17.04.2022 19:10
    Рубрика:

    Что поможет бюджету не потерять доходы от добычи нефти, угля и газа

    Наибольший риск для бюджета России несет не снижение экспорта нефти, газа и угля, а падение из-за этого их добычи, которое приведет к уменьшению налоговых поступлений в казну. Постепенный отказ от наших углеводородов западных стран уже происходит. Если он ускорится по политическим причинам, то все выпадающие объемы поставок на Запад перенаправить на Восток не получится. И выходом в такой ситуации будет увеличение внутреннего потребления и расширение инфраструктуры для наращивания экспорта в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

    В апреле добыча нефти в России снизится на 4-5% по сравнению с мартом из-за изменения маршрутов доставки, проблем со страхованием и фрахтом судов, в начале месяца заявил вице-премьер Александр Новак. Если брать мартовские результаты поступления средств в бюджет от добычи нефти (1,08 трлн рублей), то снижение производства на 5% - это 54 млрд рублей. При этом экспортная пошлина на нефть в марте принесла 88,1 млрд рублей. То есть снижение отгрузок нефти за границу даже на 50% окажет меньшее влияние на пополнение казны, чем анонсированное падение добычи.

    Но добыча углеводородов в России привязана к их экспорту. В 2021 году за границу было отправлено 43% нефти (из них более 60% ушли в Европу), 31% газа (в Европу - почти 75%) и свыше 50% угля (в Европу - свыше 22%). Поэтому снижение поставок в западном направлении будет приводить к падению показателей добычи.

    Инфографика "РГ" / Александр Чистов / Сергей Тихонов

    На первый взгляд наиболее критично выглядят цифры по нефти. Но на деле именно ее экспорт проще перенаправить в страны АТР. Основная часть поставок за границу происходит морем, по трубопроводу "Дружба" в Европу в 2021 году было поставлено только 35 млн тонн нефти - чуть менее 7% от общероссийской добычи. Конечно, морские поставки из портов Балтики и Черного моря в близлежащие страны Европы - это совсем не то, что транспортировка вокруг континента через Суэцкий канал в Китай или Индию. Но с учетом рекордных котировок барреля затраты на доставку отбиваются. Большей проблемой является замена танкеров, для поставки в АТР нужны суда другого класса и грузоподъемности.

    По мнению главы Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, в результате снижения экспорта добыча нефти в нашей стране может упасть максимум на 10%. Моментальный отказ от наших нефти и газа для стран Европы невозможен по экономическим причинам, на это потребуется 4-5 лет - по нефти и 6-8 лет - по газу. Но в дело может вмешаться политика, решение может быть принято европейскими чиновниками вопреки здравому смыслу, отмечает эксперт.

    Самая сложная ситуация - с газом. Основной поток экспорта уходит на Запад. Объемы нашего производства сжиженного природного газа (СПГ), не зависящего от трубопроводов, сейчас составляют около 42 млрд кубометров в год и серьезно вырасти должны только к 2025-2026 году. Причем с учетом запрета ЕС на поставки в Россию оборудования для заводов СПГ и эти сроки могут быть скорректированы. С Китаем есть договоренность о строительстве газопровода с Дальнего Востока на 10 млрд кубометров, и в процессе согласования находится проект газопровода "Союз Восток" через Монголию мощностью до 50 млрд кубометров в год. Но реализация этих проектов - дело не одного года, и пока единственный рабочий маршрут поставок газа на Восток - "Сила Сибири", который только в 2025 году должен выйти на проектную мощность в 38 млрд кубометров в год. Для сравнения, мощность наших газопроводов в сторону Европы без учета транзита через Украину и поставок в Турцию - 158 млрд кубометров (включая "Северный поток-2").

    С углем схожая ситуация, возможности железнодорожной инфраструктуры на Востоке ограничены, но здесь Россия не так зависит от поставок на Запад. Основные объемы экспорта идут в страны АТР, а какую-то часть поставок получится осуществлять через западные порты.

    В результате, если отталкиваться от показателей 2021 года, снижение добычи нефти и газа только на 10% в этом году уменьшит поступления в бюджет на 812 млрд рублей (3,2% от всех доходов - 25,3 трлн рублей). А учитывая рост цен на нефть и газ, экспортную пошлину, эффект на рынок труда и заказ промышленности, потери могут быть значительно больше.

    Выход здесь напрашивается один - не допустить снижения добычи можно ростом внутреннего потребления. По самой уязвимой для российского экспорта позиции - газу, с точки зрения управляющего партнера КПМГ в России Антона Усова, оптимальным решением остается внутренняя газификация регионов РФ, которая позволит увеличить внутреннее потребление "голубого топлива".

    Еще одной из возможностей увеличения внутреннего спроса на нефть и газ в России является наращивание их использования в нефтехимическом производстве, считает партнер департамента консалтинга "Делойт и Туш" Йорг Дорлер. Но строительство химических заводов занимает несколько лет, и в России оно сильно зависит от использования иностранных технологий, а также привлечения заемных средств, которые часто выделялись западными банками. С учетом вышеперечисленных проблем расширять химическое производство будет очень сложно, считает эксперт.

    С этим согласен главный аналитик компании "Открытие Инвестиции" по нефтегазовому сектору Алексей Кокин. По его мнению, развитие энергоемких производств может повысить внутреннее потребление нефти и газа, но для этого нужен доступ к технологиям и рынкам.

    С точки зрения Симонова, проблемы с технологиями мы создали себе сами, растеряв их за последние тридцать лет. Теперь их нужно воссоздать, но уже с учетом последних наработок иностранных производителей. Он считает, что переработка нефти и газа может способствовать поддержанию уровня добычи, но производство обязательно должно быть привязано к смежным отраслям, например, к выпуску удобрений или упаковки.