Майор полиции Александр Шехирев. Забег по встречной полосе

Мимо стоявшего на обочине офицера прокатилась громадная фура. Её кабина была пуста...

И снова - командировка в Пермский край. И опять - интервью с офицером полиции.

из личного архива
из личного архива

Месяц назад я прилетал на Урал ради встречи с лейтенантом ГИБДД Константином Калининым. Тот обезвредил вооруженного террориста, 20 сентября 2021-го совершившего нападение на студентов и сотрудников Пермского государственного университета.

В этот раз я ехал к старшему оперуполномоченному уголовного розыска отдела полиции города Добрянка майору Александру Шехиреву, который с риском для жизни предотвратил ДТП на трассе Пермь - Березники. ЧП случилось в минувшем октябре, но известно о нем стало позже.

Впрочем, обо всем по порядку...

Майор Александр Шехирев. Фото: Владимир Нордвик

О стечении обстоятельств

- В случай верите, товарищ майор?

- А как же! Куда без него?

- Давайте проверим на примере с тем октябрьским ЧП, которое, по счастью, не обернулось большой трагедией.

- Там сплошная цепочка совпадений! Потом уже анализировал, прокручивал детали в голове. Я ведь не должен был в тот день ехать на вызов, поскольку находился в роли, скажем так, резервного оперативника. Служебный автомобиль моего коллеги майора Александра Шатрова оказался неисправен, моя "Лада Гранта" была на ходу, вот меня и отправили.

А Александр Александрович, получается, остался здесь, дежурил по Добрянке.

Округ у нас хоть и называется городским, но расстояния приличные. Место происшествия находилось на удалении от отдела полиции километрах в тридцати пяти или около того.

- А что случилось-то? Почему вас вызвали?

- Нам пришло сообщение, что из стоявшего на парковке грузовика в ночное время украли дизельное топливо. Осуществили слив, проще говоря.

- Это частая история на трассе?

- В последние годы не очень, а раньше - да, бывало регулярно.

Водитель остановился в придорожном кармане, и, пока спал в кабине, у него втихаря слили несколько сот литров дизеля.

- Так много?

- У грузовиков огромные баки!

Утром шофер проснулся, обнаружил следы преступления и позвонил в отдел полиции. Но дожидаться нас на месте не стал. Пока мы собрали следственно-оперативную группу, уехал.

- А группа - это кто?

- Состав бывает разным. Зависит от происшествия. Обычно участвуют следователь либо дознаватель, оперативный сотрудник и эксперт-криминалист, который фиксирует следы, изымает улики.

- В тот раз вы поехали втроем?

- Да, дознаватель лейтенант Анастасия Губина, начальник экспертно-криминалистического отделения майор Ярослав Челноков и я.

Настя - за старшую.

- Хотя она и младшая по званию?

- В данном случае важнее должность. Старшим группы назначается дознаватель или следователь, если его нет, оперативник.

- Какого числа произошло "сливное" ЧП?

- 15 октября прошлого года. Когда готовился к вашему приезду, специально перепроверил дату.

Мало ли? Время быстро летит, а в нашем деле важна точность.

Схема происшествия.

Об остановившейся фуре

- Не только в вашем, Александр...

- Согласен.

Словом, сообщение на телефон пришло утром 15 октября. На место мы прибыли в двенадцатом часу дня. Убедились, что грузовика нет, связались с заявителем. Он сообщил, что поехал сдавать груз, скоро освободится и на обратном пути все нам покажет, даст показания.

Делать нечего: осмотрели место происшествия, нашли следы разлива топлива, рисунок от шин другого транспортного средства, что косвенно подтверждало слова потерпевшего. Стали ждать его приезда.

Расположились мы на парковке у закрытого кафе, которое уже несколько лет не работает. Вывесок давно нет, окна заколочены, но площадка осталась. Тут же - отворот на Фоминку. Этот придорожный карман находится в ложбине, трасса спускается по склону, после чего идет подъем. Такой профиль.

Мы, значит, находились в машине, ожидали заявителя. "Ладу" я поставил перпендикулярно трассе, сам сидел за рулем, рядом - Анастасия, сзади - Ярослав. Разговаривали о чем-то, я по привычке краем глаза следил за дорогой. В какой-то момент заметил фуру: та двигалась со стороны Березников, а потом притормозила на горке.

Стал приглядываться. Даже не знаю, чем этот Volvo привлек мое внимание. Обычный автопоезд, метров четырнадцать в длину. Таких по нашим дорогам много ездит. Ничего примечательного. И остановился по правилам, на обочине, ничего не нарушая.

Ну, в пути всякое случается. Может, человек по срочной нужде отошел или в машине что-то сломалось. Я сказал сам себе: "Что ты прицепился к этой фуре? Стоит себе, ну и пусть".

Мы продолжили разговор, коротая время. Минут через десять я зафиксировал, что Volvo двинулся с горы. Грузовик шел в своей полосе на небольшой скорости. Я решил, что водитель хочет свернуть на нашу стоянку. Там дальнобойщики часто останавливаются.

- Дорога широкая?

- По полосе в каждую сторону.

Чтобы заехать на парковку, водитель должен был пересечь трассу. Но у фуры не мигал левый поворотник. Это сразу бросилось в глаза.

В ГАИ начинал лейтенантом... Фото: из личного архива

О пустой кабине

- А если шофер и не собирался никуда сворачивать?

- Вот и я подумал о том же. Может, запамятовал человек, отвлекся, не включил сигнал. Или электроника подвела. Тем более, машина продолжала движение в своей полосе. Погода стояла самая что ни на есть осенняя - переменная облачность. Лобовое стекло дальнобоя бликовало, не позволяя разобрать, что происходит внутри.

Потом фура поравнялась с нами, появилась возможность заглянуть в кабину сбоку, увидеть ее на просвет. Первой неладное заметила дознаватель Губина. Я не успел еще ничего сообразить, а сидевшая рядом Настя уже сказала: "Что происходит-то? Почему за рулем никого нету?" И даже пошутила, мол, и с горы никто не бежит за машиной.

В ту же секунду - раз! - я бросил взгляд наверх: пусто. Потом посмотрел на кабину: никого. А фура мимо проезжает...

- И на парковку не сворачивает, да?

- Именно! Знаете, испытал состояние легкого ступора, оцепенения. Полученную информацию ведь надо было как-то переварить, осмыслить... Поворот в парковочный карман находился левее. И вот, значит, я сижу и смотрю: повернет или нет. Вскоре стало ясно, что большегруз без остановки движется дальше. А там уже - двойная сплошная. Фура медленно, но уверенно стала смещаться на встречную полосу.

В голове роем носились мысли: надо что-то делать! Надо! А что? Что?!

Завел нашу машину и двинулся следом за грузовиком. Мы выскочили на трассу... Честно скажу, фуру я обгонял с нарушением правил. Выбора не оставалось. В том месте начинался подъем, с каждой стороны добавлялось по полосе для остановок автобуса. Я принял влево и там проехал.

- По встречке?

- Ну да, это был единственный вариант, позволявший сэкономить время на маневре. Кроме того, я специально пошел на обгон со стороны водителя, хотел еще раз убедиться, что в фуре никого нет. Впрочем, из салона "Лады" не удалось ничего разглядеть в кабине, большегруз возвышался над нами, как гора.

Тогда я проехал чуть вперед и стал смотреть назад в зеркало. Ну, и увидел, что никого не вижу в грузовике. Извините за каламбур...

О встречной полосе

- Что было дальше?

- Поднялся еще выше, метров, наверное, на пятнадцать-двадцать, съехал на свою, правую обочину, бросил машину, выскочил наружу и побежал к фуре. Она уже полностью двигалась по встречной полосе.

- С какой скоростью?

- Никто не замерял, но, мне кажется, не более двадцати километров в час. Тихонько поднималась, без спешки. А я торопился, боялся опоздать. Вдруг бы со стороны Перми тоже шел дальнобой? Словом, бежал, и было ощущение, что моя голова крутится на 360 градусов. И наверх успевал посмотреть, и вниз, и направо, и налево.

Видел, как коллеги следом за мной выскочили из нашей "Лады", стали активно размахивать руками, стараясь привлечь внимание водителей к нештатной ситуации на дороге.

К счастью, все успевали снизить скорость. Особенно это было важно для машин, заходивших со стороны горы, на которую карабкалась фура. Там дорога немножко кривая, с изгибом, спуск начинается после тягуна и поворота. Хорошо, что не было встречных грузовиков, только легковушки. Часть автомобилей, видя перед собой фуру, объезжали ее по автобусной полосе, кто-то смещался еще куда-то вбок.

- Повезло...

- Я вам сразу сказал: дело случая. Заранее такую ситуацию не предугадаешь и не смоделируешь.

Даже то, что водитель, у которого слили дизтопливо из машины, уехал, не дождавшись нас, сыграло в итоге положительную роль. Если бы мы занимались сбором улик на месте преступления, физически не смогли бы увидеть, что происходит за нашей спиной. Все внимание было бы сконцентрировано на происшествии, опросе заявителя, фотографировании, и мы попросту не заметили бы фуру, катящуюся под горку.

Об открытой двери

- А почему грузовик сам не остановился, когда начался подъем?

- У Volvo автоматическая коробка передач. Нагрузка возрастает, обороты увеличиваются, и двигатель не глохнет. Умная техника. Мощная.

Пока я мчался к фуре, в глубине души надеялся разглядеть кого-нибудь в кабине. Нет, пусто! Надо было принимать решение. Поравнялся с водительской дверью, какое-то время бежал рядом. Недолго, десятки секунд. Скорость, с которой шла машина, оставалась небольшой. Я на ходу оценивал ситуацию, примерялся. Кабина находится, в общем-то, на приличной высоте, туда еще добраться надо, вскарабкаться по лесенке, ухватиться за ручки, не промахнуться, чтобы не угодить под колеса. И сделать все с первой попытки.

- Испугаться успели?

- Тогда - нет. Вот честно. Потом, когда все благополучно закончилось и фуру убрали, случился, видимо, выброс адреналина. Меня начало немножко потряхивать, несколько минут руки ходили ходуном. Но это продолжалось недолго, быстро отпустило.

А тогда на дороге вообще ни о чем постороннем не думал. Лишь о том, как попасть в кабину.

- Если бы она оказалась заперта изнутри?

- Не знаю. Может, по колесам стрелял бы, чтобы фура ушла на обочину. Или пистолетом разбил стекло.

К счастью, ничего из этого не понадобилось. Я бежал и выбирал, за что лучше зацепиться. Запрыгнул на подножку, потянул за ручку двери, и она сразу открылась. Повезло, случай опять оказался на моей стороне...

Ведь многие дальнобойщики опасаются грабителей и блокируют кабину, чтобы посторонние не залезли. Сами понимаете, всякое в дороге бывает.

Словом, я стал подниматься внутрь и вдруг на уровне глаз увидел... мужские ноги. Они стояли рядом с педалями. Конечно, я сильно удивился, поскольку к этому моменту твердо решил, что в кабине никого нет, а тут такой сюрприз - ноги.

- А руки?

- Человек завалился на правый бок, как бы откинулся на спину - туда, ближе к спальнику.

На мгновение я замешкался от неожиданности, а потом стал пробираться глубже в кабину. К рулю.

О ногах и тормозах

- Вы управляли когда-нибудь большегрузами, Александр?

- Тягачами - нет. Хотя категория С в правах есть, на военных сборах после окончания института ездил на КАМАЗ-4310, армейском вездеходе. Но там надо было преодолеть буквально несколько десятков метров, строго говоря, такую езду сложно назвать полноценным управлением.

В случае с фурой тот опыт мне не пригодился. Тем более, в экстремальной ситуации. Я влез в кабину и, держась за руль, стал отодвигать тело водителя в сторону. Без этого не получалось дотянуться до педалей управления, я никак не мог просунуть ногу к тормозу.

Понятно объясняю?

- Более-менее.

- Смотрите: тут - рулевая колонка, а здесь - ноги водителя... Мне нужно было втиснуть свою между ними. У дальнобоев баранки большие, начал крутить ее двумя руками, сдвигать фуру к обочине, параллельно по зеркалам следя за дорогой. Ну, и ногу все-таки пропихнул к педали, затормозил, остановил машину. Потом стал разбираться с управлением. Там ведь все переключения на автоматике: D - drive, P - parking...

Ручной, стояночный тормоз тоже хитро расположен, его надо было сначала найти. Я-то впервые сидел за рулем фуры...

В итоге все получилось, заглушил двигатель, убедился, что автопоезд никуда больше не покатится.

Главное, что я сумел остановиться на обочине, не особо препятствуя движению по трассе. В тот момент стало чуть полегче. Выдохнул, дух перевел...

- Сколько вы проехали за рулем Volvo?

- Немного. Фура в горку шла тихонько, даже до конца подъема не добралась. Раньше ее тормознул...

Вот, собственно, и вся история...

О водителе Викторе

- А что случилось с водителем?

- Остановка сердца. Он умер еще до начала движения с правой горки, где я впервые заметил фуру.

Мы с Ярославом Челноковым попытались сделать шоферу закрытый массаж сердца, но, к сожалению, было поздно. По роду работы мне приходится время от времени иметь дело с трупами, поэтому я быстро определил: тут ничем не поможешь, с момента смерти прошло минут пятнадцать-двадцать, не меньше.

Уже потом узнал, что водителя звали Виктором. Думаю, ему стало плохо за рулем, и он как шофер с большим стажем предпочел остановиться. Припарковался на обочине, но, видимо, прихватило очень сильно, и Виктор попросту не успел поставить фуру на ручник и включить аварийку. И ноги остались возле педалей.

Случай, на этот раз, увы, трагический. Все сошлось одно к другому...

Мы провели осмотр кабины, вызвали службу для эвакуации тела, попытались установить родственников, чтобы сообщить о ЧП. Через наши полицейские базы "пробить" почему-то не удалось, но в документах нашли договор страхования на фуру. Оформлением бумаг занимался сын Виктора. Там был его номер телефона. Позвонили, объяснили...

Уже он все организовывал. Спустя несколько часов приехали друзья умершего из Нытвенского района, где Виктор жил с семьей, отогнали машину.

Жалко человека, конечно. В последнем рейсе он вез продукцию молокозавода, фура была его личной, зарегистрирована на ИП...

О полной тишине

- А заявителя, у которого дизтопливо слили, вы дождались в итоге?

- Обязательно. Ярослав работал с ним, мы с Настей занимались фурой Виктора, заканчивали осмотр, оформляли бумаги. Потом и эксперт подключился. Все, как положено.

Подъехали сотрудники ГИБДД, поскольку фура частично все-таки стояла в автобусной полосе, ширины обочины не хватило, чтобы полностью убрать ее с проезжей части. Вот и привлекли инспекторов с мигалками. Они обозначили участок дороги разноцветными конусами, другие водители сразу видели стоящий грузовик.

- Что было потом?

- Вернулись в Добрянку, заполнили необходимые документы. Мы сразу пишем их по суткам дежурства. Тем более, если случилось обнаружение трупа. Это серьезно. Подали рапорт на имя врио начальника отдела полиции Олега Дозморова, его потом приобщили к делу. Фотографии, таблицы с места происшествия - все приложили.

- Тем не менее о случившемся долго ничего не было слышно. Почти месяц молчала пресса, в соцсети информация тоже не утекла. Полная тишина! Почему?

- А кто, по-вашему, должен был рассказывать? Я? Но это не моя работа. Все оформил и пошел дальше.

У нас в отделе за общественные связи отвечает Ираида Троцкая-Цой. Когда история приключилась, она была на больничном. Потом поправилась, узнала о ЧП с фурой, пришла ко мне и говорит: "Рассказывай, что там было. Давай хоть заметку напишем в местную газету. Надо в положительном ключе освещать работу полиции, а то вечно всякие гадости распространяют..."

Ну, думаю, раз надо, значит, надо. Изложил вкратце историю с грузовиком, буквально в двух словах. Ираида послушала и ушла, я опять своими делами занялся.

Потом, видимо, информация попала в пресс-службу краевого управления, и тут уже все завертелось, закрутилось.

О поднятой шумихе

- Местная газета напечатала заметку?

- Даже две. "Камские зори" и "Зори плюс". Разные интернет-издания подхватили новость, запестрели ею со всех сторон. У меня телефон разрывался от звонков и сообщений. Знакомые, с которыми по десять лет не виделся, не слышался и не общался, вдруг вспомнили обо мне, стали интересоваться: "Ух ты! Это чё? Про тебя? О-о-о! Ну-у-у!". Даже из других городов звонили и писали.

- Вот она, слава.

- Раздули страшно! Честно сказать, не люблю такого внимания к своей персоне. Совсем. Как-то не по себе становится.

Наверное, теперь самое нелюбимое мною слово - герой. Идешь по отделу: "О, наш герой!" Встречаешь знакомого на улице: "Привет, звезда!"

Сначала пытался отшучиваться, потом стал злиться. Надоели стеб и подколы. Я ведь не совершал ничего особенного, возник конкретный случай - выполнил работу. Только и всего.

Конечно, старался не реагировать, не заводиться, но иногда сильно раздражало.

- А родина? Заметила, отметила?

- Ну, съездил я к уполномоченному по правам человека в Пермском крае Павлу Микову. Он раз в год собирает, так скажем, отличившихся граждан. Вручили благодарственное письмо, потом посидели. В радушной обстановке.

- Рублем вас поддержали?

- Обошлось без этого. Но я ничего не ждал, не просил. И о наградах ни тогда не думал, ни теперь. Было бы странно - запрыгивать в фуру без водителя и прикидывать, отметят меня потом или нет.

Говорю же: случай. Сделал, что должен. Так получилось.

О приходе в МВД

- А раньше с вами подобное случалось, Александр?

- Ну, разные эпизоды были. Я же в уголовном розыске четвертый год, а до этого почти пять лет служил в ГАИ. Там погонь хватало. С лихвой! Пьяные водители не любят останавливаться по требованию инспектора, приходилось преследовать...

Но и в дорожно-патрульную службу я не сразу попал, сначала поработал в дежурной части. По образованию я инженер-механик, окончил автодорожный факультет Пермского политехнического института, пять лет учился на стационаре, жил в студгородке за Камой. После окончания учебы пробовал себя в бизнесе, занимался продажей машин и запчастей, был мастером в автосервисе. Но понял, что это не мое. Вернулся из Перми в Добрянку, пошел в органы внутренних дел. Правда, в четырех стенах быстро заскучал. Хотелось куда-то поближе к транспорту, к практической работе. Так и стал инспектором ДПС.

Офицерское звание у меня еще с вузовских времен, военная специальность - командир дорожного комендантского взвода. Поэтому в ГАИ сразу начинал лейтенантом.

- Вы так и не рассказали про погони.

- Ничего особо запоминающегося. В общем-то, все стандартно: нарушитель убегает, ты преследуешь. Нужна моментальная реакция. Раздумывать обычно некогда, все происходит быстро. Пару раз чуть не улетал с трассы из-за гололеда. По весне дорога местами уже сухая, но кое-где лежит лед, подтаивает под солнцем, становится очень скользким. В итоге я терял управление машиной... Пьяному, как говорится, море по колено, он мчит вперед, не разбирая дороги, а я старался и не отстать, и аварию не спровоцировать...

У нас есть наряды, обеспечивающие безопасное движение на трассе, ведущие профилактическую работу с нарушителями правил дорожного движения.

А я был так называемым выездником, занимался разбором ДТП. Насмотрелся за пять лет, такие аварии видел, что даже описывать страшно. Люди гибли семьями. С маленькими детьми...

К подобному зрелищу нельзя привыкнуть. Каждый раз потом сердце болело. Настоящая драма...

О спасении и потере

- Спасать кого-то приходилось?

- Был случай... После суточного дежурства мне полагался отсыпной день. Проще говоря, выходной. Отдохнул я и поехал в Пермь по делам. В районе деревни Ивановка есть "зебра" для пешеходов. Вы сегодня тоже там проезжали по пути в Добрянку.

Дело было летом, только-только прошел грибной дождь. И на этом пешеходнике мужчину сбила машина. Солнце ослепило водителя, тот не заметил дедушку, переходившего дорогу. Бабушка успела проскочить, а старика накрыло. Сильно ему досталось... Переломы, внутренние повреждения...

Я оказался на месте буквально через минуту после происшествия. Уже остановились несколько машин, из них вышли люди. Больше всего меня поразило, что никто не бросился к пострадавшему. Растерялись при виде крови или испугались. Одни звонили куда-то, другие стояли в ступоре.

А человек-то лежал, может, последние силы терял...

- Типичная история. При любом ЧП кто-нибудь обязательно будет не помощь оказывать, а снимать фото и видео, чтобы потом выложить в соцсети.

- Есть такая проблема...

Словом, начал подручными средствами из аптечки перебинтовывать дедушку. Остановил кровотечение, старался удержать его в сознании до приезда "скорой". Врачи первым делом отругали меня за то, что работал без перчаток. "Куда лезешь грязными ручищами? Заразу разносишь!" А где я мог взять перчатки в той ситуации?

- Вы в полицейской форме были?

- Нет, конечно. Легкая футболка, шорты, на ногах - сланцы. Я же ехал по личным делам.

В общем, "скорая" увезла дедушку, и я отправился дальше в Пермь. Чем дело кончилось, не знаю, справок не наводил, но на дороге сделал, что мог. Надеюсь, все обошлось...

Хорошо помню своего первого погибшего... Старенькая Honda Accord, праворукая еще, залетела под фуру, водителя зажало между рулем и сиденьем. К моменту нашего приезда пульс прощупывался, хоть и слабо. Тоже куча мужиков собралась, водители дальнобоев ломы притащили, мы вместе пытались дверь отжать, достать человека. Не успели, погиб...

И такое бывало. Потом, конечно, в голове гоняешь: все ли правильно делал? Может, в чем-то ошибся?

За рулем ведь часто решает мгновение. Отвлекся на долю секунды - и...

У инспектора тоже работа напряженная, нервная. Надо постоянно контролировать ситуацию, следить за движением транспортных средств, страховать напарника. Требуется много сил, энергии, бдительности.

О переходе в угро

- Почему ушли в уголовный розыск?

- Начальник отдела полиции Добрянки Андрей Отинов предложил. Он уже несколько лет на пенсии.

Ну, и мне захотелось попробовать что-то новое, служба в ГИБДД немножко приелась. В угро надо больше головой работать, здесь чаще возникают нестандартные ситуации.

На дороге все более-менее понятно: водитель превысил скорость, пересек сплошную, ехал без ремня. Инспектор остановил его, оформил протокол, выписал штраф, попрощался и забыл.

Следующий. Следующий. Следующий. Работа на автомате...

А в уголовном розыске постоянно шевелишь серым веществом, планируешь шаги, продумывая операции.

- С какими преступлениями чаще сталкиваетесь?

- В основном, кражи имущества. Реже грабежи. То продукты из магазина утащат, то телефон уведут...

- Добрянка - город маленький. Тут, наверное, все друг друга знают?

- Все равно стараюсь лишний раз не афишировать, что являюсь оперативным сотрудником. Даже не все знакомые в курсе, чем именно занимаюсь. Когда история с фурой получила огласку, многие спрашивали: "Ты вроде в ГАИ работал?" Хотя прошло почти четыре года, как ушел оттуда.

- Вы же местный?

- Да, родился и вырос в Добрянке. Только на учебу в Пермь уезжал. Ну, и по гражданке немного пожил там.

Отец с матерью, можно сказать, старожилы. Познакомились, когда приехали на строительство Пермской ГРЭС. Электростанция до сих пор одна из мощнейших в России и самая крупная в нашем крае.

Мы с братом тут родились. Сергей на шесть лет старше.

Евгения, моя жена, тоже из Добрянки. Учились в одной школе. У нас две дочери - Маша и Даша.

На этом давайте поставим точку в разговоре о семье, обойдемся без лишних подробностей. Работа у меня такая...

О ходячем чуде

- Похожа на ту, которую в кино про ментов показывают?

- Честно говоря, редко их смотрю. Время терять жалко. Несколько раз натыкался на сериал "След", где любые преступления раскрывают за двадцать минут. Самые резонансные. Что-то там в компьютере поискали, по клавишам потыкали - и все, дело в шляпе. Конечно, это сказки, ходячее чудо.

Остается удивляться, почему мы так не работаем, если все столь просто? Или, может, я не в той полиции служу? Анекдот, честное слово! Понятно, это художественный вымысел, но какие-то рамки надо соблюдать.

В реальной жизни все не так легко и красиво.

- Никогда не жалели, что пошли в полицию?

- Здесь работаешь и сознаешь, что приносишь пользу обществу, как бы громко ни звучало. Я живу в Добрянке, тут моя семья, дети, жена, родители, брат. Хочу, чтобы родной город был безопасным, люди могли спокойно ходить по улицам, ничего не остерегаясь. Мне кажется, вполне достойная цель.

- Спору нет. Я о другом. К служивым в нашем обществе относятся, скажем так, по-разному.

- Это правда. Но если случается что-то плохое, люди все равно звонят по номеру 102, обращаются за помощью к полиции. Мы и нужны, чтобы оберегать права граждан, защищать их законными способами.

- Но если при знакомстве вас спрашивают, кем работаете, что обычно отвечаете?

- Говорю, как есть. Офицер полиции. Зачем обманывать? Дальше уже дело конкретного человека. Захочет - будем общаться, а нет, значит, нет.

Был как-то случай. Мы семьей отдыхали в Крыму, ездили в Судак на машине. Я тогда еще инспектором ДПС работал. В соседнем номере жила семья из Подмосковья. Папа, мама и ребенок. Мы сдружились, хорошо проводили время. Как-то вечером погуляли, купили местного вина, закуску, сели, пригубили. Парень задает традиционный вопрос: "Чем по жизни занимаешься-то?" Предлагаю: "Сначала ты расскажи". Он отвечает: "Да вот бизнес у меня. Тут, там, сям. А ты?" Говорю: "А я - инспектор ДПС".

Смотрю, человек за секунду протрезвел. Из его предыдущих разговоров я уже знал, он не любит нашего брата. Видимо, любитель слегка нарушать правила дорожного движения, такой собиратель штрафов.

Ничего страшного! Пару минут ему понадобилось, чтобы переварить информацию, все переосмыслить, а потом мы продолжили нормальное общение. Лет шесть после той поездки прошло, а наши жены до сих пор периодически переписываются, созваниваются. Ну, и мы тоже связь не теряем.

Все зависит, повторяю, от конкретного человека. Нет единого правила. Я тоже не всегда погоны носил, пять лет после института работал по гражданке и в органы правопорядка не с другой планеты прилетел. В Добрянке я свой, а служба только добавляет ответственности перед земляками.

Об ответственности и обязанностях

- Евгении вы сразу рассказали историю с фурой?

- Нет, жена узнала от третьих лиц. У нее подружка работает в нашем отделе полиции, та и сообщила. Я же вам честно сказал, что не придавал эпизоду на дороге какого-то значения. Стечение обстоятельств.

- Как жена в итоге отреагировала?

- Удивилась: "Когда ты успел-то?" В тот день у нас было запланировано семейное мероприятие, и Женя часто звонила мне по телефону, задавала уточняющие вопросы. Я постоянно ей отвечал, не пропускал вызовы. Вот жена и недоумевала: "Не понимаю! Ты же все время был на связи. Почему мне ничего не сказал? Должна новости о тебе через кого-то узнавать". Я объяснил, что за фурой бежал недолго, дело, в общем-то, минутное, а потом спокойно сидел, бумаги составлял.

Минуты славы: благодарственное письмо уполномоченного по правам человека в Пермском крае Павла Микова, заметки в местных СМИ...

- Отругала, словом?

- Переживала. Это нормально. И многие родственники потом говорили, мол, работа у тебя, конечно, ответственная, но ты все-таки поосторожнее, береги себя.

- Ну да, не выбегай на встречку... Кстати, нашли тех, кто слил топливо из дальнобоя, с которого вся история началась?

- Честно? Не знаю. Дело ведет другой оперативник. Я съездил 15 октября на вызов, все зафиксировал, провел первоначальные мероприятия и передал расследование тому, кому положено.

- А в ваши обязанности что входит, Александр?

- Если не дежурю по отделу, занимаюсь розыском преступников, без вести пропавших, устанавливаю личности неопознанных трупов. Периодически случаются пожары с человеческими жертвами, люди тонут в Каме. Обнаруженные тела не всегда удается сразу идентифицировать.

Приходится и в архивах копаться, и с населением много общаться, искать связи, контакты тех, кто по каким-то причинам попал в розыск.

- Дальнейшие творческие планы?

- Работать. Все предельно просто.

- А поступить в академию МВД, чтобы потом получить повышение по службе?

- Точно не мое, не хочу. Чтобы сделать карьеру, обязательно нужно юридическое образование. Родные подталкивают, иди, мол, учись, пока молодой. Сопротивляюсь. Не созрел, наверное.

Ну какой из меня начальник? Нет, на земле лучше работается. Чем ближе к людям, тем больше пользы. Да и уезжать из Добрянки не собираюсь, родители здесь, корни.

О Жеглове и Шарапове

- Но ведь, как говорится, не работой единой... Охотитесь, рыбачите?

- Летом с братом можем забросить спиннинг с лодки. Фактически живем на берегу реки, рыба в Каме, к счастью, не перевелась. Есть и окунь, и судак, и щука, и сорога, и лещ.

Правда, не скажу, что мы заядлые рыбаки. Берем небольших щурят килограмма на полтора. За крупной рыбой надо ехать вверх по течению в Усольский район.

- Банька?

- Есть на даче у родителей...

Не скрою, приятно, что вы проявили такой интерес ко мне, не поленились из Москвы приехать, но не могу отделаться от чувства, что не заслужил этого. Пожарные в огонь лезут, спасают других, рискуя жизнью. Врачи последние два года, образно говоря, тоже не выходят из окопов, воюют с пандемией. Я обеспечиваю безопасность, правопорядок. Это моя работа, профессия.

- Не соглашусь, Александр. В конце концов, вас в машине было трое, но выскочили вы один.

- Ну, может, из-за того, я за рулем находился.

- Слабый аргумент. Ладно, Анастасия - девушка, но Ярослав почему не побежал следом?

- Он пытался привлечь внимание водителей других машин, предупредить об аварийной ситуации...

Опять вы записываете меня в какие-то герои, а я искренне хочу, чтобы все немножко устаканилось, меня не дергали, не отвлекали и дали спокойно работать.

Я даже в праздничные дни, новогодние каникулы часто на службе. Когда страна отдыхает, мы на посту, у нас идет усиление, поскольку именно в выходные нередко происходит много всякого безобразия. По крайней мере, мы всегда готовы, что оперативная обстановка может усложниться.

- Какой-то вы очень правильный, Александр... Вот в Крым минувшим летом ездили, сколько дней у вас дорога заняла?

- Ну, я один был за рулем. Почти трое суток в пути, с двумя ночевками.

- Штрафов много собрали?

- Один привез. За превышение скорости. Стараюсь ездить аккуратно, не лихачу. С нами же дети были.

- А сплошные пересекали?

- Исключено. Это одно из тех правонарушений, которое приводит к тяжким последствиям.

- Сдаюсь! Я понял: передо мной образцово-показательный майор... Последний вопрос: кто вам по духу ближе - Жеглов или Шарапов?

- Это сотрудники МУРа из фильма "Место встречи изменить нельзя"? Не поверите, но скажу как есть: не смотрел сериал. Вот такая петрушка...

- Наконец-то! Хоть один изъян нашелся.

- Конечно, я слышал фразу про вора, который должен сидеть в тюрьме, другие афоризмы. В курсе, что Глеба Жеглова сыграл Владимир Высоцкий, а режиссером был Станислав Говорухин, но...

Как-то вот прошел я мимо этого фильма.

- Может, вы на голливудских блокбастерах воспитывались? На Шварценеггере со Сталлоне?

- Понимаете, я не мечтал с детства, что вырасту и стану сыскарем или опером. Так сложилось. Но, кажется, в итоге я нашел свое место. Мне нравится в полиции. И пользу другим вроде бы приношу.

А "Место встречи" я обязательно посмотрю.

Даже подходящего случая ждать не буду. Раз пообещал, значит, сделаю...

Добрянка, Пермский край - Москва.

Редакция журнала "Родина" в очередной раз благодарит за помощь в работе директора филиала "Российской газеты" в Перми Дмитрия Веремчука и сотрудников отдела информации и общественных связей ГУ МВД РФ по Пермскому краю.