впервые продемонстрировали введенную для донских казачьих частей парадную форму - темно-синие казакины со стоячим воротником, темно-синие шаровары с красными лампасами и черные папахи с красным верхом.

Впрочем, больше ее Жуков, по-видимому, не надевал. Вскоре он заболел бруцеллезом и несколько месяцев провел в госпиталях. А по выздоровлении, в июле 1937-го, был назначен командиром 3-го кавалерийского корпуса имени Белорусской ССР и выехал в Минск.

Началась новая страница его биографии.

* Это имя 7-й Самарской присвоили 30 августа 1924 года.

1. РГВА. Ф. 31983. Оп. 2. Д. 196. Л. 241.

2. Там же. Л. 169.

3. Там же. Л. 171.

4. Георгий Константинович Жуков // Военно-исторический журнал. 1990. N 5. С. 22, 23.

5. Прачик И.А. Фронтовое небо. М., 1984. С. 5.

6. РГВА. Ф. 31983. Оп. 2. Д. 196. Л. 248, 247, 249, 250, 226.

7. Там же. Л. 249.

8. Там же. Ф. 9. Оп. 29. Д. 213. Л. 4.

9. Там же. Ф. 31983. Оп. 2. Д. 196. Л. 171.

10. Прачик И.А. Указ. соч. С. 6.