25.01.2022 20:04

    В мировой юридической практике появился новый термин

    Что делать, если вас оскорбил блогер? Если вас унижают и травят в соцсетях? Если вам не дают высказать свое мнение? Если лишают доступа к какой-либо информации? И еще множество таких "если" ежедневно возникает у многих из нас в эпоху Всемирной паутины. Виртуальная реальность создала множество новых проблем, в том числе в сфере защиты прав человека. Как на них реагировать? Приспособить законодательство под вновь возникшие обстоятельства, создавать принципиально новые законы или оставить все как есть? Мол, все само образуется.
    iStock
    iStock

    Обсуждение ситуации произошло на дискуссионной площадке Международной полицейской ассоциации (МПА) в рамках IV заседания Международного полицейского клуба на конференции "Права человека в цифровую эпоху".

    Так, президент Российской секции МПА генерал-лейтенант Юрий Жданов считает, что надо как минимум адаптировать уже существующие законы к возникшим реалиям. А в идеале формулировать и утверждать новые акты, полностью отвечающие измененной окружающей действительности.

    Для примера Юрий Жданов ссылается на недавние изменения в уголовном праве Германии. Появился даже термин - "цифровая ненависть". Это когда на вас в интернете обрушивают целую бурю этой самой ненависти, причем по любому поводу. Вас могут ненавидеть за ваши политические или сексуальные предпочтения, семейные отношения, физические достоинства или недостатки, национальность, религиозные убеждения. Да и просто проявлять личную неприязнь и необъяснимую, спонтанную агрессию. Благо, собеседник в соцсети далеко и не может оппоненту за оскорбление набить лицо, как произошло бы на улице.

    Так вот, в Германии до недавних пор в уголовном кодексе неизменным сохранялся параграф 185, введенный еще во времена Второго рейха - в 1872 году. В нем прописывались наказания за публичные оскорбления. Наказания были относительно невелики - штраф и один-два года тюрьмы. При этом надо помнить, что в то время публично оскорбить словом или делом можно было в присутствии относительно небольшой аудитории - на улице на глазах прохожих, в корпоративном собрании или на заседании какого-либо административного органа, в театре или в ресторане. В любом случае наблюдать "спектакль" могли максимум сотня-другая зрителей. Теперь же хулу на человека могут прочесть миллионы.

    Что любопытно, цифровая ненависть все чаще затрагивает и политиков. В опросе женщин-депутатов бундестага 11 процентов заявили, что оскорбления и угрозы заставили их усомниться в своей политической деятельности и задуматься об уходе. А 10 процентов опрошенных местных политиков заявили, что им серьезно следует рассмотреть, уйти ли в отставку и отказаться от своего мандата из-за цифрового насилия по отношению к себе. В итоге немцы увидели в цифровой ненависти не просто оскорбление личного достоинства конкретного человека, но и покушение на свободу слова и саму демократию.

    Что особенно опасно, интернет-травля часто становится массовым подстрекательством к совершению преступлений и даже к самоубийствам

    И в апреле 2021 года в Германии появился закон о борьбе с правым экстремизмом и преступлениями на почве ненависти. Это в том числе первый шаг к современному оформлению уголовно-правовой нормы, когда добавлена квалификация за публичные оскорбления и в интернете. Правда, у них причина ужесточения все же не в необходимости лучшей защиты чести, а в опасности для "свободного обмена мнениями". Но вот парадокс: по мнению руководителя Отдела цифрового развития Совета Европы и секретаря Специального комитета по искусственному интеллекту Совета Европы (CAHAI) Кристиана Бартолина, участвовавшего в дискуссии, создавать новую законодательную систему защиты прав человека не нужно. Мол, надо пользоваться уже существующей, учитывая цифровые особенности.

    А что в России? Ответственность за клевету установлена УК РФ в статье 128.1. А за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства, в том числе и в СМИ, ответственность предусмотрена статьей 5.61 КоАП РФ. В основном это разного размера штрафы. Максимальный штраф для физического лица - пять тысяч рублей, для должностного - сто тысяч, для юридического - полмиллиона рублей. Конкретно про интернет ничего нет. Видимо, он входит в общее понятие СМИ.

    Но проблема в России остро назрела, считает Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. По ее словам, цифровая приемная в аппарате по правам человека еле справляется с валом звонков. Вот одна из многочисленных проблем, озвученная Москальковой на дискуссии и касающаяся именно оскорблений и унижений в цифровом пространстве. Это так называемый кибербуллинг - онлайн-агрессия. Чаще всего жертвами такой травли становится молодежь - школьники и студенты. Они наиболее восприимчивые и уязвимые объекты для атак.

    Согласно исследованиям, 58 процентов российских интернет-пользователей сталкивались с цифровой травлей. Каждый четвертый был мишенью такого поведения, и только 4 процента опрошенных признаются, что сами были инициаторами травли. Особенно опасно, по мнению Татьяны Москальковой, то, что кибербуллинг часто становится массовым подстрекательством к совершению преступлений и даже к самоубийствам. Более того, нередки случаи, когда угрозы в интернете становятся настоящей физической реальностью - жертв цифровой травли выслеживают и подстерегают на улице.

    Не имея конкретной законодательной защиты, интернет-пользователи дают друг другу советы, как избавиться от преследователей. Скажем, заблокировать злопыхателя, сменить ник или электронный адрес. Предложений обратиться в полицию или подать судебный иск нет. И это объяснимо - люди не надеются на закон, которого не существует.

    Поэтому пора, считают участники форума, ставить перед законодателями вопрос о разработке нормативных документов, защищающих права граждан от преступных посягательств именно в цифровом пространстве.