20idei_media20
    09.03.2022 10:35
    Рубрика:

    Корреспондент "РГ" съездил на одну из самых впечатляющих экскурсий Египта

    Египет не закрыл границу для наших туристов. Что предлагают там посмотреть?
    Восхождение на Синай - один из самых популярных туров египетского туризма.
    Reuters
    Reuters

    Они идут в кромешной тьме, подсвечивая путь над пропастью карманными фонариками. Идут немцы, англичане, французы, итальянцы... Японцы идут. И конечно, русские. И так каждую ночь, с перерывом на два выходных. Воистину чудны дела твои, Господи. В рекламных буклетах и листовках эта экскурсия незатейливо зовется "восхождением на гору Моисея с посещением монастыря Святой Екатерины". Однако это так же раскрывает суть дела, как пересказ романа "Война и мир" в сухой газетной заметке.

    Если вы окажетесь на Синае (в Шарм-эль-Шейхе, Дахабе или где-то еще), то не отказывайтесь от этого удовольствия. Хотя и непростого. Во-первых, надо приготовиться к тому, что этой ночью поспать если и удастся, то часа два, не более. Где-то около полуночи автобусы начинают собирать туристов по всему побережью и везут их в глубь полуострова.

    Когда в три часа мы подъехали к стенам монастыря, стояла кромешная тьма. Гид раздал нам фонарики и спросил:

    - Ну что, друзья-христиане, подниматься будем босыми, как Моисей, или пойдем в обуви?

    Христиане неуверенно посмотрели на свои ноги, обутые в кроссовки, а затем посветили фонариками вокруг. Острые камни, острые зубцы скал. Б-р-р-р. Шутка была по достоинству оценена.

    Впрочем, сам видел: одна российская девица шла в гору, обутая в туфли на высоком каблуке. Как она это испытание выдержала - одному Моисею известно. Девушку, видимо, уговорили участвовать в экскурсии прямо у стойки бара в ночном клубе.

    "Друзья-христиане, подниматься будем босыми, как Моисей?"

    Вокруг было темно, как в чулане. Подсвечивая тропу фонариками, мы гуськом поднимаемся вверх. Тропа, как и положено, извивается по склону серпантином - в этом любой может убедиться, посмотрев назад или вперед: сотни огоньков змейками светятся в ночи, придавая нам уверенности. Мы явно не одни на этом пути.

    А на небосклоне среди звезд широко разлегся Млечный Путь. Низкий и густой, как сметана.

    - Очень красиво, - с готовностью подтверждает гид. - Но на ходу лучше смотреть не на звезды, а под ноги. И идти надо не по краю тропинки, а прижимаясь к скале. Завтра утром, когда будете возвращаться назад, вы сами поймете, почему.

    Путешествие начинается и заканчивается у монастыря Святой Екатерины. Фото: Владимир Снегирев

    Мы движемся дальше, пропуская вперед седоков на верблюдах и их проводников. Подъем между тем становился все круче. Дыхание делается тяжелым. Кажется, что уже нет никаких сил. И тут темнота растворилась, впереди послышались голоса, и в ночи возник оазис в виде убогой лавчонки, освещаемой керосиновыми лампами. Отдохнем? Но наш гид тут как тут.

    - Хитрые бедуины! - раздается из темноты его голос. - Они знают, что в первый раз европейцев покидают силы именно в этом месте. Если сейчас вы расслабитесь, наедитесь и напьетесь, то подняться наверх сможете только верхом на верблюде.

    Верхом оно, конечно, легче, но и затратнее. Да и стремно: верблюд большой, неуклюжий и может сорваться в пропасть.

    Через час, у очередной лавчонки (всего их на подъеме пять или шесть), гид позволяет минут 15 отдохнуть и перекусить. К этому времени мы поднялись уже так высоко, что ярко освещенный монастырь Святой Екатерины превратился в небольшое светлое пятнышко, слабо мерцавшее далеко внизу. Так далеко, что стало страшновато. Неужели весь этот путь пройден своими ногами и за какие-то два часа! У последнего бедуинского привала пешие путешественники делают короткую остановку перед самым сложным подъемом, а седоки сползают на землю с верблюжьих горбов, чтобы дальнейший путь к вершине пройти своими ногами. Тропинка, ведущая на пик, становится такой крутой, что верблюду здесь не пройти. Слава Богу, есть валуны, аккуратно уложенные монашескими руками в виде ступеней. Но по ним уже не идешь, а ползешь, карабкаешься, помогая себе руками. Чем ближе к вершине, тем резче и холоднее ветер. Температура воздуха - не более пяти градусов (дело было в мае). Начинает светать. Воздух становится прозрачным и сиреневым. До вершины остается совсем немного. Мобилизуя остатки сил и воли, делаю последние шаги. Из-за виднеющегося впереди огромного валуна раздается какое-то непонятное монотонное гудение. Что это? Еще несколько метров. Ура! Вот она - вершина!

    Любое восхождение - доблесть. Но восхождение на Святую Гору еще и ни с чем не сравнимая благодать... Фото: Владимир Снегирев

    05.15 утра. Небо на востоке светлеет с каждой минутой. Гудение усиливается. Это японцы, которые пришли, конечно, первыми и заняли самые безветренные места, теперь громко молятся, воздевая руки к небу.

    Наконец из-за горы показывается краешек солнца. И общий вздох проносится по скале:

    - Господи! Спасибо за то, что Ты дал нам новый день!

    Сотни людей, кто как устроившись на валунах, облепили всю вершину. Они неотрывно смотрят на восходящее солнце и шепчут что-то свое. Забыты тяготы пути. Никто не обращает внимания на лютый холод. Да, ради этого стоило карабкаться по скалам.

    Любое восхождение - доблесть. Но восхождение сюда, на Святую Гору, это еще и ни с чем не сравнимая благодать, это как побывать на службе в самом намоленном храме. Раскаленный солнечный диск торжественно всплывает над горизонтом, скалы окрашиваются в красный, а потом в розовый цвет, и почти сразу становится тепло.

    Теперь понятно, почему восхождение происходит ночью. Конечно, увидеть восход - это сильно. И избежать дневного зноя - это желание тоже объяснимо. Но мне кажется, есть у хитрых египтян и другой мотив: мало кто полезет на скалы среди бела дня, уж больно устрашающе выглядит знаменитая гора. А так, в темноте, не видя ни страшных пропастей, ни крутых склонов, все потихонечку добредают до цели.

    Спуск при свете нежаркого утреннего солнца проходит без особых проблем.

    Внизу обязательное посещение христианского монастыря, одного из самых древних в мире. Чашечка кофе. И - снова к радостям пляжей Красного моря.