17.04.2022 22:50
    Поделиться

    Кого пугает украинский омбудсмен

    Украинский омбудсмен Людмила Денисова чуть ли не со слезами на глазах оповестила мир в соцсетях об отвратительных условиях содержания беженцев из Мариуполя в "закрытом лагере" под Пензой. Цитируем буквально дословно: "Это закрытое заведение, обнесенное забором и охраняемое, на въезде есть КПП. Свобода передвижения наших граждан ограничена - покидать лагерь запрещено". И еще, чтобы до конца шокировать западного обывателя: "У них нет одежды, обуви и даже... нижнего белья..."
    Наталья Саванкова

    Какая жуткая картинка! Но лично у меня этот бред, иначе и не назовешь, украинского омбудсмена, кроме грустной улыбки, ничего не вызвал: "Надо же так врать?" В пункте временного пребывания эвакуированных из Украины в поселке Леонидовка я уже была не раз. Ничего подобного не видела. Но снова сажусь в автобус - он ходит из города каждый час - и отправляюсь к беженцам: "А вдруг?!"

    Раньше на месте пункта временного пребывания размещалась воинская часть, рядом с которой построили городок со всеми удобствами, детскими площадками и газонами. Но вскоре часть расформировали, а общежития остались. В них и поселили беженцев. Двухэтажные корпуса действительно огорожены забором - из прозрачной сетки, чтобы к ним не забредали дикие животные. Да, есть и был КПП. Но досматривают на нем въезжающие машины с гуманитарной помощью, а людям можно свободно пройти пешком в обе стороны. Вместе со мной в городок зашла супружеская пара - в пакетах из магазина лимонад и сладости. А по дороге навстречу шли еще несколько мужчин - по делам в город. "Говорят, вам не разрешают покидать территорию?" - спрашиваю у них. "Да вы что? Я уже пятый раз по делам хожу. Мне нужно было на рынок за сигаретами и оформить банковскую карточку", - отвечает один из них.

    Сегодня в городке - более 600 жителей Мариуполя, из них около 150 - дети. Каждая семья располагается в отдельной комнате, где есть душевая кабина и туалет. Если вспомнить про трехразовое питание, то отчасти условия даже похожи на санаторные. Кстати, захожу в столовую. Узнаю, что на обед: салат из свежих огурцов, солянка, плов и булочка с компотом. В порциях не ограничивают - напротив, предлагают добавку. Здесь же столуются и помогающие переселенцам волонтеры. "Свой обед я съел, а другой отнесу прибывшей из Украины бабушке. Она после ранения не ходит, мы с ней подружились", - рассказывает студент Пензенского колледжа транспортных технологий Кирилл Кулешов. Ребята дежурят по очереди.

    На каждом этаже есть общая кухня с электрическими плитами и посудой, а еще - стиральные машинки и сушки для белья. На всей территории городка - бесплатный интернет. "В последние годы мы и дома так не питались. Пенсия у меня 3000 гривен, а за коммуналку нужно отдать 2400. Мясо и молочку себе позволить не могли. Спасибо, дети помогали. Зато бандеровцы в городе были хозяевами жизни", - со вздохом рассказывает Людмила Волошкина.

    В Леонидовку она приехала к сыну и невестке, которые первыми эвакуировались в Пензу. Почти месяц они считали родителей пропавшими без вести. И вот тут я услышала рассказ, в чем-то напоминающий слова украинского омбудсмена. "Мы жили в Мариуполе, а родители - в двух остановках от нас. Сначала отключили свет, потом воду и газ. Готовили еду на костре, который разводили прямо на лестничной площадке. Топили в кастрюльке снег, поскольку выходить из дома за водой было опасно. Связи тоже не было. Мы не знали, живы ли мои свекры. Так продержались до 20 марта. Продовольствие закончилось, а выстрелы не стихали. Стали узнавать, как эвакуироваться. Но с украинской стороны стреляли на поражение по всем - не разбирая, кто идет. Снайперы сидели почти в каждой многоэтажке", - рассказывает Юлия Хорольская.

    ...Они рискнули и вышли к батальонам ДНР. А затем оказались в России. На две недели позже из Мариуполя выбрались их престарелые родители. В Пензе семья воссоединилась. "Подали заявление на оформление вида на жительства, будем тут обживаться", - говорит Юлия.

    Прохожу по этажам здания. В холле на диванах у телевизора сидит молодежь. В новостях как раз показывали пункт временного размещения эвакуированных украинцев в Польше. Люди вповалку лежат на матрасах в спортзале. "У нас условия намного лучше", - замечает 20-летний Тофик Котов. Он тоже ждет оформления миграционных документов, чтобы устроиться на работу электромонтером. "А как настроение? Вот украинский омбудсмен считает, что подавленное и крайне тяжелое". "Пусть она в зеркало чаще смотрит и о себе лучше подумает. Мы, слава богу, из этого ада выбрались", - твердо говорит Тофик.

    В административном корпусе круглосуточно работает медпункт, где ведут прием терапевт, педиатр и психолог. В городке есть магазин, аптека и бесплатный автомат с питьевой водой. Приехавшие получают полисы ОМС или временное свидетельство, чтобы пользоваться бесплатной медицинской помощью. Жизненно необходимые лекарства выдаются тоже бесплатно. Есть инсулин и препараты гормонозамещающей терапии. Около 100 школьников из городка приступили к занятиям, на уроки их возят на автобусе. Учебниками и канцтоварами ученики обеспечены. Полтора десятка подростков посещают занятия в колледжах.

    Мои поиски "деятельных" и "неравнодушных" людей, со слов которых украинский омбудсмен живописал якобы "жуткую" картину жизни беженцев в пункте временного пребывания, успехом не увенчались. Недовольных я не нашла, хотя и поговорила не с одним десятком человек. Интересуюсь у Елены Роговой, уполномоченного по защите прав человека в Пензенской области, известно ли что ей о трудностях беженцев. Она заверила: "Я лично была там. Общалась с людьми, ни одной жалобы на условия проживания не поступило. Была, правда, просьба - найти обувь 47-го размера..."

    Признаюсь, мне как-то неловко говорить о морали и нравственности украинскому омбудсмену Людмиле Денисовой. Ведь ложь, как и шило в мешке, не утаишь. Правду фейком не спрячешь. Так что соглашусь, пожалуй, с мариупольцем Тофиком: чаще, украинские господа, смотрите в зеркало и думайте лучше о себе...

    Поделиться