1 января 2022 г. 10:00
Текст: Василий Каширин (кандидат исторических наук)

Подполковник Федор Фабрициан: "В беспрестанном пушечном и ружейном огне... весь я окружен был"

Недавно обнаружен рапорт русского офицера о бое, за который он был награжден первым орденом Святого Георгия
19 ноября 2021 года указом Президента России было установлено, что Георгиевский крест является знаком отличия ордена Святого Георгия. Вниманию читателей "Родины" предлагается архивное расследование о том, при каких обстоятельствах в 1769 году произошло первое награждение орденом.
Рапорт подполковника Ф.И. Фабрициана генерал-майору князю А.А. Прозоровскому. 6 ноября 1769 г. Из Галаца. Заверенная копия.  Фото: Российский государственный архив древних актов.
Рапорт подполковника Ф.И. Фабрициана генерал-майору князю А.А. Прозоровскому. 6 ноября 1769 г. Из Галаца. Заверенная копия. Фото: Российский государственный архив древних актов.

Драгоценный первоисточник

История русско-турецких войн XVIII-XIX вв. изобилует драматическими эпизодами. Одной из таких страниц отечественной военной истории является сражение немногочисленного отряда подполковника Ф.И. Фабрициана с турецкими силами Мехмед-паши Урфа-валиси у молдавского портового города Галац на Дунае 5 (16) ноября 1769 г. (далее все даты по старому стилю. - Авт.). Этот бой не только стал одним из наиболее ярких событий начального периода первой екатерининской войны с Турцией 1768-1774 гг., но и неразрывно связан с историей высшей военной награды Российской империи - ордена Святого Георгия.

Сражение под Галацем упоминается во многих работах по войне 1768-1774 гг. и известно специалистам, но описанию его до сих пор не хватало многих важных подробностей. Опубликованные описания были основаны на всеподданнейшей реляции главнокомандующего 1-й армией генерал-аншефа графа П.А. Румянцева Екатерине II от 15 ноября 1769 г.1 и на соответствующей записи в журнале военных действий 1-й армии2. Они были довольно кратки, в них опускался или приукрашивался ряд важных деталей. Лишь в 2003 г. был опубликован журнал князя А.А. Прозоровского, содержавший описание сражения под Галацем3.

И, наконец, в Российском государственном архиве древних актов нам посчастливилось найти первоисточник - заверенную копию рапорта Фабрициана на имя князя А.А. Прозоровского от 6 ноября4. Этот документ содержит наиболее точный и подробный, изобилующий яркими деталями рассказ о сражении 5 ноября от лица самого командира русского отряда.

Вид Галаца со стороны Дуная. Гравюра.

Гусары, казаки и арнауты

Непосредственная предыстория этого сражения такова. В результате неудачных действий на Днестре в августе - начале сентября 1769 г. под крепостью Хотин главная османская армия великого визиря Молдованджи Али-паши отступила обратно за Дунай, очистив большую часть территории Молдавии. Главнокомандующий русской 1-й армией генерал-аншеф князь А.М. Голицын отправил для занятия Молдавии корпус отборных войск под командованием генерал-поручика И.К. Эльмпта, который вступил в столицу княжества Яссы 26 сентября. Местное боярство и духовенство торжественно принесли присягу на верность императрице Екатерине II. Однако и Голицын, и сменивший его граф П.А. Румянцев считали нецелесообразным оставлять на зимовку в Молдавии крупные силы, полагая, что в холодное время года турки будут неспособны к активным действиям.

После возвращения корпуса Эльмпта в Молдавии остались лишь сравнительно незначительные силы под командованием генерал-майора князя А.А. Прозоровского. Для прикрытия же всей центральной и южной части Молдавии была назначена бригада генерал-майора графа И.М. Подгоричани из легкой и иррегулярной конницы - три гусарских и пять донских казачьих полков и местные добровольцы - арнауты, или "волонтеры"5. Учитывая, что конные полки, и гусарские, и донские, в тот период кампании имели в рядах не более двух-трех сотен человек, общая сила этой бригады составляла около двух тысяч человек.

Малочисленность русских войск в Молдавии была очевидна и для местного населения, и для турок с татарами, которые начали распространять воззвания угрожающего характера и накапливать войска на нижнем Дунае и в Буджаке. На северном берегу Дуная турки сохраняли контроль над сильной крепостью Браилов и важным портовым городом Галац, которые могли служить плацдармами для наступления в Молдавию. И в военном, и в политическом отношении положение русских войск в княжестве было довольно угрожающим.

Тогда-то, в соответствии с ордером Румянцева от 20 октября и приказом Прозоровского от 29 октября 1769 г., к Галацу был направлен немногочисленный отряд под командованием подполковника егерского корпуса Федора Ивановича Фабрициана, опытного боевого офицера, ветерана ряда сражений Семилетней войны.

Его деташамент (временное формирование, выделяемое из состава крупного для выполнения специальной задачи. - Ред.) состоял из гренадерского батальона (четыре роты) секунд-майора Василия Левашова (будущего генерал-аншефа и командира лейб-гвардии Семеновского полка. - Авт.), 50 гусар и 400 арнаутов секунд-майора Сербского гусарского полка Павла Вуича. Таким образом, все его силы не превышали тысячи человек при четырех полковых орудиях. Во исполнение полученного приказа подполковник Фабрициан со своим отрядом двигался на юг по левому берегу Сирета к Галацу. Одновременно с этим арнаутский отряд подполковника Н.А. Каразина двигался по противоположному правому берегу Сирета к Браилову, "дабы тем маскировать нашего настоящего предмета в отаке на Галац"6.

Вид Галаца со стороны Дуная. Гравюра.

Семикратно превосходящий противник

Деташамент Фабрициана приблизился к Галацу на расстояние четырех часов пути, и тут высланный вперед патруль захватил "двух слуг господаря молдавскаго". Пленные показали, что неприятель в Галаце имеет "самого выбранного войска от шести до семи тысяч турков, а и з слугами и протчими еще оружейными более десяти тысеч" под общим началом сераскира Молдавии Мехмед-паши Урфа-валиси, при Абаза-паше, еще двух пашах и двух бинбаши7. Стало ясно, что противник превосходил силы русского отряда по меньшей мере в семь раз.

"Сие мне несколко подало причину подумать", - искренне докладывал Фабрициан8. Тогда же он спешно отправил гонцов к подполковнику Каразину с просьбой поскорее прибыть к нему на соединение. Оба русских отряда встретились в девять часов вечера 4 ноября в селе Привал (ныне - Тудор Владимиреску), в 35 км к северо-западу от Галаца. Их соединенные силы составили 1600 человек, из них две трети - легкая иррегулярная конница. Русские командиры, не теряя ни минуты, провели военный совет и "взяли намерение, надеясь на помощь бога и на храбрость наших офицеров и гранодер, сего так противу нас силнаго неприятеля атаковать"9.

Всего через час после прибытия отряда Каразина объединенный отряд выступил, чтобы атаковать в ночи, но из-за погоды поспел только на рассвете10. Достичь тактической внезапности не удалось. Турки в Галаце узнали о приближении русских войск и сумели построиться к бою, заняв удобные для обороны позиции на высотах. Русскому отряду пришлось сражаться сразу после трудного ночного марша по осенней распутице. Подойдя к Галацу на полторы версты, Фабрициан расположил свои силы к бою следующим образом: в центре был построен в две шеренги гренадерский батальон майора Левашова - ядро всего отряда, а на флангах два эскадрона гусар, а также казаки и арнауты11.

Схемы сражения при Галаце: начальное расположение войск.

"И тут уж начался настоящий бой..."

Сражение началось на рассвете, в семь часов утра 5 ноября 1769 г. Турки не стали пассивно обороняться, и, по словам Фабрициана, "как я толко приближился, то неприятель, не ожидая нашего огня, с великою фурею нас отаковал"12. До сих пор абсолютно все развивалось вопреки планам и желаниям командиров русского отряда. "Как я и не берег, чтоб неприятель по своему обыкновению мне флангов взять не мог, но по малоимению войск того ему запретить мне не можно было, а особливо что наши казаки и арнауты фуриозной неприятелской атаки, тож и их великаго числа выдержать не могли, ибо неприятель болшую силу употребил на оба фланга, и так стал войски наши жать в кучу"13.

Схемы сражения при Галаце: оборона русских в построении каре.

Положение русских войск стало почти критическим. Фабрициану пришлось спешно менять построение. Он приказал гренадерам Левашова перестроиться из шеренг в батальонное каре, а кавалерии - примкнуть к его заднему фасу. После этого перестроения исход сражения всецело зависел от стойкости каре из четырех неполных рот гренадеров, в которых было едва ли более пятисот человек. Фабрициан писал в своем рапорте:

"И тут уже начался настоящей бой, ибо турки более дватцати раз нас атаковали, а мы толко раз (столько же раз. - Авт.) были принуждены их от себя прогонять. При всей оной работе мне наймилое было примечать, что каждой афицер ревновал другому, дабы один из них противу другова лутче свою должность исполнить не мог"14.

Схемы сражения при Галаце: контратака и преследование турок.

Упорный бой продолжался около пяти часов, и положение русского деташамента оставалось смертельно опасным, почти без шансов на успех. В рапорте Фабрициана мы находим эмоциональные строки: "Я кленусь вашему сиятелству на честь и на совесть мою, которую я более десяти мер нежели свою жизнь люблю, что я так как старой офицер, которой во многих компаниях моей Всемилостивейшей Государыне служить честь имел, еще такой опасности не имел, ибо кругом меня отаковали и везде неприятель с великою гордостию на нас наступал"15.

Д.Г. Левицкий. Портрет князя А.А. Прозоровского. 1779 г.

Переломный момент

Фабрициан честно признавался, что в то время он рассматривал возможность отступления, но пришел к выводу о неосуществимости этого: "Я сперва подумал, не можно ли мне порядочным образом ретироватца, но везде равной бой, ибо я кругом атакован, и так сей бой беспрестанно от семи часов поутру до двенатцати часов в беспрестанном пушечном и ружейном огне на одном месте, и весь я окружен был"16. Но на стороне русских были не только мужество солдат и искусство командиров, но и военное счастье. В один из моментов боя подполковник Фабрициан увидел благоприятную возможность и не замедлил ею воспользоваться:

"Между тем неприятель привес свои пушки и, поставя батарею, начал было оную открывать, почему мне и разсудилось во чтоб оно и не стало оную батарею атаковать, притом меня ободряла известная храбрость наших гранодер, почему я и ударил в барабаны поход и пошел со всем карем оную отнять"17.

Гренадеры майора Левашова действовали образцово, как на учении: "Я не думаю, чтоб на свете что порядочное было, как то (то есть не было ничего более организованного и упорядоченного. - Авт.), ибо весь карей со огнем и пушками, так как в полковом строе прямо к батарее аванзировал и у неприятеля ее взял"18.

С. Торелли. Аллегория на победу Екатерины II над турками и татарами. 1772 г. Фрагмент.

Разгром турок

Взятие османской батареи изменило ход сражения. Этим действием, по словам Фабрициана, "я пред собою стоящую ево (неприятельскую. - Авт.) стену в самом центре надвое разбил"[19], и после этого в рядах турок обнаружилось замешательство. И тогда-то Фабрициан, сумевший сохранить свою легкую конницу у заднего фаса каре, приказал ей общую контратаку на правом фланге. Возглавили ее майоры Павел Вуич и Григорий Гейкин "которые оного (неприятеля. - Авт.) с великою жадностию и отаковали и оборотили ево в бегство"20.

Одновременно на другом фланге атаковала пехота21. Противник обратился в общее беспорядочное бегство. Гренадеры Левашова преследовали турок на протяжении двух верст, а затем повернули против тех, кого правее преследовала конница, и взяли их в мешок на самом берегу Дуная. Эта стадия боя обернулась настоящей резней турок, и Фабрициан откровенно докладывал о причинах этого: "Я хотел сколко можно чтоб более пленных получить, но наши воины, бывшие прежде в таком великом отчаянии, никаво щадить не хотели"22. По оценке Фабрициана, противник потерял до 1200 человек убитыми23. Помимо прочего, в разгар боя в спину туркам ударило и молдавское население Галаца; тогда камнями и другими подручными орудиями были убиты хазнадар (казначей) Али-паша и некоторые другие османские офицеры. По сообщениям османских источников, сам командующий Мехмед-паша Урфа-валиси, сераскир Молдавии, едва успел спастись от почти неминуемого плена бегством24.

В плен был взят личный помощник Мехмед-паши, а также 31 человек из рядовых турецких аскеров, здоровых и раненых. Было захвачено главное знамя Мехмед-паши, бунчук и пять турецких пушек. Этот блестящий успех был достигнут ценой сравнительно небольших потерь. Два штаб-офицера и пять обер-офицеров были ранены, в том числе доблестный майор Гейкин получил три раны, а майор Левашов - контузию. Нижних чинов было убито 12, ранено 46, потеряно 16 лошадей.

Решение подполковника Ф.И. Фабрициана атаковать турок под Галацем было предельно рискованным и смертельно опасным, почти авантюрным шагом, который, однако, в итоге обернулся полным успехом. Фабрициан явно переживал, что начальству могут показаться преувеличенными размеры одержанного успеха: "Я хоть не имею причин подумать, чтоб ваше сиятелство могли сумневатца о так великом числе неприятеля, но об оном вашему сиятелству господарь молдавской и взятые пленные донесут"25. Главный порт Молдавии - богатый торговый город Галац - был взят русскими войсками. Кроме того, в тот же день был достигнут и важный политический успех - в плен попал верный Порте господарь Молдавии Константин Маврокордат.

Знаки ордена Св. Георгия из статута 1769 г.

Заслуженная награда

За блестящую победу подполковник Ф.И. Фабрициан удостоился исторической награды - стал самым первым кавалером высшей воинской награды Российской империи, только что учрежденного Екатериной II военного ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия, причем сразу его 3-го класса26.

Вдвойне примечательны и победа, достигнутая в тяжелых условиях благодаря мастерству командиров и мужеству солдат, и тот факт, что первое в истории награждение орденом Святого Георгия было осуществлено за дело, успех которого висел буквально на волоске и которое легко могло обернуться кровавой катастрофой.

1. РГВИА. Ф. 846 (ВУА). Оп. 16. Ед. хр. 1868. Л. 103-104. П.А. Румянцев - Екатерине II. Всеподданнейшая реляция. 15 ноября 1769 г. Из Летичева. Опубл.: Фельдмаршал Румянцев. Сборник документов и материалов / под ред. Н.М. Коробкова. М., 1947. С. 154-155.

2. Журнал военных действий армий Ея Императорского Величества 1769 года. СПб., 1770. С. 119-120.

3. Записки генерал-фельдмаршала князя Александра Александровича Прозоровского (1756-1776). М., 2003. С. 324-326.

4. РГАДА. Ф. 293. Оп. 1. Ед. хр. 5375. Л. 2-5 об. Ф.И. Фабрициан - А.А. Прозоровскому. Рапорт. 6 ноября 1769 г. Из Галаца.

5. Подробнее см.: РГВИА. Ф. 846 (ВУА). Оп. 16. Ед. хр. 1847. Л. 87-87 об. Росписание разполагаемому в Покуции и Молдавии корпусу под командой господина генерала порутчика и кавалера фон Штофелна по бригадам; РГАДА. Ф. 293. Оп. 1. Ед. хр. 5369. Л. 1-3. С.М. Ржевский - Х.Ф. фон Штофельну. Рапорт. 15 ноября 1769 г.

6. РГАДА. Ф. 293. Оп. 1. Ед. хр. 5375. Л. 2-5 об. Ф.И. Фабрициан - А.А. Прозоровскому. Рапорт. 6 ноября 1769 г. Из Галаца.

7. Там же.

8. Там же.

9. Там же.

10. Там же.

11. Там же.

12. Там же.

13. Там же.

14. Там же.

15. Там же.

16. Там же.

17. Там же.

18. Там же.

19. Там же.

20. Там же.

21. Там же.

22. Там же.

23. Там же.

24. 1980. P. 306.

25. РГАДА. Ф. 293. Оп. 1. Ед. хр. 5375. Л. 2-5 об. Ф.И. Фабрициан - А.А. Прозоровскому. Рапорт. 6 ноября 1769 г. Из Галаца.

26. РГВИА. Ф. 2. Оп. 13. Ед. хр. 61. Л. 504. Высочайший указ Государственной военной коллегии. 8 декабря 1769 г., там же. Л. 505. Грамота императрицы Екатерины подполковнику Ф.И. Фабрициану о пожаловании его кавалером ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия третьего класса.