О чем поведали походные журналы Петра и другие малоизвестные архивные документы

Государь на Олонецких водах

Сколько дней провел в Карелии, бывшем Олонецком уезде, российский государь, а с 1721 года император Петр Великий? Петрозаводский историк Михаил Данков уверен, что не менее 225 календарных дней.

О. Чумак. Рабочий посад на берегу Онежского озера.
О. Чумак. Рабочий посад на берегу Онежского озера.

- На чем основана столь конкретная цифра, Михаил Юрьевич?

- Я тщательно изучил переписку и походные журналы Петра Великого и Александра Меншикова, которые назывались "Юрналы". В полном виде они не опубликованы, хранятся в Российском государственном архиве древних актов. Их составитель - Иван Немцов, знаменитый бомбардир царя, строитель фрегатов "Сошествие Святого Духа" и "Скорый гонец", а с 1703 года корабельный мастер на Олонецкой верфи. Проштудировал я и журналы бомбардирской роты Преображенского полка. А еще при императоре был, говоря нынешним языком, пресс-секретарь Алексей Макаров, который отвечал за хронологию и фиксацию на бумаге всех действий царя.

Так и сложилось: на "Осударевой дороге" (174 версты от пристани Нюхча в Белом море до Повенца на Онежском озере) Петр провел 11 дней, на марциальных водах - 98, в заводской слободе у Онежского озера - 33, на Свирской верфи - около 83. Итого - 225 дней. Почти семь месяцев своей недолгой жизни!

Кусок железа, отсеченный от крицы Петром I. 2 марта 1720 года.

Работа

- Чем же они были наполнены?

- Первый визит царя к марциальноводскому "колодезю" состоялся 28 января - 17 февраля 1719 года. Вместе с ним на курорте пребывали супруга Екатерина Алексеевна, царица Прасковья Федоровна - жена брата Петра, царя Ивана V и Федор Матвеевич Апраксин, президент Военно-морского и Адмиралтейского приказов. Лечение для самого Петра, впрочем, сопровождалось привычной активностью. Он приглашал сюда нужных людей для принятия оперативных решений по проектированию и строительству, - в их числе знаменитые архитекторы Жан-Батист Александр Леблон, Стефен ван Звитен и Доменико Трезини. Посещал государь и местные "заводы", крупное металлургическое производство по литью пушек. Чудом сохранились несколько предметов, изготовленных собственноручно царем, - две железных полосы и крица (ком размягченного губчатого железа, образующийся при плавке железной руды в условиях низких температур), откованные в кузне завода. На крице, "отбитой" 2 марта 1720 года, надпись: "Сей кус отсечен от крицы трудами Его Царского Величества собственными руками под большим кричным молотом на Олонецких Петровских железных заводах". Другой металлический прут изготовлен монархом 21 февраля 1724 года "на Олонецких Петровских заводах в молотовой". Оба предмета хранятся в Государственном Эрмитаже.

Неизвестный художник. Дворец Петра. 1749 год.

Быт

- Где жили на водах петербургские "отдыхающие"?

- Для царя и его близких за очень короткое время возвели шесть государевых дворцов. Три из них в Марциальных водах - самого Петра, Екатерины Алексеевны и Прасковьи Федоровны. Два дворца - для Петра Алексеевича и Александра Меншикова были возведены в заводской слободе, на этом месте сейчас городской парк культуры и отдыха. В конце 1990-х годов археолог Андрей Спиридонов со студентами Петрозаводского университета проводил здесь раскопки и обнаружил фундамент государева дворца.

Еще один дворец возвели на полпути между заводом у Онежского озера и древним карельским селом Пряжа. Сегодня это местечко так и называется - Половина. Но что это было за строение, никто не знает, - нет ни плана, ни изображения. Зато известно, что здесь летом 1719 года бывал Александр Меншиков. Как сообщается в его "Юрнале", он изволил откушать, а вот спать внутри отказался. Разбил палатку и отдыхал всю ночь на воздухе.

- Почему?

- Меншиков очень боялся тараканов. Да и Петр, когда велел подыскивать избы в Ладоге и в Тихвине для своей свиты, всегда ставил условие: чтобы не было тараканов, а в погребе хранилось охлажденное пиво. К тому же привычка спать на воздухе у Александра Даниловича появилась на "Осударевой дороге".

До нашего времени не сохранился ни один из шести государевых дворцов.

Но осталось свидетельство краеведа Ивана Кирилловича Чудинова, который в 1858 году опубликовал в "Олонецких губернских ведомостях" заметки о царских покоях:

"Во дворце комнат: спальня и токарная императора с прихожею; спальня императрицы с уборною, крестовая; зало с двумя каморами; мыльня с тремя уборными; хлебная и скатерная; кухня. В верхнем этаже зало с двумя каморами; подключная и два винных погреба. Из оставшейся мебели замечательны: в токарной стол с железными тисами, кровать государя с балдахином рудо-желтого цвета без занавесей и кровать государыни ореховая".

- Совмещенные спальня и токарная?

- О, это интересно! Государь в своей резиденции имел отдельную от Екатерины Алексеевны, сегодняшним языком можно сказать спальню-студию, которая совмещалась с токарной мастерской. Никаких перегородок и дверей в комнате не существовало. Царь-мастер мог посреди ночи стать к токарному станку.

Петр в кузнице. Русский альманах. 1858 год.

Отдых

- А чем еще он заполнял личное время?

- Об этом подробно говорится в походных журналах. В хоромах царь обожал "до ночи слушать часы", с наслаждением пел с "певчими концерты", не чурался "партесного" музицирования. Играл в биллиард, а с родными - в бирюльки. Суть древней русской игры: из кучи мелких игрушек вытащить специальным крючком одну, не рассыпав остальные. Играл в шахматы. Хотя особый интерес придавал забаве французских королей - "трукт-тафель": надо точно бросить каменный шар в выдолбленный желоб на длинном столе. Известно, что Петр наслаждался прогулками по аллеям березой рощи у Онежского озера, а в Марциальных водах любил подниматься в гору к дворцам Прасковьи Федоровны и Екатерины Алексеевны. Частенько выходил на лед Габозера.

"Петровская" железная полоса с кольцом на конце. 21 февраля 1724 года.

Кстати, никто и никогда не видел царя на лыжах, но, возможно, именно в Олонецком уезде Петр Алексеевич пытался их освоить. Это относится и к езде на оленьих упряжках. Сохранилось известие, что по его воле в 1722 году с Канина полуострова старообрядцы Выговского монастыря привели к дворцам стадо оленей. Естественно, зимние визиты Петра "на Олонец" заставляли придворную челядь специально готовить зимний гардероб. Царь предпочитал "епаничи суконные теплые на волчьем меху", кафтаны "на собольем меху", лисьи шапки, свареги и пимы "из оленьей шкуры, шерстью вверх".

Ну а в те дни, когда государю нездоровилось, он "гулял по всем каморам в доме" и принимал лекарство.

Неизвестный художник. Дворец Петра. 1749 год.

- Чем потчевали монарха олончане?

- Государь был прост в еде. Больше всего любил народные кушанья - щи, кашу, черный хлеб. В Великий пост питался фруктами и пирогами. Продукты на царский стол - кур, яйца, масло, творог и сметану, дичь, рыбу поставляли крестьяне из Шуйского погоста, Олонца, старообрядцы из Выговской пустыни и монахи Александро-Свирского монастыря. Сохранились свидетельства, что в 1724 году к приезду Петра Алексеевича олонецкий бургомистр Тимофей Балашев отправил на дворцовую кухню десять лучших телят и столько же молодых барашков.

Интересно, что царь возил с собой собственный прибор: деревянную ложку с отделкой из слоновой кости, вилку и железный нож с зеленой костяной ручкой.

Подробнее о кулинарных пристрастиях Петра - в нашем традиционном разделе "Кухня Родины".