Новости

19.10.2021 21:14
Рубрика: Культура

Швыдкой: В любой ночи должны быть маяки, которые не дадут сбиться с пути

Во вторник мой добрый знакомый и многолетний товарищ по поиску российских ценностей, утраченных во время Второй мировой войны, Вольфганг Айхведе стал Почетным профессором Воронежского государственного университета.

Таким благородным академическим жестом воронежское научное сообщество оценило его вклад в возвращение коллекции редких книг ХVII, ХVIII, ХIХ веков, вывезенных из Воронежа во время войны отцом профессора Ганса-Эриха Фрая из Франкфурта-на-Майне. Господин Фрай знал к кому обратиться за помощью, когда он решил восстановить историческую справедливость в своей отдельно взятой семье. Вольфганг Айхведе за долгие годы деятельности заслужил репутацию безупречно честного человека, движимого самыми благородными побуждениями. Вовсе не случайно еще в 2011 году он был удостоен Премии имени отца Александра Меня.

Это не первое профессорское звание в его жизни. Долгие годы он возглавлял Центр восточноевропейских исследований Бременского университета, где и начал заниматься проблемой движимого культурного наследия, части которого насильственно перемещались во время военного лихолетья. Не могу сказать, что это было единственной сферой его занятий. Вольфганг - глубокий знаток русской культуры, которая позволила ему понять российскую жизнь, ее прошлое и настоящее. Он собрал в Бремене уникальную коллекцию русской литературы ХХ столетия - и той, что выходила на законных основаниях в СССР, и той, что издавали выходцы из России на всех континентах земного шара, и той, что, рискуя свободой, выпускали и распространяли советские диссиденты.

Когда мы познакомились, мне казалось, что его интерес к перемещенным ценностям узко прагматичен, что ему, обосновавшемуся в Бремене ученому, важнее всего вернуть сюда коллекцию рисунков выдающихся мастеров эпохи Возрождения и конца ХIХ столетия, среди профессионалов известную как "коллекция Балдина" (капитан В.И. Балдин вывез эти рисунки из Германии в 1945 году).

Но я ошибался. И дело было не только в естественном желании настоящего ученого глубже и многостороннее постичь проблемы так называемых "перемещенных ценностей", их юридический статус, их физическое местонахождение и состояние. Его исследовательский интерес был неразрывно связан с его искренним идеализмом "шестидесятника", мечтающего о гармонии в отношениях между отдельными людьми, народами и государствами. Убежденный антифашист, он понимал, какой трагедией для человечества была Вторая мировая война, развязанная гитлеровской Германией. Он никогда не декларировал этого в своих публичных выступлениях, но это всегда проявлялось в его делах.

Живая ткань человеческих связей часто определяется общим делом, и она прочнее других

Не случайно долгие годы он был научным руководителем международного проекта "Русские музеи во время войны", помогая возвращать в нашу страну бесценные для нас реликвии. Так, к примеру, при его содействии в 2014 году в Исаакиевский собор вернулись документы и эскизы алтарных росписей и статуй Ивана (Джованни) Петровича Витали, выполненные художником Иоганном Конрадом Дорнером. И это далеко не единственный случай такого рода. За долгие годы наши профессиональные отношения с Вольфгангом стали дружескими - живая ткань человеческих связей часто определяется общим делом.

И она, как правило, прочнее других. Можно удивляться или радоваться, но именно отношения между конкретными людьми становятся фундаментом, на котором удерживаются межгосударственные отношения. Знаю, что подобное заявление отдает непозволительным идеализмом. И многим кажется, что любовь между народами возникает по приказу начальников. Но это совсем не так. Уверен, что именно по зову души пытаются сохранить Петербургский диалог мои российские и немецкие товарищи, понимая, как важно не растерять те гуманистические ценности, которые определяли его двадцатилетнюю деятельность. Замечу, что профессионалам, работавшим и продолжающим работать в комиссиях форума, занимающихся культурой, медициной, экологией, образованием, наукой и т.д., чаще всего договориться куда проще, чем политикам. Достаточно вспомнить о тех многочисленных проектах, которые были реализованы благодаря стараниям двух сопредседателей рабочей группы по культуре - Михаила Пиотровского и Германа Парцингера. Или об усилиях Виталия Игнатенко, российского сопредседателя рабочей группы СМИ. Все это прекрасно понимают сопредседатели Петербургского диалога Рональд Пофалла и Виктор Зубков, люди с большим политическим и житейским опытом.

Результаты Потсдамских встреч, которые в последние годы успешно проводят Фонд поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова и Германо-российский форум, показывают, что и в спорах политиков, если они не доходят до рукоприкладства, рождается не только истина, но и взаимное уважение. Завязываются те нити человеческих отношений, которые заставляют прислушиваться к позиции собеседника. Это особенно ясно ощущается на заседаниях Молодежных Потсдамских встреч, где российские и немецкие участники, близкие по годам рождения, умеют отстаивать свои взгляды, при этом не растрачивая дружелюбия. Леонид Драчевский и Маттиас Платцек, которые придумали этот молодежный формат, справедливо считают, что за ним - будущее.

В любой ночи должны быть маяки, которые не дадут сбиться с верного пути

Именно поиск компромисса, понимание того, что в разных странах по разному понимают те или иные проблемы, что в них действует разное законодательство, сохранило выставку "Единство. Многообразие", патронат над которой приняли президенты Российской Федерации, Федеративной Республики Германия и Франции - Владимир Путин, Франк-Вальтер Штайнмайер и Эмманюэль Макрон.

Все это особенно ценно в пору очевидного обострения отношений между Россией и Европейским союзом, ликвидацией официальных каналов связи между нашей страной и НАТО. Можно, конечно, как заклинание повторять слова Бенджамина Дизраэли о том, что "ночь темнее всего перед рассветом", но в любой ночи должны быть маяки, которые не дадут сбиться с верного пути.

В регионах Культура Литература Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область Воронеж Колонка Михаила Швыдкого