1 ноября 2021 г. 00:02
Текст: Ольга Чагадаева (кандидат исторических наук)

"Ребенок вас разгадал прежде, чем вы его разгадали!"

220 лет назад родился Владимир Даль. "Родина" рассказывает о малоизвестных фактах в его биографии
В нынешнем году сотни российских школ вновь подписались на наш журнал. "Родина" давно стала дополнительным и незаменимым учебным пособием для учителей истории и литературы. Мы продолжаем публикации рубрики "Открытый урок", где даем слово лучшим российским педагогам и мыслителям прошлого и настоящего.
В. Перов. Портрет В.И. Даля. 1872 год. Фото: РИА Новости
В. Перов. Портрет В.И. Даля. 1872 год. Фото: РИА Новости

В ноябрьском номере встретились несколько замечательных юбиляров. Один из них - Владимир Даль - вошел в историю не только своим "Толковым словарем". Он был инициатором острейшей общественной дискуссии о воспитании детей, не утратившей актуальности. Его мысли, уверены, найдут отклик у родителей и педагогов.

Советы педагогам ХIX века, не устаревшие по сей день

Бравый моряк, блестящий военный врач и известный хирург-офтальмолог, популярный литератор и публицист, близкий друг Пушкина, наконец, крупный чиновник, объездивший империю вдоль и поперек и вышедший в отставку в чине действительного статского советника, "не пропустил дня, чтобы не записать речь, слово, оборот на пополнение своих запасов". С чисто немецкой пунктуальностью патриот русского слова Даль сохранял для потомков богатый, образный, острый и живой, как жизнь, народный язык.

Но Владимир Иванович прославился не только "поэтической этнографией" - так называли его творчество современники - и виртуозными операциями по удалению катаракты.

Именно Даль положил начало мощной общественной дискуссии о воспитании и образовании, развернувшейся на страницах "Морского сборника" в 1850-1860-е. Этот журнал за несколько лет превратился из ведомственного органа Морского министерства во влиятельнейшее демократическое общественно-политическое издание. Освобожденный из-под общей цензуры в 1848 году лично императором Николаем I, "Морской сборник" под началом морского министра великого князя Константина Николаевича и будущего министра просвещения Головнина стал своеобразной лабораторией реформ в сфере образования.

К юбилею Владимира Ивановича мы публикуем с сокращениями его статью в "Морском сборнике", открывшую первую в истории России публичную педагогическую дискуссию.

Подзаголовки для удобства расставлены редакцией.

"Морской сборник", в котором печатался Владимир Даль.

Мысли по поводу статьи "О воспитании"1

О нравственности педагога

Не столько в сочинениях о воспитании, сколько на деле, весьма нередко упускается из виду безделица, которая однако же не в пример важнее и полновеснее всего остального: воспитатель сам должен быть тем, чем он хочет сделать воспитанника, или, по крайней мере, должен искренне и умилительно желать быть таким и всеми силами к тому стремиться.

Последите же несколько за нравственною жизнью воспитателей, познайте с какой искренностью и с каким убеждением они следуют не на словах, а на деле - своему учению, и у вас будет мерило для надежд ваших на все их успехи.

Кто полагает, что можно воспитывать ребенка обманом, что достаточно, поучая его словами, остерегаться при нем неосторожных выражений и поступков, словом, кто дело воспитания считает задачей ловкого надувательства, тот жестоко ошибается и берет на себя страшный ответ.

Не спорю, что даже и при таком воспитании часть воспитанников выйдут со временем порядочными людьми, но это будет уже не вследствие воспитания, а вопреки ему. Так больной нередко выздоравливает не вследствие дурного и превратного лечения, а вопреки ему; мало того, так иногда гнусность воспитателя до того поражает воспитанника омерзением, что он, придя в свою память и разум, делается ревностным поборником добра и истины. Но такие последствия, конечно, ничего не доказывают на пользу дурных воспитателей; разве кто-нибудь решится установить воспитание на таких началах?

В. Маковский. В сельской школе. 1883 год.

О чутье ребенка

Что вы хотите сделать из ребенка? Правдивого, честного, дельного человека, который думал бы не столько об удобстве и выгодах личности своей, сколько о пользе общей, не так ли?

Будьте же сами такими; другого наставления не нужно. Незримое, но и неотразимое, постоянное влияние нашего благодушия победит зародыши зла и постепенно изгонит их. Если же вы должны сознаться, в самом заветном тайнике души своей, что правила ваши шатки, слова и поступки неодинаковы, приноравливаясь к обстоятельствам; что облыжность свою вы оправдываете словами: живут же люди неправдой, так и нам не лопнуть стать; что вы, наконец, и в воспитатели попали потому только, что без хлеба и без места жить нельзя; словом, если вы в тайнике совести своей должны сознаться, что вы желаете сделать из воспитанника своего совсем не то, что вышло из вас, тогда, добрый человек, вы в воспитатели не годитесь, каких бы наставлений вы ни придерживались, чего бы ни начитались...

Бессознательное чутье ребенка тонко и остро; вы сами последним, а потому и поздно узнаете, что ребенок вас разгадал прежде, чем вы его разгадали. Посудите же, кому впрок пошло ваше старание!

О лицемерии

Если бы, например, воспитатель, по врожденным или наследственным свойствам своим на деле, стоял на трех сваях - авось, небось, да как-нибудь - а на словах неумолчно проповедовал: добросовестность, порядок и основательность - то что бы из этого вышло? Верьте мне, и воспитанники его станут в свою очередь поучать хорошо, а делать худо.

Если бы воспитатель не находил в себе самом основательных причин, для чего ему отказываться от обычных средств жизни, то есть: прокармливая казенного воробья, прокормишь и свою коровушку, то какие убеждения он в этом отношении невольно и неминуемо передаст воспитаннику?

Если бы воспитатель свыкся и сжился, может быть и бессознательно, с правилом: не за то бьют, что украл, а за то, чтоб не попадался, то какие понятия он об этом передаст другому, младшему? Какие правила, конспекты, программы, курсы и наставления на бумаге и на словах могут совершить такое чудо, чтобы воспитанники со временем держались понятий и убеждений противоположных?

Всего этого к коже не пришьешь. Если отстричь шипы на дичке, чтоб он с виду походил на садовую яблоню, то от этого не даст он лучшего плода; все тот же горько-слад, та же кислица. Надобно, чтобы прививка принялась и пустила корень до самой сердцевины дерева, как оно пускает свой корень в землю.

"Счастье - это когда тебя понимают...". Кадр из фильма "Доживем до понедельника". Фото: РИА Новости

О признании ошибок

С чего вы взяли, будто бы из ребенка можно сделать все что вам угодно, наставлениями, поучениями, приказаниями и наказаниями? Внешними усилиями можно оболванить как угодно полешко, можно даже выстрогать его, подкрасить и покрыть лаком - но древесина от этого не изменится, полено в сущности осталось поленом.

Воспитатель должен видеть в мальчике живое существо, созданное по образу и подобию Творца с разумом и свободной волей. Задача состоит не в том, чтобы изнасиловать и пригнести все порывы своеволия... нет, задача эта вот какая: примером на деле и убеждениями текущими прямо из души, заставив мальчика понять высокое призвание свое как человека, как подданного, как гражданина, заставить страстно полюбить - как любит сам воспитатель, не более того - Бога и человека, а стало быть, и жить в любви этой, не столько для себя, сколько для других...

Будь же он прям и правдив, желай и ищи добра; этого довольно. Ищи он случая в присутствии воспитанников, но без похвальбы, без малейшего тщеславия, сознаваться в ошибках своих - и один подобный пример направит на добрый путь десятки малолетков.

Вот в чем заключается наука нравственного воспитания.

1. Морской сборник. Т. XXII. N 7. 1856. С. 179-189.