1 ноября 2021 г. 00:15
Текст: Семен Экштут (доктор философских наук)

"Я отхожу последним!"

Разведчик Георгий Шубин 44 раза переходил линию фронта за языком и всегда возвращался с добычей
Георгий Георгиевич Шубин (1912-1973) был человеком первого часа войны. Когда она началась, двадцативосьмилетний студент звероохотоведческого факультета Всесоюзного зоотехнического института пушно-сырьевого хозяйства уже успел побывать в разнообразных жизненных передрягах и знал, как достойно из них выйти.
Г. Дышленко. Взяли языка. 1973 г.
Г. Дышленко. Взяли языка. 1973 г.

Невостребованный следопыт

Двенадцати лет он стал следопытом и исключительно метким охотником. "Однажды попал в лапы медведю и не погиб потому только, что был хладнокровным - под медведем сумел приподнять ружье и выстрелил зверю в пасть. После этого, истекая кровью, он шел по тайге двадцать четыре версты, и только на пороге дома силы его покинули"1.

В годы Большого террора по доносу однокурсника был арестован и сослан на Соловки, но благодаря хлопотам сестры дело пересмотрели, и Шубина не только освободили, но и восстановили в институте. В первые же дни войны Шубин добровольцем пошел в армию и уже 15 июля 1941 года сражался с гитлеровцами на Западном фронте. Большая группа безоружных студентов, строивших укрепления и занимавшихся эвакуацией в тыл ценного оборонного оборудования, попала в окружение. Шубин не растерялся. Пригодился опыт следопыта. Лесными тропами, избегая оживленных мест и больших дорог, сумел вывести всю группу из окружения, не потеряв ни одного человека. К сожалению, не только сам этот подвиг не был достойно отмечен, но и бесценный опыт Шубина-следопыта и меткого стрелка не был востребован командованием.

Приказ наркома обороны СССР маршала Сталина "О состоянии органов войсковой разведки и о мероприятиях по улучшению ее боевой деятельности" № 0072 от 19 апреля 1943 года резко изменил траекторию жизни красноармейца Шубина, воевавшего без малого два года, но не повышавшегося в воинском звании и не имевшего до той поры никаких наград. Сталинский приказ констатировал печальную истину: органы войсковой разведки - глаза и уши действующей армии - стоят еще на низком уровне, недостаточно обеспечивают войска необходимыми данными о противнике, мало проявляют инициативы и изобретательности в применении различных форм и методов ведения войсковой разведки. Особо было сказано о том, что командующие фронтами и армиями должны изменить свое отношение к опытным воинам, подобным красноармейцу Шубину:

"Не дается никакого предпочтения командирам и бойцам-разведчикам в деле материально-бытового обеспечения и награждений, тем самым не создается стимула для того, чтобы в разведывательные подразделения и органы разведки шли лучшие боевые командиры и бойцы, желающие проявить себя в области разведки".

Георгий Георгиевич Шубин (1912-1973). 1944 г.

Пленного боем не брать

Красноармеец Шубин, с расстояния в сто шагов умевший попасть из винтовки в спичечный коробок, такое желание проявил. Ему вручили 7,62-мм самозарядную винтовку системы Токарева (СВТ) и зачислили снайпером в взвод пешей разведки 348-го стрелкового полка 51-й стрелковой дивизии, которая 15 апреля 1943 года была заново сформирована2.

28 августа 1943 года он был удостоен своей первой за годы Великой Отечественной войны награды - медали "За отвагу". "За то, что он во время боевых действий 19 августа 1943 года за деревню Семеновка, находясь на передовом наблюдательном пункте командира полка, хорошо распознал наблюдательный пункт противника, с которого немцы корректировали огонь артиллерии и минометных батарей. Шубин со снайперской винтовкой уничтожил четырех наблюдателей противника, тем самым облегчил стрелковым подразделениям продвижение вперед на деревню Семеновка"3. Весьма выразительная деталь: прошло всего-навсего девять дней от времени совершения подвига до момента подписания командиром полка приказа о награждении. Хотя саму медаль Шубину вручат несколько месяцев спустя (30 октября 1943 года в письме к сестре он вскользь упоминает, что награждение состоялось, но сама медаль в полку еще не получена), начало было положено.

Слева - направо: командир 348-го стрелкового полка подполковник Б.Г. Саакян, командир 51-й стрелковой дивизии полковник А.Я. Хвостов, командир взвода пешей разведки младший лейтенант Г.Г. Шубин. Белоруссия. 1944 г.

5 декабря 1943 года приказом по 51-й дивизии командир отделения взвода пешей разведки красноармеец Шубин был награжден орденом Красной Звезды. "При выполнении боевого задания 25.11.43 года, находясь в тылу у противника с целью захватить в плен "языка", во главе со своим отделением напал на трех разведчиков противника, которые проявили активное сопротивление; т. Шубин при смелом и решительном действии, сам, и возглавляя свое отделение, сумел захватить в плен унтер-офицера, обер-ефрейтора и ефрейтора, не дав им скрыться в лесу. Они дали ценные сведения"4. Сведения были настолько ценными, что помимо самого Шубина ордена и медали получили восемь его однополчан, причем от момента захвата "языков" до награждения прошло всего лишь десять дней.

Однополчанин Шубина артиллерийский разведчик Михаил Крейнцин вспоминал: "Все время начальство находилось в напряжении: а вдруг немцы замышляют наступление, а вдруг они уже подвели резервы, и начиналась истерия: Где свежий язык?! Почему разведка прохлаждается?! Приказываю, любой ценой!.. А мы за ценой никогда не стояли"5.

Пройдут годы, и бывший командир 51-й дивизии генерал-майор Алексей Яковлевич Хвостов в откровенной беседе скажет: взятые Шубиным пленные немцы сберегли десятки, а то и сотни солдатских и офицерских жизней. В течение года, с августа 1943-го по август 1944 года, дивизия, больше полугода стоявшая в обороне на подступах к Витебску, находившаяся в резерве или на пополнении во втором эшелоне армии, потеряла шестнадцать тысяч убитыми, ранеными и пропавшими без вести. "Почти каждые десять дней нужен был пленный. На фронте так было: десять дней нет пленного, батальон идет в бой, двадцать дней "языка" нет - полк идет боем захватить пленного. Так важно было знать планы и тайны противника. Полк, где служил Шубин, не ходил брать пленного боем. И по этой причине сколько было солдат в дивизии, столько было и благодарных друзей у разведчиков!"6

Встреча воинов соседних подразделений. В центре командир взвода пешей разведки Г.Г. Шубин. 1 октября 1944 г.

Только один легко ранен

6 января 1944 года командир дивизии наградил младшего сержанта Шубина орденом Славы 3-й степени. В наградном листе, подписанном командиром полка гвардии майором Саакяном, обстоятельно перечислены заслуги разведчика. "При выполнении боевых заданий по захвату немецких языков, проведенных в труднейших условиях глубоко в тылу противника в районах: деревень Ямещье, Савченки, Стариновичи и Шуньки лично т. Шубиным были выполнены следующие операции. 25.11.43 г. взял в плен 3-х человек, 5.12.43 г. взял в плен 1-го человека и убил 4-х человек, 16.12.43 г. взял в плен 1-го челов. и убил 2-х человек и 18.12.43 г. убил одного человека. За этот период Шубиным взяты трофеи 1 ст. пулемет, 6 автоматов, винтовок 4 и биноклей 3. Взятые в плен немцы дали ценные сведения. За весь период действий разведки потери личного состава только один человек легко-раненным выбывшим на время в мед. сан. роту"7.

Итоговая фраза наградного листа нуждается в комментарии. Гвардии майор Гурген Бахишевич (Бахшиевич) Саакян о разведке знал не понаслышке. В конце декабря 1942 года он получил орден Красной Звезды за то, что во главе группы разведчиков пробрался в тыл наступающего противника. Разведчики "огнем из автоматов создали панику среди немцев и одновременно нанесли ему большие потери. Атака немцев была отбита"8. Поэтому Саакян "особенную любовь и слабость питал к своей полковой разведке - он с ними все свободное время проводил"9. Командир полка был прекрасно осведомлен, какую высокую цену приходится платить разведчикам за каждого пленного немца. Знал об этом и командир дивизии.

"На фронте негласно считалось, что за "языка" можно "положить" до пяти своих солдат. Такой "нормы" шубинцы не знали. Лишь однажды они принесли с собой тела пятерых своих друзей. Но в тот раз привели и двадцать семь пленных!"10

Хотя бытовало мнение, что у подчиненного не должно быть больше наград, чем у его начальника, ни командир полка, ни командир дивизии не скупились на награды для Шубина и его разведчиков. В конце 1944 года грудь Саакяна украшали один-единственный орден Красной Звезды и нашивки за ранения. Генерал Хвостов имел три ордена - два ордена Красного Знамени (один из них был получен за выслугу лет) и орден Суворова II степени. В это же время на гимнастерке Шубина, ставшего сначала командиром взвода полковой пешей разведки, а затем - командиром 30-й отдельной разведывательной роты 51-й дивизии, сияли семь наград - шесть боевых орденов и медаль "За отвагу"11.

"Это был большого таланта разведчик". Так говорил генерал Хвостов. С ним был согласен артиллерийский разведчик Михаил Крейнцин: "В нашей 51-й стрелковой дивизии служил знаменитый разведчик Георгий Георгиевич Шубин - живая легенда, ас разведки, он один целого батальона стоил"12.

О подвигах легендарного дивизионного разведчика были прекрасно осведомлены и немцы. Однажды над расположением дивизии фашистский самолет раскидал листовки. С десяток листовок незамедлительно доставили генералу Хвостову. Ему особенно запомнились две из них: "Младший лейтенант Шубин, ваше место в великой Германии! Фюрер сохранит вам жизнь, оружие, ордена. Вы будете учиться в Берлине..."

На улице освобожденного Полоцка. 1944 г.

Этот город называется Полоцк

Освобождение белорусского города Полоцка стало звездным часом Шубина.

1-й Прибалтийский фронт под командованием генерала армии Ивана Христофоровича Баграмяна (совместно с войсками 3-го Белорусского фронта) провел Витебско-Оршанскую наступательную операцию и в конце июня 1944 года освободил Витебск. 29 июня началась Полоцкая наступательная операция. Перед ее началом надо было взять "языка". Четыре поиска - и четыре неудачи, каждая из которых заканчивалась написанием рапорта трех "О": "обнаружен, обстрелян, отошел". Генерал Хвостов вызвал Шубина и поручил его разведчикам и роте штрафников провести разведку боем.

Шубин объяснил штрафникам задачу: "По сигналу начнет бить артиллерия. Три минуты огня. В это время пересекаем открытое место. Через три минуты артиллеристы переносят огонь на фланги. Операция выполнена, как только возьмем хотя бы одного пленного. Сразу всем отходить. Я отхожу последним".

На другой день, ровно в двенадцать часов, Шубин, который, даже получив офицерское звание, никогда не расставался с винтовкой СВТ с оптическим прицелом, вместе с лучшим снайпером дивизии Даниловым навели прицелы на немецкого часового, ходившего по траншее у пулемета. "Выстрел. И сразу заработала артиллерия. Саперы моей разведки толом прорвали проходы в проволоке. Крики "ура!" у немецких траншей. Рукопашная. Вижу: два пленных есть! Даю ракету к отходу. Но что это? Никто не отходит. "Ура!" - гремит уже у второго ряда траншей... У третьего ряда рвутся гранаты! И вдруг по всей линии фронта загрохотало, покрылось дымом все. Танки пошли, люди в дыму мелькают..."

Генерал Хвостов дополнил рассказ дивизионного разведчика: "Я тогда с командного пункта внимательно наблюдал за шубинской операцией. Вижу, дело такой оборот принимает - батальон ввожу в бой. Бежит противник! Фашисты наступления ждали и решили, видимо: "Началось!.." На войне порой минуты решают дело. По телефону связываюсь с Баграмяном. Докладываю обстановку. Командующий говорит: "Добро. Начинайте!" Я тут же в другую трубку даю команду о наступлении. И началось по всей линии. На другой день мы были в Полоцке. И потом пошли, и пошли..."13

После успешного окончания наступательной операции генералу армии Баграмяну было присвоено звание Героя Советского Союза. Подписанное генералом Хвостовым представление разведчика Шубина к званию Героя Баграмян не поддержал.

Советские пехотинцы ведут бой за переправу через реку Полоту в районе Полоцка. 1944 г. Фото: РИА Новости

P.S.

В здании ГРУ есть Мемориал героев военной разведки: на гранитных и мраморных досках выгравированы и покрыты золотом фамилии военных разведчиков, удостоенных звания Героя Советского Союза и Героя России. Надеюсь, что там со временем появится и фамилия легендарного разведчика, который 44 раза переходил линию фронта и 44 раза возвращался обратно.

1. Песков В.М. Он был разведчиком // Песков В.М. Война и люди. М.: Алгоритм, 2010 // https://history.wikireading.ru/221970

2. Прославленная в годы Гражданской войны 51-я стрелковая Перекопская ордена Ленина Краснознаменная дивизия имени Моссовета (ее первым начдивом был будущий маршал В.К. Блюхер) трагическим летом 1942 года понесла невосполнимые потери и 28 ноября 1942 года была расформирована. Соединение, в котором служил Шубин, в конце войны именовалось так: 51-я стрелковая Витебская Краснознаменная ордена Суворова II степени дивизия.

3. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 686044. Д. 429. Л. 387.

4. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 686044. Д. 2141. Л. 181.

5. Михаил Крейнцин: я - разведчик // https://iremember.ru/memoirs/razvedchiki/kreyntsin-mikhail-isaakovich/

6. Песков В.М. Он был разведчиком // Песков В.М. Война и люди. М.: Алгоритм, 2010 // https://history.wikireading.ru/221970

7. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 686044. Д. 1624. Л. 32.

8. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 682525. Д. 115. Л. 25.

9. Михаил Крейнцин: я - разведчик // https://iremember.ru/memoirs/razvedchiki/kreyntsin-mikhail-isaakovich/

10. Алексеев В.Н., Шубина Г.Н. Взвод пешей разведки. Изд. 4-е, доп. Орехово-Зуево, 2017. С. 209.

11. Разведчик был награжден медалью "За отвагу" (28.08.1943), орденами Красной Звезды (05.12.1943), "Слава" 3-й степени (06.01.1944), Отечественной войны 1-й степени (22.02.1944), Красного Знамени - трижды (25.03.1944, 08.04.1944 и 31.07.1944).

12. Михаил Крейнцин: я - разведчик // https://iremember.ru/memoirs/razvedchiki/kreyntsin-mikhail-isaakovich/

13. Песков В.М. Он был разведчиком // Песков В.М. Война и люди. М.: Алгоритм, 2010 https://history.wikireading.ru/221970