20idei_media20
    16.03.2022 07:36
    Рубрика:

    Режиссер Роман Габриа переселил тюменского Каренина в эпоху оттепели

    Два раза стартовать премьерой в нынешнее время - абсолютный шик, но Тюменский Большой драматический театр пошел на это осознанно: социальная драма "Каренин А." по роману Льва Толстого "Анна Каренина" в инсценировке петербургского режиссера Романа Габриа сначала шагнула на малую сцену, а спустя две недели на главную площадку.
    Тюменское концертно-театральное объединение
    Тюменское концертно-театральное объединение

    "Несправедливо, когда прекрасный спектакль могут посмотреть максимум 212 человек, - объявил директор ТБДТ Сергей Осинцев. - Поэтому перенесли, а там - другой свет, дополнительные декорации, зритель, который далеко, и антракт". Сам Габриа, ранее поставивший в Тюмени "Грязнулю", "Пушкина, Моцарта и Сальери", "Господ Головлевых" и намеревавшийся в самом начале пандемии сделать мощных "Бесов", так расшифровывает ремарку про дальность-близость действия к залу: "Я сразу предложил команде репетировать… кино. Наш "Каренин" - фильм и по монтажным стыкам внутри материала, и по способу существования артистов. Мы развлекаем народ, который приходит в гости. При том сами остаемся за стеклом".

    За стеклом - всемирно известная история, но не в оптике Анны Аркадьевны, а ее супруга Алексея Александровича, чья трагедия ничуть не меньше. Вдохновившись пьесой Василия Сигарева, который первым обратил внимание на иную "расстановку печалей", Габриа решился на собственную инсценировку и тоже особым образом переставил фигуры. Каренин (Александр Тихонов) - большой партийный человек, который должен во всем оставаться эталоном, атеист, коммунист и прочая-прочая. Анна (Полина Егорова) - молодая женщина, ищущая свободы, которой душно и в квартире с удобствами, и на министерской даче, и в правительственных вагонах скоростного поезда. Не душно лишь с Вронским. Где Вронский, там твист, скачки, вино.

    На пресс-конференции накануне большого показа режиссер советовал отключить голову и включить сердце. Мол, когда заводишь мозг, то ждешь от постановки ответов.

    - А у нас как у авторов их нет. Есть только вопросы и размышления на тему, - парировал он.

    Отключиться не получилось. А найти ключи, тем не менее, - да. Обманутый муж ненавидит предавшую жену. Но даже в ненависти продолжает заботиться о ней. В крахе семьи Карениных виновата не возрастная разница супругов, как виделось на уроке литературы в школе (что там только не виделось!), а обыкновенное чувственное несовпадение, идущее из детства. Кто мог научить сироту Алексея особо лелеять "скрипку на своем плече" (несколько раз по ходу спектакля он читает пронзительный стих Давида Самойлова)? Да никто! Сам учился, как мог, окружая вещами, исполнением прихотей-желаний. Кто мог подсказать Анне, как любить возрастного мужа? И тут не нашлось учителя. "Повсюду ложь…" - вздыхая, тянет она. Все знают, чем это закончилось.

    Перенос героев в 60-70-е годы - намеренный ход режиссера.

    - Мне показалось, что конфликты из романа Толстого станут ярче, понятнее, если их развернуть в эпоху оттепели. Тогда были сняты многие запреты - художники начали рисовать абстракцию, новые мастера появились в кино и литературе - они рассказывали не о квадратном, а о рефлексирующем человеке. Люди задышали, - объясняет Габриа.

    Его прием не претендует на спор с трудом Льва Николаевича, не соревнуется с ним и не желает заменить. Хочешь читать книгу - бери да читай. Спектакль - всего лишь двухчасовое времяпрепровождение, рассказ в кратком изложении (кто же не пользовался специальными сборниками с "выжимками" для подготовки к экзамену по литре?!). Да, своеобразный эксперимент, больше визуальный, нежели словесный. Габриа - мастер делать акценты на цветовых пятнах, сдержанно, без шока, вместе с художником по костюмам одевать актеров: маленькое черное платье - это маленькое черное платье, желтое платье из жатки - без добавления других одежных слоев. В предметах быта все тоже чисто, без примесей: трибуна с гербом, обшитая деревянными рейками, с которой каждый герой обращается в зал стихами свободных поэтов, длинный-длинный стол из того же "мебельного набора", по разные концы которого живут супруги Каренины, проигрыватель, лампа с красным абажуром, телевизор на передвижной этажерке - оба тоже красные, синие - телефонный аппарат и детский стульчик. Роман признается, что антураж рождался под влиянием художника. Увы, это имя я не разгадала.

    Несомненная удача - вывод в роли Анны молодой актрисы Полины Егоровой, которая только-только пришла в коллектив (в предпоследней премьере "Прощание в июне" Владимир Орел тоже отдал ей место лидера).

    - Мне нравится, что в Тюменской "драме" нет главного режиссера - это дает артистам возможность пробовать себя в разных направлениях. Не костенеть. Я хотел подарить ансамблю, обладающему гибкой природой, с которым интересно заниматься поиском, новый опыт. А выбор Полины - стратегический ход, поскольку от нее единственной я не знал, что ожидать - со всеми остальными знаком с 2016 года, - рассказал постановщик.

    А что касается переноса спектакля из одного зала в другой… В большом он, думается, стал тягучее. Тягуч первый акт. Второй динамичен, и это как бальзам. Все же еще одно действие - серьезнейшая добавка. Возможно, раз за разом посшибается лишнее и где-то ускорится. Могучесть-медлительность - это про Льва Николаевича. Но Габриа - это Габриа, который еще в 2017-м году говаривал, что в театре хороши все жанры, кроме скучного.