1 января 2022 г. 10:00

Федорино счастье

Читательница "Родины" ведет расследование далеких семейных тайн
Разбирая старый семейный альбом моей бабушки Инны Ивановны Багировой2, в девичестве Толмачевой (1926-2018), я засмотрелась на зажелтевшую от времени фотографию формата 5,5 х 9 см. Это так называемая "визитная карточка".
Инна Ивановна Багирова.

Она вся в коричневых точках ("засиженная клопами", объясняла бабуля), с дырочкой ("была пришпилена на кнопку"). У голой кирпичной стены стоят две девушки, держась за гнутую спинку венского стула. Одеты по моде 1900-х годов: темные юбки до пят без оборок, из-под подолов виднеются кожаные туфли с загнутыми носами, на талиях (отнюдь не осиных!) черные широкие пояса с крупными пряжками. Волосы у обеих убраны в прически: никаких выпущенных локонов и челок. Украшений нет.

Девушка в темном - моя прапрабабушка Федора. Город Новониколаевск, Сибирь, Российская империя.

По национальности Федора была чалдонка. Вообще, чалдоны - это русские старожилы в Сибири. ("Когда местные их спрашивали, откуда вы, они показывали, мол, казаки мы с Чалу, с Дону!" - так воспроизводила бабуля Инна легенду о появлении наших предков в Сибири. И еще была такая приговорка: "Крыльцо блестит - чалдонки живут!"). Этнографы отмечают в характере у большинства чалдонов добросовестность и независимость.

В город Новониколаевск (нынешний Новосибирск) Федора попала в 1903 году, сбежав из родного села Нижнекаменка от жестокого и жадного отца. И было ей тогда 17 лет. Сначала шла пешком, потом по Оби плыла на плотах, а с плотогонами расплатилась ягодой, набранной в лесу. Чем зарабатывала на жизнь отчаянная крестьянская девушка? "В городе она работала в горничных у купца Туркина", - так объясняла мне бабуля Инна. В ее обязанности входило приготовление пищи, уборка, закупка продуктов и предметов быта, выгул домашних животных.

Прапрабабушка вытащила счастливый билет: крестьянская девушка не только "зацепилась" в динамично развивающемся молодом городе, но и устроилась работать в дом к тогдашнему "олигарху"! Туркин сформировал в пригороде Новониколаевска промышленный узел, включавший торговый порт, мельничное производство, лесопилку, винный завод, хладобойню, маслозавод (фото 3)... В таком окружении Федора стала эмансипированной девушкой: "У нее были очки, для остроты зрения ей посоветовали курить", - рассказывала бабуля. А еще в ее жизни были тайны, да какие! В 2019 году на мои запросы о детях Федоры пришла шокирующая информация из новосибирского архива: Федора родила минимум двоих детей вне брака. Кто их отец, можно только гадать...

Муж Федоры, а мой прапрадед Ефим Петрович Чернявский (другие варианты написания его фамилии: Черновский, Чернов) (1883-1929) тоже в 13 лет убежал из дома, по воспоминаниям бабули, "на пароходе уплыл в Новониколаевск, работал у Туркина на мельнице, тот взял его кучером за красоту, а потом - приказчиком". Согласно нашей семейной легенде, Ефим познакомился с Федорой в 1905 году, он ее очень любил и звал Дорой. Венчались они 20 мая 1909 года в Александро-Невской церкви, великолепном каменном соборе, на строительство которого денег дал будущий царь Николай Второй. Ефиму было 24 года, Федоре 22 года...

В Новониколаевске они прожили до 1911 года. Затем Ефим получил расчет у купца Туркина и увез семейство в деревню Спирино, где "работал на взрыве горы". На фото из семейного альбома Ефим и Федора Чернявские уже в 1914 году у своей избы с детьми Нюрой, Марусей (моей прабабушкой), Дусей, Николенькой (фото 4)...

Но кто же вторая девушка рядом с моей прапрабабушкой на пожелтевшем снимке? На его обороте можно разобрать слова "На память всему семейству вашему..." И подпись, похожая на имя "Нина". Подруга горничной Федоры? А может, купчиха Нина Туркина, которая смогла по-доброму отнестись к вероятной любовнице своего мужа? Буду искать ответ...

Мария Евгеньевна Багирова

Вологда