На Малой Бронной открылся ресторан Nord22 с очень необычной кухней

Nord22 открыл одиозный ресторатор Александр Орлов, которого фем-общественность прокляла и отправила в вечный бан. Из-за этого она никогда не узнает, что в этом ресторане работает крайне своеобразный для Москвы шеф-повар.

пресс-служба
пресс-служба

К нордической кухне Nord22 не имеет никакого отношения. Название - географическое указание на его локацию по сравнению с открывающимся через месяц на Большой Никитской рестораном "Юг" все того же Орлова. Сам Nord22, скорее, собирательный образ севера вообще. Петербургское дизайн-бюро DA Bureau спроектировало его зал как своеобразную полярную хижину: грубые деревянные поверхности, исполинская колонна из как бы иссеченного временем и холодом карагача и арктическая стерильность стен, подчеркнутая тенями и контрастным освещением. В этом интерьере темными окнами прорубей смотрятся эпоксидные столешницы с тонущими в глубине их искусственного льда цветами и листьями.

Кухня здесь не просто открытая - она полностью вынесена в зал. Вокруг станций холодных закусок и горячих блюд плотно расставлены столы, так что повара и публика здесь максимально близки друг к другу. Такая степень открытости и прозрачности в Москве до этого была доступна только на некоторых шеф-тейблах.

Комбинации вкусов и продуктов заставляют поднимать бровь

За еду в Nord22 отвечает очередной "питерский импорт", Александр Лощинин, работавший в команде Duo. На вопрос "Что такое север?" он отвечает бесплатным солодовым хлебом и солодовым же маслом. Это, кажется, единственное если не предсказуемое, то ожидаемое блюдо. Дальше следует фейерверк, в котором комбинации вкусов и продуктов заставляют поднимать бровь выше, чем у Червонной Королевы из "Алисы в Зазеркалье" Тима Бертона.

Цветная капуста с авокадо и эспумой из алоэ. Фото: пресс-служба

Севиче из гребешка с брокколи, сегментами помело и соусом из юдзу и фейхоа; цветная капуста и авокадо с эспумой из алоэ; печеный баклажан с кокосовой фетой и северными ягодами; батат с карамельной корочкой, попкорном из дикого риса и соусом талатури, одним из вариантов дзадзики - фантазии Лощинину явно не занимать. Где-то он попадает в цель без промаха, как в тарелке чуть подсоленного свежего гороха с жареным белым шоколадом и тертой макадамией, где-то - впросак, как в смешанном с копченым костным мозгом слишком крупно порубленном телячьем тартаре (бесхарактерную телятину в копченом жире спасает только кислинка свежего щавеля - видели ли вы такое в московских тартарах?).

Телятина с копченым костным мозгом. Фото: пресс-служба

Мечта тиктокеров - паштет-кейк из печени индейки с малиной.

Паштет-кейк. Фото: пресс-служба

Самое нордическое сочетание - жареный "впросырь" лосось с бесконечными лентами кольраби в крабовом биске. Самое узнаваемое - треска с соусом тоннато и картофельным пюре. Чувство такое, что открыл дверь в свою квартиру, а там - портал в другой мир.

Ягненок с лисичками и пастернаком. Фото: пресс-служба

В этом меню много неожиданного, самобытного и даже сумасшедшего. Там одна кнеля из ряженки с трюфельной пастой в салате из киноа чего стоит. А Лощинин держит покер-фейс: ни на что, мол, особенно, не опирался, ничем, дескать, не вдохновлялся, само собой оно как-то накружилось, навьюжилось.

Ну и пусть держит. Мы за ним последим, присмотримся - не каждый день в Москве повара со своим собственным лицом появляются.